sduvanovБлестящее интервью дал Евгений Жовтис журналистке Оксане Челышевой. Можно сказать, программное. Дана четкая и аргументированная оценка ситуации, в которой оказались и те, кто пытается заниматься политикой, и те, кто традиционно позиционирует себя над политикой.

 

Но вначале о другом. Я очень рад тому, что наконец-то Женя созрел. Наконец-то можно поставить точку в нашем давнем споре о том, что нужно делать с ЭТОЙ властью. Ранее вопрос стоял так: либо продолжать сотрудничать с ней и через это подталкивать к демократии, либо воспринимать ее как генетически не способную меняться в сторону демократии со всеми из этого вытекающими выводами.

Два подхода к оценке власти

 

По сути, именно эти два подхода в оценке власти и определяли всю историю нашей оппозиционной демократии. Всегда были те, кто доказывал, что основная задача и оппозиции, и правозащитников - подталкивать режим Назарбаева к демократии. Мол, не нужно конфликтовать, не нужно противостоять власти, нужно убеждать, доказывать, льстить, создавать ситуации, в которых властям выгоднее выглядеть демократами.

 

Помнится, спор этот особенно обострился в преддверии председательства Казахстана в ОБСЕ. Большинство в лагере демократов склонялись к тому, что этот пряник нужно дать Назарбаеву. Мол, пусть Казахстан станет председателем ОБСЕ, это вынудит власть соответствовать демократическим стандартам и волей-неволей заставит ее меняться в сторону демократии.

 

Приводили пример мужика в кирзовых сапогах, которого пригласили в пятизвездочный отель. Дескать, неловко ему будет в грязных сапожищах топтаться по коврам и паркету, сам сменит сапоги или по крайней мере их вымоет. Увы! Оказались правы те, кто убеждал, что ничего из этого не выйдет - не поступится своими авторитарными принципами.

 

Так оно и вышло: председательство в ОБСЕ никак не повлияло на ситуацию с демократическими правами и свободами граждан в Казахстане. Режим, несмотря на свои обещания, обвел вокруг пальца и западных политиков, и доверчивых казахстанских демократов.

 

Наш «мужик» спокойно оттоптал год в авторитарной кирзухе по демократическим паласам ОБСЕ, и все осталось на своих местах.

 

Однако и этого урока оказалось недостаточно для сторонников конструктивного оппонирования власти. Политика «подталкивания» Назарбаева к демократии продолжается по сей день. Часть оппозиции и правозащитники зачастую ведут себя как дрессированные пудели, живо откликаясь на различные инициативы властей, то подыгрывая им на выборах, то участвуя в различного рода мероприятиях.

Я их хорошо понимаю: нужно что-то делать, хочется быть в процессе. А так как собственная повестка дня, за редким исключением, отсутствует, то приходится играть по правилам, навязываемым властью.

 

Очень правильно замечает Жовтис, что глупо пытаться выполнять роль оппозиции, не будучи частью этой системы. Это можно сравнить с ситуацией, когда во время футбольного матча на поле вдруг выбегает какой-то посторонний и пытается участвовать в игре. Ситуация получается забавная: во-первых, он играет против всех; во вторых, он не знает, в какие ворота бить, а какие защищать; в-третьих, ему попросту никто не дает мяч - он чужой для всех. В итоге он бегает по полю, кричит, размахивает руками - одним словом, имитирует участие в игре. Лично мне очень интересно, когда понимание этой имитации придет к некоторым лидерам оппозиции. Всякая серьезная игра начинается со своих ворот и с команды, которая будет эти ворота защищать.

 

Я рад, что сегодня Евгений Жовтис, как и я, считает, что нынешнюю власть подталкивать к демократии нет смысла. Он понял, что эта власть не реформируема, а поэтому глупо тратить на это время. Это понимание пришло к нему после 2,5 лет лишения свободы. Точно знаю, что избавились от иллюзий конструктивного оппонирования режиму Аблязов и Жакиянов, отсидевшие соответственно один и четыре года. Также далеки от этих иллюзий и остальные отсидевшие свои сроки во славу демократии. Правда, Владимир Козлов понял это еще до того, как его посадили. Видимо, в последнее время процесс промывания мозгов от «конструктивного оппонирования» пошел так быстро, что уже нет необходимости для этого обязательно садиться в тюрьму.

