duvanov sergei

На предстоящих парламентских выборах казахстанская оппозиция решила выступить единым фронтом в поддержку кандидатов от ОСДП. По замыслу лидеров радикальной оппозиции («Алга», КПК), главной интригой выборов должно стать противостояние объединенной оппозиции и партии «Нур Отан».

 

Посмотрим на все это глазами простого избирателя, далекого от тонкостей большой политики. Для него оппозицией будет и «Ак жол», критикующий некую абстрактную власть, и «Руханият», также говорящий о недостатках правительства, не менее оппозиционными будут выглядеть «Адилет» с «Аулом», которые также вынуждены будут говорить о проблемах и недостатках казахстанской действительности. В своем традиционно красно-критическом амплуа будет выступать и КНПК. И где-то между всем этим будет еще и ОСДП со своей нелицеприятной критикой власти в лице правительства Масимова.

 

Представляете, какая каша будет в головах казахстанцев от такого обилия оппозиций, которые все по факту участия в выборах будут оппонировать «Нур Отану»? Даже продвинутым завсегдатаям интернет-форумов нелегко будет разобраться в этом оппозиционном половодье, а уж для простых обывателей это вообще китайская грамота.

 

И в этой ситуации при самом удачном раскладе для объединенной оппозиции все недовольные властью будут добросовестно поделены между указанными партиями. Тогда как все согласные с политикой Назарбаева дружно отдадут свои голоса за «Нур Отан». Понятно, что такое распыление протестного электората дает «Ак орде» возможность исключить ту самую интригу, которую вознамерилось устроить радикальное крыло оппозиции.

 

Запланированный тупик

 

Теперь уже ясно, что оппозиция к этим выборам подошла как никогда неподготовленной и к тому же еще и ослабленной. Три из четырех партий не допущены до выборов. Интересно, что оппозиции все же оставили одну-единственную лазейку в парламент в виде ОСДП, которая, откровенно говоря, очень похожа на ловушку.

 

Тупик, в котором оказалась казахстанская оппозиция, создан, с одной стороны, целенаправленными действиями властей, вытеснивших ее на периферию политической жизни, с другой — изначально стратегически неверной позицией оппозиции, предполагающей, что с этой властью можно сотрудничать, договариваться, находить компромиссы.

 

Это закономерный результат усилий власти и оппозиции. Прошедшие 10 лет убедительно показали, что направление оппозиционной деятельности было неверным. Вместо серьезной и кропотливой работы по формированию социальной базы, наращиванию оппозиционных мускулов оппозиция занималась в лучшем случае имитированием борьбы за власть, что выражалось в бесконечном реформировании и смене названий своих партий, в проведении съездов, круглых столов, конференций, митингов, представляющих собой тусовки единомышленников.

 

В худшем случае занималась внутренними разборками, пыталась договориться с представителями властей об условиях вхождения во власть, сознательно уводила Назарбаева из-под огня критики, непростительно перекладывая всю ответственность за происходящее в стране на его окружение.

 

Власти в полной мере использовали эту «конструктивность» оппозиции в своих интересах, шаг за шагом сокращая поле для ее маневра. В результате сегодня сложилась ситуация, при которой все оппозиционные партии вынуждены участвовать в выборах под вывеской одной партии — ОСДП.

 

Ертысбаев добился своего

 

Наконец-то сбылась давняя мечта «Ак орды» объединить всю казахстанскую оппозицию в один идеологически аморфный колхоз. О желании видеть оппозицию единой на протяжении последних лет неоднократно высказывался г-н Ертысбаев. Понятно, что свои советы он давал не из альтруистических соображений помочь своим политическим оппонентам. Не секрет, что Ертысбаев зачастую работает на опережение, озвучивая то, что намечается в Администрации президента. Этакий санкционированный вброс информации в форме анализа ситуации.

Последний пример такой подсказки — его недавний совет Шаханову войти в «Руханият». Не прошло и недели, как Шаханов возглавил партийный список «Руханията». Так что можно смело сказать: что у власти на уме, то у Ертысбаева на языке.

 

Однако его советы объединиться в единую партию в оппозиционном лагере упорно игнорировались. На этих выборах власти решили взять инициативу в свои руки: одних оппозиционеров так и не зарегистрировали, других не перерегистрировали, третьих вообще закрыли, оставив только одну оппозиционную партию. То есть целенаправленно были созданы условия, при которых оппозиция для участия в выборах вынуждена была пойти на объединение.

