duvanov sergeiНа сайте газеты «Время» прочитал материал Ерлана Карина «Бизнесмены в погонах». Автор достаточно интересно оценивает ситуацию, сложившуюся в связи с отставкой руководства силовых ведомств Атырауской области.


Статья начинается так: «Обнародованные Генеральной прокуратурой масштабы коррупционных преступлений, в которых подозревается бывшее руководство Атырауской области, шокировали всех». Захотелось уточнить: шокировало не столько тем, сколько украли сколько тем, что одномоментно уволили все руководство области. Это уже называется «зачистка»! Такое у нас впервые.

 

Распил по-казахстански

 

То, что счет украденного идет на миллиарды — это вряд ли кого шокировало. То, что у нас воруют миллиардами — это в общественном мнении уже в ранге аксиомы. Деньги в области ходили немалые, так отчего им не прилипнуть к нечестным рукам?

 

Другой момент — полагаю, что представлять ситуацию в Атырауской области в качестве досадного исключения абсолютно неправомерно. Это выглядит как пропагандистский ход: мол, в целом все нормально, а вот в Атырауской области заворовались. Воруют, «пилят» бюджет во всех областях. Где-то больше, где-то меньше.

 

Однако в случае с Рыскалиевым разбирающиеся в тонкостях властной политической кухни прекрасно понимают, что аким Атырау со своей командой попал в опалу совершенно по другим основаниям. Потребность в такой разборке с пристрастием была продиктована необходимостью дискредитировать руководителя администрации президента Аслана Мусина в глазах президента. Тут все как в той поговорке: «Когда паны дерутся, у холопов чубы трещат».

 

Так что смену руководства области представлять как борьбу с коррупцией это очень большое лукавство. Нет смысла доказывать, что от того, что прежних чиновников в Атырау заменят на новых, ситуация принципиально не изменится. Коррупция (как способ обогащения власти) никуда не денется. Она в Атырау как была, так и останется, ну разве что в ближайшие 2—3 года воровать будут чуть меньше.

 

Кто-кто, а политолог Ерлан Карин прекрасно понимает, что пока существует нынешний политический режим, коррупция бессмертна. А потому все его вздохи и возмущение по поводу распоясавшихся коррупционеров выглядят крайне несолидно.

 

Не прошло и 20 лет...

 

Какой уж здесь шок? Напротив — голимая рутина. А вот то, что за это наказывают всю властную областную верхушку, — это действительно неожиданно. Собственно об этой странности и нужно было бы порассуждать Карину — от него этого ждали. Но он акцентировал внимание на том, что вместе с остальными отставку получили все руководители силовых органов региона. Автор изображает удивление: мол, как же так, вместо того чтобы выявлять и пресекать коррупционные преступления, люди в погонах делали вид, что ничего в области не происходит.

 

«С таким подходом нам, видимо, скоро придется вводить бездушие людей в погонах уже в ранг угрозы национальной безопасности». Какое неожиданное прозрение! Неужели пришло осознание, что коррупция может представлять угрозу нацбезопасности? Кое-кто об этом уже двадцать лет говорит, доказывает, что тотальная коррупция является главной угрозой нашей нацбезопасности. Что через нее мы и социальные конфликты типа жанаозенских событий будем иметь, и экономику окончательно доведем до ручки, и даже независимости можем лишиться.

 

Конечно, такое заявление функционера партии власти радует, правда, дезориентирует слово «бездушие». Что имел виду г-н Карин, обвиняя в бездушии областного прокурора, который никак не отреагировал на творимый в области правовой беспредел? Как умный человек и опытный аналитик, Ерлан прекрасно понимает, что прокурор не мог не знать о происходящих процессах в области, а, следовательно, либо он был подельником коррупционеров, либо сознательно своим бездействием потворствовал беззаконию. Карин об этом говорит в форме предположения: что прокуратура, видимо, сама была втянута в эти аферы и авантюры. Осторожно, но в целом зрит в корень. Правда, чтобы это предположить, не нужно быть политологом и функционером партии власти.

 

Алгоритм функционирования власти в области известен давно и каждому. Аким в области Хозяин и Бог. Он дает возможность «зарабатывать» чиновникам, чиновники за это не мешают «зарабатывать» акиму. Так что все в этой схеме очень душевно, по классической формуле: «Ты мне, я тебе».