 

Есть вещи, которые не нуждаются в доказательстве, которые уже стали атрибутом этой власти. Я говорю о тотальной коррупции, обогащении тех, кто во власти, деградации правоохранительной системы и эфемерности нацбезопасности, экономике без будущего и преследовании политических оппонентов.

 

Ау! Кто там самый говорливый и находчивый из защитников власти? Ну-ка, опровергните это. Докажите обратное, что не власть ответственна за этот дичайший уровень социальной несправедливости, за двадцатилетнее бездарное топтание на месте в области экономики, за тотальное воровство и казнокрадство, за преследование оппозиции и инакомыслящих!

 

Увы, сегодня, по прошествии двух десятилетий бессменного правления Нурсултана Назарбаева, мы должны признать, что не получился из него ни Ли Куан Ю, ни Ататюрк, ни Петр Первый. Не тот калибр! Не тот уровень притязаний и самореализации!

 

Не смог провести радикальные политические реформы, не смог обеспечить экономический прорыв в будущее, не смог заложить основы будущего благополучия Казахстана. Весь амбициозный пафос строительства Нового Казахстана ушел в свисток: в безудержное обогащение элиты, в погоню за престижными статусами, в реализацию никчемных амбициозных проектов, в купание в лучах славы и лести.

 

Все, что мог сделать Назарбаев, он сделал - это то, что нас окружает, то в чем мы сегодня живем. Нынешний Казахстан со всеми его проблемами — это на 100% продукт Назарбаева. Я даже знаю тех, кому этот продукт нравится. Все они неплохо в этом Казахстане устроились и поэтому оценивают его исключительно через призму своего благополучия. Однако сегодня главный вопрос в другом - как оценивать перспективы данного политического режима.

 

Над схваткой или... в проруби?

 

В зависимости от занимаемой позиции в отношении к режиму Назарбаева казахстанцы делятся на две части. Тех, кто считает, что у режима есть резервы, позволяющие ему совершенствоваться самому и изменять страну к лучшему. И тех, кто отказывает ему в этом, считая, что любые положительные изменения, движение страны вперед возможны только после реформирования нынешней политической системы, что само по себе предполагает уход Назарбаева.

 

По сути, хотим мы того или не хотим, но вопрос стоит так - какой Казахстан предпочтительнее: Казахстан с Назарбаевым или Казахстан без Назарбаева. Сегодня это главный политический вопрос. И даже если большинство не артикулирует его открыто, он все равно подспудно, незримо присутствует в нашей политической жизни.

 

Вопрос давно назрел, от него никуда не денешься, каждый, кто претендует на выражение гражданской позиции, должен хотя бы для себя самого дать на него ответ. Ответ на этот вопрос в наших условиях - это и есть политический выбор. Отвечая на него, прибиваешься к одному из берегов и перестаешь болтаться как цветок в проруби. Фактически это уже политическая позиция.

 

Жовтис в своем интервью поднимает вопрос о том, насколько можно «быть над схваткой», являясь субъектом общественных отношений. Насколько можно заниматься «чистой» правозащитной деятельностью при авторитаризме, не «мараясь» политикой?

 

Ответ очевиден - любая общественная деятельность при авторитаризме в принципе исключает нейтральность как таковую. Нельзя быть нейтральным, если у тебя на глазах убивают человека. В этой ситуации ты либо помогаешь жертве, препятствуя нападающему, либо остаешься сторонним наблюдателем и тогда несешь моральную ответственность за убийство. Более того, в последнем случае ты своим невмешательством объективно потворствуешь убийце, который воспринимает твое равнодушие как одобрение его действиям. То же самое в отношении политиков, правозащитников, политологов, журналистов и прочих субъектов публичной сферы.

