nazrahКак известно, весной-летом этого года в Турции случился глубокий политический кризис, связанный с противостоянием светской и религиозной части элиты. Кризис возник, нарастал, а потом – разрешился. В полном соответствии с конституцией, народным волеизъявлением и демократическими нормами.

В Казахстане примерно в это же время тоже случился кризис: непонятным образом исчез парламент, сама собой переписалась конституция, «демократическая реформа» превратила страну в однопартийную диктатуру при пожизненном президентстве... После этого Астане надо претендовать на пост председателя не в ОБСЕ, а в Организации африканских государств. Прошу не усмотреть в этих словах намека на расизм: на «черном континенте» тоже есть вполне цивилизованные политические режимы. Но казахский истеблишмент берет пример вовсе не с них.

Почему политическая жизнь Турции и политическая жизнь Казахстана не похожи настолько, что кажется, эти две страны находятся на разных материках? Потому что турецкая элита разрешает политические кризисы с помощью общепринятых демократических процедур. А люди, которых держит возле себя Нурсултан Назарбаев, действуют как настоящие политические дикари. И даже хуже того... По неволе вспомнишь меткое замечание Е. Ертысбаева, в разговоре с покойным Н. Масановым сравнившего своего патрона с бабуином. Окружение президента острослов-министр ранжировал от макак и ленивцев до павианов и горилл.

Страсти венского леса

Рахат Алиев сломал решетку этого «обезьяньего питомника» и сбежал на свободу – в венский лес. Обстоятельства бунта в семействе бабуина по-прежнему не ясны, но это и не принципиально. Главное то, что разругавшиеся родственники ведут себя вполне по-обезьяньи, кидаясь друг в друга если не экскрементами, то письмами и разоблачительными документами, от которых пахнет так же дурно.

...В ответ на обвинения в убийствах Р. Алиев опубликовал заявления, в которых разоблачил подпольное финансирование правящей партии из средств казахского бизнеса, добытых с помощью настоящего рэкета.

....Чтобы не остаться в долгу, Назарбаев приказал в буквальном смысле слова разорить могилу некой молодой женщины, похороненной тайно 4 года назад под Шимкентом.

Не станем обсуждать, была ли Анастасия Новикова любовницей Рахата Алиева или даже его токал, второй женой. Не возьмемся строить догадки, погибла ли она насильственной смертью. Не будем выяснять, законным ли образом похоронили ее на некоем «заброшенном кладбище». Зададимся только одним вопросом: как казахстанская полиция, самая тупая в мире по общему мнению, смогла так быстро найти и идентифицировать труп, восстановить последовательность событий и даже – через четыре года в сырой земле! – установить в ходе «судебно-медицинской экспертизы», какие ее внутренние органы и как были повреждены.

Совершенно очевидно, что Н. Назарбаев и его окружение знали о трагедии «бедной Насти» с самого начала, что ее труп либо вообще не был захоронен, либо сразу после похорон был изъят из могилы и все эти годы хранился в специальном холодильнике. Зачем? Кто мог предположить, что через несколько лет труп понадобится для шантажа всесильного в те годы Рахата? Никто, кроме самого Назарбаева.

Здесь следует обнародовать версию, которую сформулировали члены неформального Клуба чекистов-ветеранов, который сложился в Алматы из бывших офицеров КГБ и КНБ. Согласно ей убийство Анастасии Новиковой произошло по приказу из Астаны, но отдал его вовсе не Р. Алиев, который действительно был привязан к молодой женщине и ребенку. Устранить «бедную Настю» потребовала Дарига Назарбаева, оскорбленная в своих чувствах, ревнующая к молодой сопернице и ее дочери. Надо помнить, что сама Дарига Назарбаева, несмотря на свои не самые юные годы, примерно тогда же родила Р. Алиеву дочь Венеру.

Зная, как легко президент Назарбаев идет на убийства своих политических соперников, у бывших чекистов нет оснований сомневаться, что соперников и соперниц детей президента ждет трагическая учесть.

Чего следует ожидать в ответ? Какой комок грязи полетит из-за забора венской резиденции бывшего посла в сторону Астаны? Тут простор для фантазии не ограничен: обстоятельства убийства З. Нуркадилова... трассирование миллиардных переводов из казахских банков в сингапурские и малазийские... сведения о длительном лечении Алии Назарбаевой, младшей дочери президента, в закрытой зарубежной клинике... В борьбе бабуинов с павианами хороши все средства.

Защита от свидетеля

Рахат Алиев настойчиво пытается навести прессу на Западе на мысль о том, что может выступить «коронным свидетелем» по делу о коррупции президента Назарбаева, получившему название «Казахгейт». Даже вполне управляемые казахские СМИ с восторгом подхватили этот мотив, открыто пугая Назарбаева возможными разоблачениями. При этом обе непримиримых стороны напирают на то, что беглого генерала КНБ вот-вот включат в программу защиты свидетелей. Тогда – гуд-бай!