 

Есть подозрение, что это сценарий «Ак орды», и оппозиция, согласившись играть по этим правилам, рискует серьезно себя дискредитировать в общественном мнении. Трудно сказать, как и что будет на самом деле, но то, что объединенным силам оппозиции приготовлено «сокрушительное поражение», — в этом сомневаться не приходится. Есть ощущение, что их специально заставили участвовать в выборах в объединенном формате, чтобы рельефнее продемонстрировать их разгром на выборах. Так сказать, устроить показательную демонстрацию их невостребованности у населения.

 

Неучастие в выборах оппозиции, которую, по сути, не допустили до выборов — это скандал, какие же выборы без оппозиции. Выборы без оппозиции — это, во-первых, серьезный удар по легитимности будущего парламента, во-вторых, это прямое доказательство отсутствия демократии в Казахстане. Напротив, участие оппозиции в выборах, тем более — собранной в единый кулак, — это лучшая демонстрация демократичности, а значит, и легитимности выборов.

 

Надежды оппозиционеров прорваться в парламент — это из сферы все тех же химер, которыми они себя тешили в течение 10 лет. Мол, а вдруг! Увы, где вопрос касается власти, а точнее — страхов ее потерять, никаких «вдруг» не бывает. Особенно сегодня, после арабских революций.

 

Все жестко схвачено и запрограммировано — парламент должен быть АБСОЛЮТНО управляемым. Кто этого не понимает, тот ничего не понимает в нынешней ситуации. Даже если за оппозицию вдруг проголосуют 30% (что очень сомнительно), на выходе все равно будет тот результат, который нужен властям. И плевать им на международных наблюдателей, чихать на озабоченность ОБСЕ, Евросоюза и Госдепа. У них своя озабоченность — не потерять власть, и ради этого, если потребуется, они пойдут не только на фальсификацию итогов голосования. Неужели есть кто-то, кто в этом сомневается?

 

Не бывает «вдруг», если ты не друг

 

Почему я так пессимистично настроен в отношении «последнего боя», который вознамерилась дать объединенная оппозиция? Потому что я реально оцениваю силы и возможности тех, кто объединился и рассчитывает что-то сделать за оставшиеся два месяца. Нужно признаться (хотя бы самим себе), что ситуация действительно тупиковая, так как, по сути, объединять некого.

 

Да, в стране миллионы недовольных, но это абсолютно не значит, что они готовы голосовать за оппозицию и уж тем более объединяться вокруг нее. Это недовольство само по себе, и направить его в антиназарбаевское русло оппозиции в течение двух месяцев абсолютно нереально. Более того, эти недовольные массы как черт ладана сторонятся оппозиции. Парадокс ситуации в том, что если вдруг завтра что-то и случится в Казахстане в смысле выступлений против власти, то это случится помимо оппозиции. Яркий тому пример — забастовка в Жанаозене. Это главная причина бесперспективности усилий на этих выборах: оппозиция со своей, по сути, правильной риторикой сама по себе, а массы недовольных ситуацией в стране сами по себе. И эти два недовольства никак не пересекаются.

 

Кому звонили колокола?

 

Важно понять, почему так случилось. Такая ситуация возникла не вдруг, она подготавливалась годами. С одной стороны, властями, которые целенаправленно шаг за шагом создавали препятствия для деятельности оппозиции, все больше ограничивая сферу ее деятельности, а с другой — оппозицией, ничего реально не предпринимающей, чтобы противостоять процессу ее вытеснения с политического поля.

 

Предвижу возражения: мол, неправда, оппозиция била во все колокола, показывая всю антидемократическую сущность принимаемых законов, неправовые действия власти, нарушения прав и свобод граждан. Да, это было. Но колокола, в которые била оппозиция, звучали громко, как правило, только в Европе, Америке. Кому показывали антидемократическую сущность режима? Западу? А оно им надо?

А слышали ли звон оппозиционных колоколов граждане Казахстана? Большинство — вряд ли. Простые люди все больше «Хабар» и «Первый» смотрят. Так что народ про упорную работу нашей оппозиции в течение 10 лет в большинстве своем и не знает. А ведь она действительно работала не покладая рук. Проводились многочисленные круглые столы, конференции, семинары, на которых режим Назарбаева клеймили как антинародный, авторитарный, преступный. Регулярно ездили в Варшаву и Вену, где, что называется, на пальцах разъясняли европейцам и американцам, что такое на самом деле «транзитная демократия» Назарбаева. Обучали активистов оппозиционных партий, в период выборов проводили агитационную работу (листовки, газеты, устная агитация). Казалось бы, что еще?

