23 года назад были подписаны Беловежские соглашения, ознаменовавшие роспуск Советского Союза. Один из тогдашних руководящих деятелей Серикболсын Абдильдин говорит, что решение вынудило спешно переименовать страну.

 

 

 

8 декабря 1991 года в Беловежской пуще близ города Бреста в Беларуси президент РСФСР Борис Ельцин, президент Украины Леонид Кравчук и председатель Верховного совета Беларуси Станислав Шушкевич подписали соглашение о роспуске Советского Союза.


В интервью Азаттыку Серикболсын Абдильдин, на тот момент председатель Верховного совета Казахской ССР, рассказывает, как эти события отразились на дальнейшей истории Казахстана.


Азаттык: Какова была политическая ситуация в Казахстане накануне подписания Беловежских соглашений?


​​Серикболсын Абдильдин: В соответствии с Конституцией Казахской ССР 1 декабря 1991 года мы избрали Нурсултана Назарбаева президентом Советского Казахстана. Торжественная церемония принятия присяги, то есть инаугурация, была назначена на 10 декабря. И тут неожиданно произошли Беловежские события, было объявлено о роспуске СССР.


Ерик Асанбаев был избран вице-президентом страны, и вместо него я исполнял обязанности председателя Верховного совета. После подписания Беловежских соглашений перед нами встал вопрос: «Как будет называться страна, которую возглавит вновь избранный президент?» По этой причине утром 10 декабря перед инаугурацией в спешном порядке страну пришлось переименовать в Республику Казахстан. Во второй половине дня в 15 часов в нынешнем Дворце Республики состоялось торжественное собрание, на котором от имени Верховного совета Казахской ССР я подписал постановление и вручил Нурсултану Назарбаеву свидетельство президента Республики Казахстан. Таким образом Назарбаев, избранный президентом Казахской ССР, сразу же стал президентом Республики Казахстан.


Азаттык: Почему глава Казахской ССР Нурсултан Назарбаев не поехал на встречу в Беловежской пуще в 1991 году? Бывший президент Украины Леонид Кравчук в интервью Азаттыку говорил, что Горбачев уговорил Назарбаева не ехать в Беловежскую пущу, пообещав ему должность премьер-министра СССР. Что вы скажете об этом?


​​Серикболсын Абдильдин: В те дни мы с Нурсултаном Назарбаевым встречались ежедневно. Мы работали в таком режиме, что приходилось даже обедать вместе. Нурсултана Назарбаева на подписание Беловежских соглашений никто не приглашал, по этой причине он и не поехал.


Через год в Турции я встретился со Станиславом Шушкевичем - одним из тех руководителей, кто подписал Беловежские соглашения. Он мне объяснил, что к подписанию соглашений они не готовились, все случилось неожиданно, по порыву Ельцина. Шушкевич сказал, что изначально советское государство было создано Россией, Украиной, Беларусью и странами Закавказья, поэтому только эти страны с правовой точки зрения могли прекратить его существование. Слова Шушкевича о том, что они пригласили и Назарбаева, чтобы не получилось так, что соглашения были подписаны лишь главами славянских стран, были сказаны лишь после того, как встреча состоялась и вопрос был решен. Действительно, Казахстана не было среди государств, создававших СССР.


Возможно, Горбачев обещал что-то Назарбаеву лично, мне об этом ничего не известно. Однако официально, на политическом бюро, вопрос о приглашении Назарбаева в центр не поднимался. Позднее в Москве я интересовался этим у секретарей.

 

В политическом бюро не было разговора о том, чтобы поставить Назарбаева вместо председателя Совета министров СССР Рыжкова. Ясно, что, когда поднимались разговоры о том, чтобы пригласить на рядовые должности заместителей председателя Совета министров СССР из других республик, фамилия Назарбаева называлась. Однако официально об этом не говорилось.


После публикации Беловежских соглашений Нурсултан Назарбаев действительно побывал в Москве. Однако в то время главы трех государств все еще находились в Беларуси. Тогда около года обсуждался вопрос о подписании нового союза. Было очевидно, что в случае создания обновленного союза Назарбаев будет в числе тех, кто был готов поддержать Горбачева. Назарбаев часто говорил о создании нового союза. Он до конца ждал этого договора. Это проявилось и во время подготовки законопроекта о независимости в Верховном совете.


Азаттык: Как председатель Верховного совета Казахской ССР вы знали о том, что 8 декабря распустят СССР?


​​Серикболсын Абдильдин: Мы об этом узнали лишь после принятия этого решения. Некоторые были очень рады роспуску СССР, другие проявляли недовольство, считая это незаконным. Народ больше переживал по поводу неопределенного будущего. Верховный совет тут же переименовал республику и занялся вопросами принятия закона о независимости.


Азаттык: Что стало причиной того, что Казахстан позднее других республик объявил о своей независимости?


Серикболсын Абдильдин: В то время все республики, кроме России и Казахстана, объявили о своей независимости. Поэтому было ясно, что независимость будет объявлена. В те времена заседания Верховного совета проводились дважды в год. Не было постоянно работающего парламента. В тот раз заседание Верховного совета было созвано лишь после уборки урожая. Поэтому объявление о независимости совпало с декабрем 1991 года. Это также было ускорено Беловежскими соглашениями. Нурсултан Назарбаев надеялся на то, что будет обновленный союз. Закон о независимости мы начали принимать лишь 14 декабря.


Азаттык: Спасибо за интервью.


Радио Азаттык