Опыт использования программы защиты свидетелей в отношении казахского гражданина у американского правосудия уже имеется. Именно благодаря этой программе Талапкер Иманбаев, бывший глава Фонда обязательного медицинского страхования, навсегда скрылся на просторах США. Все попытки Казахстана добиться его выдачи натыкались на заявление Министерства юстиции США о том, что среди жителей страны человека с таким именем нет.

Когда Рахат Алиев исчезнет из Вены, где-нибудь в штате Нью-Мексико появится средних лет переселенец из российского Татарстана с молодой женой, бегло говорящей по-немецки. Если ему хватит ума не появляться в местном ресторане в мундире генерала КНБ, то вряд ли кто-то догадается, что это – бывший «зять №1» целой страны.

Пока же Рахат Алиев пугает Н. Назарбаева своим сотрудничеством с ФБР, чтобы тот отстал от него. Враги бывшего «первого зятя», наоборот, запугивают президента, чтобы тот не прекращал преследования, потому что иначе в Нью-Йорке на процессе прозвучит такое, что, как говорит российский коллега Назарбаева, «мало не покажется».

На самом деле обе стороны блефуют. Рахат Алиев не может стать ключевым свидетелем на процессе «Казахгейт» по той причине, что в этом деле нет необходимости в таком свидетеле. Собранных по делу вещественных доказательств: банковских документов, переписки, показаний сотрудников Дж. Гиффена – с лихвой хватает на безусловный обвинительный приговор, на признание фактов коррупции и сотрудничества со спецслужбами США на уровне руководства Казахстана.

Осведомленные в обстоятельствах этого дела эксперты уверены, что прокуратура Южного округа Нью-Йорка не пригласит Р. Алиева в качестве свидетеля обвинения еще и потому, что он не выдержит публичного перекрестного допроса адвокатов Дж. Гиффена. Защитники непременно станут расспрашивать экс-генерала, как он пытал людей, организовывал провокации против оппозиции, пиратствовал в бизнесе. Присяжные заседатели проникнутся такой неприязнью к свидетелю, что на его фоне взяткодатель и финансовый мошенник Гиффен покажется им самой невинностью.

Не следует также забывать, что не только Нурсултан Назарбаев и Динара Кулибаева получали в личное распоряжение деньги от нефтяных сделок. В показаниях Ричарда Спунера, многолетнего сотрудника Дж. Гиффена, а также в многостраничных схемах переводов в качестве получателей средств упоминаются компании, принадлежавшие Р. Алиеву вместе с его тогдашней супругой – Даригой Назарбаевой. В частности, телеканал НТК, который был создан на средства, поступившие от гиффеновской компании «Хавелон». Первичным источником его средств были счета американских нефтяных корпораций, которых «нагнули» на незаконные платежи в пользу тогда еще дружного президентского семейства.

Р. Алиева связан с «Казахгейтом» и по другим каналам: он также долгое время был партнером «Мобила» в сети заправочных станций, работающих в Казахстане. Как известно, именно «Мобил» вынужден был заплатить самую крупную взятку Н. Назарбаеву и Н. Балгимбаеву. Судебный процесс над Б. Уильямсом, вице-президентом «Мобила», ответственным за работу с Н.Назарбаевым, уже завершился обвинительным приговором, заключением и многомиллионным штрафом. Эти обстоятельства делают Р. Алиева малоэффективным в процессе «США против Дж. Гиффена».

Дело против Дж. Гиффена – второй этап судебной эпопеи «Казахгейт». Какие еще обвинения предстоит выслушать участникам нефтяного бизнеса в Казахстане, знают только в офисе Генерального прокурора США. Вот тут могут оказаться полезными документы, которые бывший родственник президента увез с собой в качестве «приданного» на Запад. Как исключительно полезным оказался секретный доклад КНБ о противодействии наблюдателям от ОБСЕ, который накануне парламентских выборов оказался в распоряжении западных дипмиссий в Вене.

Ссудный процент и судный день

С точки зрения воздействия на режим, возможность полномасштабного банковского кризиса в Казахстане кажется некоторым «горячи головам» более важной, чем итоги процесса по делу «Казахгейт». Судебные заседания в Нью-Йорке идут неспешно, в то время как обвал финансового рынка может произойти подобно снежной лавине.

Когда просядет пирамида банковских заимствований, построенная буквально на песке, пострадают в первую очередь чиновничьи массы, на поддержку которых по инерции рассчитывают в Астане. Гнев и отчаяние этих людей будут направлены на архитекторов и строителей этих пирамид, которые уже сегодня успели «вытащить» свои деньги в безопасную зону.