 

Внешне это выглядело так, что на каждый конкретный антидемократический, а значит, и антиоппозиционный шаг со стороны властей оппозиция отвечала общественным порицанием и апелляцией к международному сообществу. То есть на каждый виток закручиваемой гайки оппозиция высказывала свое громкое принципиальное «фи». Продуцирование этих «фи» как ответ на зажим со стороны властей, собственно говоря, и было основной работой оппозиции.

 

После того как Запад, как бы в издевку над оппозиционными «фи», наградил Назарбаева председательством в ОБСЕ, стало понятно, что все эти критические заявления вкупе с конференциями и круглыми столами не более чем формальность ритуального характера. Видимо, власти это поняли гораздо раньше, что позволило им в последние годы вообще никак не реагировать на критику и оппозиции, и Запада, создавая систему безоппозиционной демократии.

 

И эта работа на этих выборах, судя по всему, будет закончена. Нам презентуют совершенно другую оппозицию — «оппозицию нового типа». Она-то и будет претендовать на места в парламенте. Старую используют как статиста для придания выборам пущей легитимности, с тем чтобы после этого окончательно похоронить.

 

Так в чем же должна заключаться работа оппозиции? Конечно, это прежде всего критика власти, хотя ее явно недостаточно. На форумах частенько встречаются умники, бросающие обвинение оппозиционерам: мол, а что вы сами-то сделали. Вообще-то оппозиция ничего не должна делать, ее основная работа - критиковать власть, доказывая ее несостоятельность и намекая, что она сделает то же самое лучше. Все ее дела начинаются только после прихода к власти.

 

Правда, чтобы к ней прийти одной критики власти недостаточно, нужно чтобы эта критика а) была объективной и б) доходила до нужного адресата. Вот об этом отдельный разговор.

 

Где зарыта собака

 

Очень важный вопрос: кому адресована критика нашей оппозиции? ОБСЕ? Хорошо, пусть знают! Международным правозащитным организациям — тоже надо, пригодится. Участникам конференций, круглых столов, на которых собираются единомышленники, понимающие друг друга с полуслова? Вряд ли, они и так все знают и понимают. Или критика власти предназначена для граждан Казахстана, с тем, чтобы они могли иначе взглянуть на свои проблемы и задуматься о том, те ли люди управляют страной? Думаю, что именно последний вариант наиболее соответствует пониманию работы оппозиции.

 

Я считаю, что критика власти со стороны нашей оппозиции в своем большинстве не доходит до простых граждан, а в тех случаях, когда доходит, не воспринимается должным образом, потому что в понятийном смысле ориентирована на других адресатов. Здесь зарыта собака.

Можно сто лет критиковать власть, приводить убийственные аргументы, факты, доказательства ее антинародности и несостоятельности, но если это останется достоянием ОБСЕ, Госдепа, правозащитников и узкой тусовки единомышленников, то цена этой оппозиционной работе — медный пятак в базарный день. И уж, конечно, если оппозиция начнет говорить что «Нур Отан» — антинародная партия, а Назарбаев — главная проблема страны в последние два месяца перед выборами, то кто же это будет серьезно воспринимать. Все ж понимают, что в ходе предвыборной кампании и не такое говорят про конкурентов.

 

Банальная истина — подготовка к следующим выборам начинается на другой день после выборов. Опять слышу возмущенный голос: мол, критиковать легко, все говорят нужно работать с народом, а как работать — никто не знает. Да и как работать, если, с одной стороны, власти не дают шагу ступить, а с другой — самому народу это не нужно. Насильно мил не будешь.

 

Сразу отбросим расхожее мнение, что людей можно обратить в свою оппозиционную веру прямой агитацией через хождение от двери к двери. Кое-кто полагает, что даже если каждый десятый из прошедших агитацию встанет в ряды оппозиции это уже миллион сторонников. Полная ерунда — никто никуда не встанет. Если под «работой с народом» понимать поквартирный обход или попытки собирать граждан на митинги, или заброс листовок в почтовые ящики, то толку от этого действительно не будет. Это не те методы, через которые сегодня можно реально чего-то добиться.

 

Здесь нужен совершенно иной подход, исключающий лобовую кавалерийскую атаку оппозиционных агитаторов. В такой идеологически запущенной ситуации, как в Казахстане, начинать нужно совершенно с другой стороны. Прежде чем сажать семена оппозиционности в массы, нужно массы к этому подготовить. В неподготовленной почве такие семена однозначно не прорастут.

