Международная правозащитная организация Human Rights Watch опубликовала меморандум «Казахстан и председательство в ОБСЕ: десять вопросов». В этом документе освещены основные проблемы, связанные с соблюдением Казахстаном его международно-правовых обязательств в области прав человека. Также правозащитники сформулировали рекомендации, исполнение которых позволит Казахстану оправдать звание страны – председателя ОБСЕ.

 

 

Первый вопрос сформулирован очень просто: «Достоин ли Казахстан занять председательское кресло ОБСЕ?» Правозащитники напомнили, что кандидатура Казахстана была и остается более чем спорной, главным образом из-за сомнений в приверженности принципам прав человека, соблюдаемых странами ОБСЕ. Это стало причиной отказа в председательстве в 2005 и 2006 годах.

 

В документе подчеркнуто, что в 2007 году Марат Тажин, исполняющий тогда обязанности министра иностранных дел, пообещал от лица правительства, что в стране будет проведен ряд реформ, чтобы улучшить эту ситуацию. В число предполагаемых к 2008 году изменений входили закон о СМИ, реформы избирательного права, а также либерализация условий регистрации политических партий. Казахстан даже согласился включить рекомендуемые Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ поправки в закон о выборах.

 

Правозащитники обращают внимание на то, что, несмотря на незначительные положительные начинания, предпринятые Тажиным в начале 2009 года, к его концу, к моменту, когда Казахстан уже должен принимать флаг ОБСЕ, ситуация с правами человека в стране резко ухудшилась из-за нескольких очень ощутимых ударов. Существующее положение вещей в Казахстане названо «не соответствующим стандартам ОБСЕ» и «не совместимым с лидерством в организации, основанной на принципах прав человека».

 

На вопрос «Стала ли ситуация с правами человека лучше или хуже в Казахстане?» правозащитники отвечают без оптимизма. Они подкрепляют свою позицию следующими фактами, говорящими сами за себя. Несмотря на принятие таких важных документов, как Международный пакт о гражданских и политических правах человека или Дополнительный протокол к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, реальная ситуация не только не изменилась, но и становится все хуже.

 

Правительство РК игнорирует любые инициативы правозащитных групп и политических партий по расширению или хотя бы соблюдению прав человека, гарантируемых ратифицированными международными документами и самой Конституцией республики.

 

По мнению Human Rights Watch, правительство страны не провело никаких значимых реформ в таких важнейших областях, как свобода слова, свобода собраний, свобода вероисповедания, право на юридическую защиту и т.д.

 

Третий вопрос касался перспектив развития Казахстана: «Поскольку Казахстан является сравнительно молодым государственным образованием, можно ли вообще ожидать, что он так быстро усвоит демократические принципы и стандарты прав человека?» Эксперты HRW обратили внимание на то, что в своих публичных выступлениях Казахстан часто подчеркивает, что у правительства было всего 18 лет, чтобы внедрить и развить в стане стандарты прав человека, но это не мешает Казахстану заявлять о желании быть лидером ОБСЕ в качестве зрелого члена международного сообщества. Да и многие необходимые правовые изменения отнюдь не требуют долгих лет строительства, а обеспечиваются одной лишь политической волей. Тезис об отсутствии у Казахстана достаточного времени особенно неубедителен для мирового сообщества в свете преднамеренных регрессивных мер, проводимых им в этой области.

 

Следующий вопрос: «Обстоят ли дела по соблюдению прав человека в Казахстане лучше, чем в других государствах Центральной Азии?»

 

Правозащитники справедливо заметили, что представители Казахстана пытаются сравнивать внутриполитическую ситуацию в своей стране с положением в других государствах Центральной Азии, где темы репрессий, притеснения прав человека поднимаются очень часто, и трактовать результаты такого сравнения в свою пользу. Но почему за основу берется отрицательный пример? Эксперты призывают Казахстан не соревноваться с теми, кто, по их мнению, хуже, а равняться на собственные добровольно принятые международные обязательства, ведь их соблюдение является необходимым для председателя ОБСЕ.