 

В ситуации, когда власти нарушают права целых групп населения, религиозных конфессий, своих политических оппонентов, сохранять нейтралитет это значит конкретно работать на власть. Молчание публичного человека (от которого общество ждет оценки) это пассивный вариант поддержки действий властей. Этакая скрытая стыдливая поддержка.

 

Скажем, расстреляли в Жанаозене мирную забастовку, а публичный человек молчит или, демонстрируя нейтралитет, реагирует в режиме «не вашим - не нашим». Спрашивается, на кого он сработал такой позицией? Однозначно на тех, кто санкционировал этот расстрел, потому что в его нейтралитете по определению заложено оправдание убийства мирных граждан. А ведь он еще и гордится тем, что «над схваткой». Но это то же самое, что гордиться тем, что при убийстве человека стоял в сторонке и ничего не предпринял.

 

Увы! Специфика ситуации в Казахстане такова, что в области публичной деятельности все меньше остается места для честной гражданской нейтральной позиции. В этих условиях нейтральность позиции все больше превращается в гражданскую проституцию, когда находящийся как бы над схваткой выторговывает своим молчаливым согласием с происходящим свою безопасность и благополучие.

 

Ему платят за его нейтральность тем, что дают работать в четко очерченных рамках. И эти рамки постоянно сужаются.

 

Спасибо Жовтису за то, что сказал об этом прямо и открыто, что поднял вопрос о гражданской позиции и ответственности. Это тема из серии «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан».

 

По разные стороны разных баррикад

 

Бытует расхожая сентенция о том, что нельзя делить мир на черное и белое, что жизнь полна оттенков и поэтому мир полон красок, а не черно-белый. Все верно, но это когда вопрос касается мироощущения в целом, когда нет необходимости четкой оценки конкретной ситуации. Однако иногда баррикада возникает сама собой. Ее даже не нужно придумывать.

 

И вот уже по одну сторону баррикады — те, кто считает, что нельзя стрелять в мирных забастовщиков, а по другую - те, кто заявляет, что стреляли и будем стрелять. А рядом другая баррикада, где с одной стороны - уверяющие, что нельзя использовать закон как кистень против политических оппонентов, с другой - грозящие им: сажали и будем сажать.

 

А тем временем парламент в спешном порядке принимает новый закон, по которому террористами будут считаться все, выходящие на несанкционированные митинги, проводящие забастовки, призывающие к различным акциям гражданского протеста. Еще одна баррикада. Спрашивается, кто их создает?

 

И другой вопрос - где здесь место тем, кто мнит себя «над схваткой»? А они, как всегда, в сторонке, привычно многозначительно рассуждающие о неоднозначности ситуации. Мол, конечно, это не совсем правильно, но ведь и эти хороши... Тьфу! Самим-то не противно быть цветком в проруби?

 

О каком многообразии оценок может идти речь, когда все предельно четко: расстреляна мирная акция протеста, осужден оппозиционер по надуманным основаниям, принят закон, позволяющий объявлять террористом любого не подчинившегося властям? Может, хватит вилять хвостом, оправдывая свою позицию «не вашим не нашим»? Зачем обманывать себя и людей - это не позиция, это как раз ее отсутствие, вызванное идеологической бесхребетностью и элементарной трусостью. Пора уже определяться.

 

Надеюсь, понятно, что речь не о том, чтобы всем срочно вступать в ряды оппозиции (которой, в принципе, почти и не осталось) Нет, конечно. Разговор о внутренней позиции, которая, на мой взгляд, должна определяться с точки зрения стороны баррикады, которую (подчеркиваю!!!) упорно возводит наша власть. Почему «должна»? Потому что баррикада эта касается всех, она проходит через нас, калеча, развращая, возвышая, унижая, побуждая. Это данность, которую мы должны принять и сделать из этого правильные выводы, как это сделал Евгений Жовтис.

 

Respublika-KZ