 

Информационное гетто оппозиции

 

Опыт политической борьбы других стран показывает, что нужен комплекс мер, обеспечивающих функционирование разноплановых инструментов идеологического воздействия на население. Все начинается с пропаганды, остальное — строительство партий, прямая критика власти, многотысячные митинги, участие в выборах — это вторичные элементы, являющиеся производными успешной пропаганды. Будет пропаганда — будет и рост партийных рядов, и многотысячные митинги, и широкая поддержка на выборах.

 

Нынешней уровень пропагандистского воздействия оппозиции сложно назвать результативным. Несколько газет общим тиражом примерно в 100 тысяч экземпляров, парочка интернет-сайтов — у которых есть своя устойчивая аудитория. Есть хороший задел — спутниковый телеканал, но сам по себе канал это только полдела. Другая половина — это наличие у этого канала широкой аудитории. Сегодня его аудитория в пропагандистском плане малорезультативна, так как в основном «К+» смотрят как раз те, кто критически настроен к власти. Но задача-то в другом — донести его информацию до тех, кто не видит во власти проблему. Целевая аудитория — это очень принципиальный момент.

 

Сегодня в казахстанском информационном поле существуют два сегмента аудитории, различающихся по отношению к действующей власти. Один — это приблизительно 95% населения, где культивируется либо откровенная лояльность, либо нейтральное отношение к власти. Другой сегмент, охватывающий приблизительно 5%, где господствует критическое и оппозиционное отношение к власти. Как правило, люди из каждого сегмента предпочитают свои (общественно-политические) СМИ, в которых они находят подтверждение своим идеологическим и политическим установкам.

 

Скажете, нормальная ситуация для любого общества, Да, но для оппозиции в этой нормальной ситуации есть один большой минус — ее пропаганда осуществляется в рамках сегмента, измеряемого всего 5% населения, тогда как умами остальных 95% владеет официоз. И самое печальное, что нет никаких перспектив к изменению этого соотношения. А это тупик — основная масса населения остается за бортом оппозиционной пропаганды, а значит никаких надежд на изменение их политических взглядов, на формирование критического отношения к власти, на увеличение сторонников оппозиции.

 

Такое положение явно устраивает власть, поэтому она относительно спокойно взирает на существование оппозиционного сегмента, справедливо полагая, что общую информационно-пропагандистскую ситуацию в стране это никак не портит.

 

Понятно, что для оппозиции принципиально важно изменить такой расклад, выйти за пределы традиционно оппозиционного сегмента, найти способы воздействия на людей сторонящихся политики.

 

Инструментарий для промывания мозгов

 

Первый важный момент — это обеспечение широкой аудитории у имеющегося спутникового телеканала. Тут два варианта. Либо существенное повышение популярности «К+» для обывателя, далекого от политики, то есть привлечь зрителя тем, что ему нравится — рейтинговые фильмы, развлекательные программы, спорт, эстрада и пр. Решение этой задачи позволяет «раскрутить» канал в Казахстане, что обеспечит нужный процент охвата населения из сегмента власти. Это создает возможность для формирования нужных политических и идеологические представлений у аудитории через выпуски новостей и спец. программы.

 

Другой вариант - это бесплатная установка спутниковых тарелок с «К+» в населенных пунктах Казахстана. Практически в каждом ауле, селе, городке есть свой Куанышалин — идейный противник режима, готовый на голом энтузиазме быть пропагандистом оппозиции. Такие люди, прочитав оппозиционную газету, как правило, пересказывают ее содержание своим соседям, родственникам, друзьям. Установка ему «К+» - это гарантия, что не менее 10 человек из его окружения начинают регулярно получать нужную информацию. Дальше включается узун-кулак.

Наличие одной такой тарелки в ауле гарантирует широкий информационный охват населения этого населенного пункта — счет идет уже на сотни абонентов. За 1 миллион долларов можно поставить 10 тысяч тарелок, а это уже дает мультипликационный эффект в диапазоне от 100 тысяч до миллиона человек, которые будут так или иначе получать информацию, полностью недоступную для них сегодня. В основном это люди из информационного сегмента, где господствует «Хабар».

 

Этим прорывается информационная блокада, которая, собственно, и является главной фишкой власти, уберегающей народ от «дурного» влияния оппозиции. Для значительной части населения начинается процесс промывания мозгов, обучения их критическому восприятию власти, как таковой (а не местных акимов и чиновников) .

