nazmusАслан Мусин вернулся в Казахстан – его видели в свите Нурсултана Назарбаева, когда тот в пятницу посетил мечеть «Хазрет Султан», сообщило информационное агентство «КазТАГ». Если это действительно так, значит высокие договаривающиеся стороны пришли к соглашению.

 

Какому, станет понятно в ближайшее время. Однако уже сегодня можно с высокой степенью точности угадать конструкцию компромисса между «лидером нации» и его бывшим первым помощником. Угадать на основе того, что больше всего интересует и беспокоит каждого из них. И даже предположить, кто стал главным переговорщиком между ними.

 

Что касается последнего, то им, скорее всего, выступил новый премьер-министр Казахстана. Судя по тому, что о двухдневном рабочем визите Серика Ахметова в Германию 24—25 октября пресс-служба правительства сообщила только 24 октября, поездка была неожиданной и срочной, и к тому же — по поручению главы государства.

 

Мы не удивимся, если позднее выяснится, что Мусин вернулся в Казахстан не рейсовым самолетом, а на спецборту премьер-министра. В общем, по датам все сходится — 24-го Серик Ахметов полетел в Берлин, 25-го вернулся и возможно привез с собой Аслана Еспулаевича, а 26 октября тот появился рядом с елбасы в мечети.

 

Согласно меткому замечанию одного из героев кинокомедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», согласие есть продукт непротивления сторон. Чего наверняка хотел бывший руководитель администрации президента РК? Чтобы зачистка его кадров была прекращена. Чтобы из-под удара были выведены те, кто привлечены к уголовной ответственности, задержаны или объявлены в розыск.

 

Чтобы казахстанские госорганы не слишком активно искали Аманжана Рыскалиева и забыли напрочь про его брата Бергея. Чтобы его людям вернули активы в Казахстане. Чтобы лично ему и членам его семьи гарантировали безопасность как внутри страны, так и за ее пределами.

 

Что касается Нурсултана Назарбаева, то он в первую очередь был заинтересован, чтобы Аслан Мусин вернулся в Казахстан, где он представляет меньшую опасность, чем за рубежом, чтобы он молчал и ни в коем случае не присоединился к другим представителям оппозиции.

 

Думаю, достижению договоренности сильно содействовало то, что Нурсултан Абишевич и Аслан Еспулаевич не только политики одного типа — склонные к авторитаризму, злоупотреблению административными методами, готовые ради личных интересов на все, что угодно, даже преступления, но и то, что последние четыре с лишним года они действовали рука об руку.

 

Конечно, у каждой высокой договаривающейся стороны наверняка был «камень за пазухой», то есть компромат на другую сторону. Но вряд ли он сыграл роль большую, чем желание одного вернуться в первый эшелон казахстанской элиты, что ему наверняка пообещали, и желание второго хотя бы на время снять острую проблему, которая при негативно развитии событий свидетельствовала бы всему миру, что режим Назарбаева пошел вразнос, раз его покидают даже такие одиозные фигура как бывший руководитель администрации президента.

 

Однако в условиях острого внутриполитического кризиса и пристального внимания к себе казахстанской и международной общественности и прессы, иностранных инвесторов, государств — торговых партнеров, елбасы не может позволить себе продемонстрировать слабость. То есть взять и просто отменить уголовные дела, забыть про них никак не получится.

 

Поэтому, скорее всего Аслан Еспулаевич и Нурсултан Абишевич договорились, что первый возвращается в страну и тем самым доказывает, что он верный «назарбаевец» и даже не помышлял об измене, а второй в обмен гарантирует ему и его семье неприкосновенность и останавливает кампанию зачистки и «обезжиривания» людей Мусина.

 

На практике это означает, что братья Нокины и парочка областных акимов сохранят свои кресла, а уголовное преследование против бывших сотрудников Атырауского облакимата и директоров компаний, аффилиированных с Рыскалиевыми, в итоге так и не затронет Бергея. Если это случится — значит, мы угадали.

 

И последнее, на что мы хотели обратить внимание читателей — каким образом было продемонстрировано возвращение Аслана Мусина в Казахстан. Согласитесь, сам факт появления председателя Счетного комитета в свите елбасы во время посещения мечети «Хазрет Султан» это что-то необычное для нашей страны. Вроде бы г-н Оксибаев такой чести не удостаивался? Или мы ошибаемся?

 

Лично мы нашли только одну аналогию этому феномену. Помните, когда начались разговоры про ныне покойного Сарбая Калмурзаева и тому пришлось ехать на открытие санатория? Похоже, нужда заставила Нурсултана Абишевича снова сделать такой необычный шаг. И это лучше всего демонстрирует то, что он теперь вынужден прислушиваться к гласу общественности — пусть даже в таком искаженном виде.

 

Respublika-Kz