Как, например, это сделал Булат Утемуратов, который вместе с сыном продал свою долю в АТФ-банке за несколько миллиардов долларов. Если посмотреть биографию этого «нового миллиардера», то окажется, что он всю жизнь находился на государственной службе при президенте: советником, помощником, послом, завхозом. Где и как он умудрился заработать эти миллиарды? Разве что в советское время, когда работал директором алма-атинского гастронома...

Сравнивая последствия финансового и юридического кризисов, нельзя не признать, что «Казахгейт» уже оказывает более глубокое системное воздействие на трансформацию политического режима в Астане, чем неизбежный обвал рынка недвижимости. Экономические кризисы имеют всеобщий и периодический характер, а «Казахгейт» остается уникальным явлением в современной истории, «процессом двух веков», на котором впервые будет признан факт продажности президента и премьер-министра независимого государства, отягощенной их добровольным сотрудничеством с разведкой иностранного государства.

Осведомленные наблюдатели от нефтедобывающих компаний, которые по заданию своих клиентов упорно следят за ходом процесса, сообщают, что судья Поули принял решение собрать жюри присяжных уже 23 октября 2007 г. Становятся известны процессуальные детали предстоящих слушаний. В частности то, что уже после Дня труда, который в США празднуется в первую неделю сентября, будет решен вопрос о том, коротким будет предстоящий процесс или долгим. По американской судебной традиции от этого зависит состав жюри присяжных.

Если судья уверен, что дело будет рассмотрено в течение максимум шести недель, то стороны могут настаивать на вызове в жюри активных работающих граждан, которым на это срок придется оставить работу, бизнес и семейные дела. Но если процесс грозит затянуться на три месяца или более, то необходимо более дифференцированно подойти к отбору присяжных, чтобы не оказалось, что посреди процесса кто-то покинет жюри и рассмотрение придется начинать вновь с другим составом. Точно так же судье нельзя допустить, чтобы присяжные вернулись на праздники в свои дома до вынесения вердикта. Если это не произойдет, то бедным присяжным случится вкусить традиционную праздничную индейку не в кругу семьи, а в отеле – вместе с другими присяжными.

Судя по тому, что судья Поули уже пообещал завершить рассмотрение «Казахгейта» до Нового года, открытые слушания по делу начнутся сразу после Дня благодарения, который празднуется в США 22 ноября, а закончатся – до Рождества, то есть до 24 декабря. Таким образом, на отбор и согласование членов жюри присяжных у сторон будет месяц – между 23 октября и 22 ноября 2007 г.

Время, остающееся до начала процесса, защита и обвинение согласились использовать для того, чтобы окончательно согласовать списки свидетелей и экспертов, которых вызовет на суд каждая из сторон. Тут казахстанские власти ожидает немало неожиданностей со стороны Гиффена. Он намерен вызвать в суд дочь бывшего посла Казахстана в США Нургалиева, которая работала на его компанию, а также М. Тажина и все того же Б. Утемуратова, которым американский банкир неоднократно организовывал в США политические контакты.

Приглашение на казнь

Вызовет ли защита Дж. Гиффена в суд в качестве свидетеля самого Н. Назарбаева – по-прежнему остается главной интригой «Казахгейта». Команда защитников Дж. Гиффена в последний момент была усилена молодым адвокатом Джонатаном Бахом, отличающимся агрессивной манерой проведения в судебном заседании. В своих прошлых процессах, Дж. Бах неизменно использовал доктрину «вынужденных правонарушений», доказывая, что его подзащитные давали взятки исключительно под давлением коррумпированных чиновников и под угрозой потери бизнеса. В то время как Стивен Коэн и Уильям Шварц, ведущие защитники Дж. Гиффена на протяжении всего процесса, продолжают придерживаться доктрины «государственного интереса», согласно которой Дж. Гиффен нарушал закон и давал взятки из патриотических соображений, желая использовать Н. Назарбаева на пользу американскому правительству и бизнесу.

Защитники Н. Назарбаева получили перечень документов ЦРУ и других правительственных агентств США, которые рассекречены для публичных слушаний в суде, ранней весной этого года. Сразу после того, как перечень поступил в Астану, Нурсултан Назарбаев решил распустить парламент и снял последние ограничения на свое пожизненное президентство.

Очевидно, что у Н. Назарбаева нет иллюзий по поводу исходя нью-йоркского процесса. Остается только надежда, что пребывание в должности защитит от уголовного преследования за океаном. На что же надеется президент, когда с ужасом думает о возможности такого преследования у себя на родине?

Продолжение следует, Стамбул, 30 августа 2007 г.

(Продолжение. Начало см. «Тасжарган» 14 июня 2007 г.)
30 Aug 2007