 

Второй момент — это искусство. Разберем на примере театра Булата Атабаева. Кто видел его постановки, согласятся со мной, что по силе идеологического воздействия это посильнее оппозиционных митингов, листовок и даже «К+». Причем никой политики — мюзикл на сугубо исторические темы. Молодежь идет на них с удовольствием и вместе с этим удовольствием получает заряд критического восприятия нашей действительности. Организация постоянных гастролей театра по стране — это мощнейшая кузница по перековке сознания молодежи. А если такой театр будет не один?

 

Третий момент. Во все времена рок являлся музыкой протеста. Пример Украины показывает, какую роль рок-исполнители могут играть в формировании протестных настроений у молодежи. Нужна рок-группа, «раскрученная» до международного уровня и ориентированная на социально-протестную тематику. Никакой конкретной политики, общий протест против несправедливости, акцент на ожидание перемен, все остальное должно читаться между строк. Дальше многочисленные концерты, собирающие тысячи фанатов на стадионах по всему Казахстану. Молодежи нужны свои кумиры и если эти кумиры будут формировать протестное сознание — это лучшее, что можно придумать в наших условиях.

 

Четвертый момент — оппозиции нужно активно вторгаться в чужой информационный сегмент. Почему основная масса населения не читает оппозиционных газет? Почему тиражи общественно-политических газет невелики? Ответ известен — людям не интересна политика. Простому народу подавай, скандалы, криминал, секс, развлекуху. В свое время первый, кто это использовал, был Борис Гиллер, который стал выпускать «Караван», где каждый находил свое, но при этом была и политика .

 

Нужны газеты, ориентированные на самые широкие массы. Невозможно людей заставить читать, то, что им не интересно, поэтому используя технологию слоеного пирога, нужно постепенно приучать людей к этой самой политике, добавляя в ширпотребовский ассортимент политическую «клубничку», скандальные ситуации и заявления. Прежде чем человека агитировать, его нужно затащить на политическое поле. В этом смысле на первом этапе назначение таких газет не прямая оппозиционная агитация, а скорее политический ликбез. А для этого опять нужно время.

 

Пятый момент — нужна книга или художественный фильм, в котором бы рассказывалось о событиях в Казахстане. Важно, чтобы люди в героях узнавали некоторых персонажей казахстанской большой политики, чтобы события происходили на улицах казахстанских городов, чтобы общий контекст событий создавал положительный романтический образ противников режима. Нужна художественная героизация борьбы с режимом и нравственная дискредитация тех, кто его защищает. Фильм (или книга) естественно будет запрещен в Казахстане, и это обеспечит вокруг него необходимый ажиотаж и соответственно получит большой резонанс. Благодаря Интернету его смогут посмотреть (прочитать) все желающие.

 

Шестой момент — политическая сатира. Опыт других стран показывает, что Интернет дает хорошие возможности для использования политической сатиры в дискредитации авторитарных режимов. Сегодня в России отдельные сатирические материалы, выложенные в Интернете, собирают миллионные аудитории. Нет необходимости объяснять силу политической сатиры в создании соответствующих настроений в обществе. Смех — это очень серьезное политическое оружие. Не использовать его — просто грех. Соответственно встает вопрос создания казахстанской политической сатиры. Как — вопрос технический. Здесь принципиально понять, что это один из важнейших инструментов в общем процессе формирования критического отношения к существующему режиму.

 

Завоюй умы людей, а тела сами потянутся

 

Есть и другие моменты пропагандистской работы, без которой в наших откровенно сложных условиях абсолютно бесперспективно вести борьбу с политическим режимом, идеологически доминирующим в обществе. Если за дело браться всерьез, то без пропаганды, без изменения сознания широких масс населения вообще сложно рассчитывать на положительные успехи в деле оппонирования политическому режиму Назарбаева. Сложно победить противника политически, не победив его идеологически. Это главная формула успеха в противостоянии политическому авторитраизму.

 

А это означает, что необходимо изменение общественного сознания в пользу тех, кто оппонирует власти, и соответственно формирование у людей устойчивого негативного отношения к этой власти. В обществе должны начать открыто симпатизировать оппозиции и открыто выражать свое недовольство властью. Это тот необходимый минимум, с которого должна начинаться серьезная оппозиционная работа, предполагающая конкретную борьбу за власть.

 

Пока большинство населения доверяет Назарбаеву или руководствуется обывательским принципом: «эти предсказуемы, а новые могут быть хуже», не может быть и речи о широком привлечения сторонников в оппозиционные партии, широкой поддержке на выборах, проведении многотысячных митингов протеста. Работу нужно начинать с другого конца: с промывания мозгов, завоевания политического авторитета (отдельный разговор), наращивания социальной базы. И уж точно не за два месяца до выборов.

 

Республика-КЗ