 

То, что сняли с постов руководство абсолютно всех госструктур, говорит о понимании этого алгоритма теми, кто эту зачистку проводит. Перефразируя известную поговорку про яблоко, можно сказать, что «прокурор от акима недалеко падает».

 

Пчелы против меда

 

Другой момент — это то, как Ерлан преподнес партию «Нур Отан» в качестве бескомпромиссного борца против коррупции. Сентенция выдержана в духе: «А ведь мы говорили об этом, но нас не слушали». Если откровенно, то НЕ ВЕРЮ. Во-первых, не было такого. Ни в прессе, ни на публичных мероприятиях — нигде я не встречал заявлений «Нур Отана» о коррупционности руководства Атырауской области.

 

Во-вторых, не могло такого быть по определению. Не делаются у нас так дела. Допускаю, что кто-то из руководства «Нур Отана» мог на каком-то совещании сказать о случаях коррупции в области. Да, пересылались жалобы граждан в прокуратуру, КНБ. Наверняка комиссия «Нур Отана» писала в своих отчетах о росте коррупционных правонарушений. Но это всего лишь бюрократическая деятельность, которая не имеет ничего общего с реальной борьбой с коррупцией. Письма с жалобами на коррумпированность чиновников в «Нур Отан», в прокуратуру, в МВД и другие госучреждения приходят сотнями. И что с того? Все, как правило, кончается банальными бюрократическими отписками. Весь этот вал людского возмущения чиновничьим беспределом уходит как вода в песок.

 

Смешно слышать, что в стране идет «тотальная масштабная борьба с коррупцией». Взрослые образованные умные люди говорят об этом с самым серьезным выражением лица. Что это? Полная нравственная деградация? Лицемерие, ставшее нормой жизни? Или откровенное издевательство над здравым смыслом? Где, кто и когда увидел эту БОРЬБУ с коррупцией? Как можно, находясь в здравом уме и трезвой памяти, говорить о том, что такая борьба вообще возможна в условиях сохранения политических причин, порождающих коррупцию? Как можно разрабатывать откровенно утопические программы по борьбе с коррупцией, отдавая ее реализацию тем самым чиновникам, которые и олицетворяют эту коррупцию?! Это же очевидный нонсенс. Как коррупционер может бороться коррупцией и победить её?

 

Увы! На все эти вопросы нет ответов. Зато есть процесс «масштабной борьбы с коррупцией». Похоже, это уже стало неотъемлемой и необходимой частью самой коррупционной системой.

 

Если это так, то рассуждения Ерлана Карина вполне органичны и укладываются в ложе идеологического оправдания этой системы. Смысл такого подхода прост: давайте говорить о борьбе с коррупцией, давайте создавать иллюзию усилий в этом направлении. Давайте думать о том, как улучшить аттестацию сотрудников правоохранительных органов, как привлечь общественность для контроля над ними. По форме все эти предложения очень привлекательные, но, по сути, абсолютно ничего не дающие в плане борьбы с коррупцией.

 

Потому что нынешняя аттестация прокуроров, полицейских и судей не выявляет коррупционеров, а определяет только их профессионализм. Но кто сказал, что профессионалы не берут? Еще как берут!

 

Что же касается расширения общественного контроля над деятельностью правоохранительных органов, то это упирается в общую проблему взаимоотношения общества и власти. Это вопрос сугубо политический: никакая автократия не позволит обществу контролировать свои силовые ведомства. Так что разговор об этом — пустое сотрясание воздуха.

 

Таким образом, в остатке остается очень правильное замечание г-на Карина, что сами правоохранительные органы уже не способны бороться с коррупцией, а тем более выявлять ее в своих рядах. Ничего нового, но заслуживает внимание, так как звучит из уст одного из идеологов партии власти. Той партии, которая, собственно говоря, и несет за это ответственность.

 

Резонно возникает вопрос, что же это за партия такая и, соответственно, что это за власть, которые довели ситуацию до того, что правоохранительные органы мало того что не в состоянии бороться с коррупцией, да еще и сами стали коррупционными? Хороший вопрос, не правда ли? Вот только ответить на него некому.

 

Respublika-KZ