 

Еще один непраздный вопрос от Human Rights Watch: «Уважается ли в Казастане свобода СМИ?» В меморандуме подчеркнуто, что принятые в июле текущего года поправки к закону о СМИ принципиально ограничивают права средств массой информации. В стране намеренно создается атмосфера, в которой информационные агентства и журналисты сталкиваются с постоянной угрозой судебных процессов и штрафов за клевету, а насущные проблемы, такие как доминирование ангажированных, проправительственных СМИ, угрозы и преследования независимых журналистов, позволяющих себе высказывать критику в адрес президента или правительства, остаются нерешенными.

 

Примерами такой «политики притеснения» правозащитники называют и дело Рамазана Есергепова, и вынужденное закрытие газеты «Тасжарган», и также дело «БТА против «Республики». При этом авторы документа подчеркнули, что правительство Казахстана могло бы весьма просто обозначить свою позицию по этому вопросу и поспособствовать улучшению ситуации, просто не принимая июльские поправки, которые подверглись жесткой критике ОБСЕ.

 

Интересно, что в опубликованном на сайте Deutsche Welle интервью министр иностранных дел Казахстана Канат Саудабаев, напротив, говорит о росте числа независимых средств массовой информации и неправительственных организаций в стране, «которые обеспечивают спектр интересов, начиная от пацифистов и заканчивая экологами и борцами за права сексуальных меньшинств. В общем, ничего запретного нет». Видимо, международные правозащитные организации об этих объединениях не знают, а господин Саудабаев не считает принципиальным закрытие независимых изданий и наличие негласной жесткой цензуры в стране.

 

Далее вопрос: «Правительство РК часто позиционирует себя как модель религиозной и этнической терпимости. Но как же выглядит этот критерий в свете отчета о свободе вероисповедания?»

 

На данный момент в Казахстане существует более чем 40 конфессий и более 4000 зарегистрированных религиозных сообществ. Большинство населения — мусульмане и православные. Официально религиозные объединения имеют право на регистрацию, а незарегистрированные религиозные группы по определению незаконны. Таким образом, встреча для молитв без регистрации или незарегистрированная миссионерская деятельность являются незаконными и преследуются. Также власти именуют такие религиозные группы, как «Свидетели Иеговы», кришнаиты, «сектами», что создает по отношению к их адептам атмосферу подозрительности.

 

Позитивным фактом названо постановление Конституционного Совета Казахстана от 11 февраля 2009 года, в котором признается, что предложенный закон о религии нарушает Конституцию и «не гарантируют равенство между религиозными сообществами».

 

При этом авторы выразили беспокойство, поскольку предполагают, что правительство может попытаться ограничить религиозную свободу, как только внимание международного сообщества к этой проблеме уменьшится.

 

«Проводятся ли в Казахстане свободные и справедливые выборы на регулярной основе?» Одной из самых серьезных проблем названо в документе отсутствие адекватного механизма выборов в федеральные органы, хотя его наличие является обязательным условием свободных и справедливых выборов для стран ОБСЕ. Отдельно отмечено, что на последних парламентских выборах в августе 2007 года ни одна оппозиционная партия не смогла преодолеть порог в 7% и получить места в парламенте, где была представлена только правящая партия «Нур Отан». Президент же игнорировал критику, заявляя, что однопартийный парламент является «замечательной возможностью принять все законы, он должен ускорить экономическую и политическую модернизацию нашей страны».

 

Внесенные в 2008 году поправки не решили проблемы, а стали, скорее, «косметической реформой».

 

Отдельным пунктом в перечне вопросов к Казахстану было вынесено «Дело Евгения Жовтиса». «Что случилось с Евгением Жовтисом?» — вопрошают правозащитники. Описывая ход дела и замечая нарушения, авторы подчеркивают, что на данный момент вопрос не закрыт, несмотря на окончательное решение суда, и обращают внимание на то, в каких условиях пребывают Евгений Жовтис и Тохнияз Кучуков сейчас.

 

«Какие шаги может предпринять правительство Казахстана, чтобы продемонстрировать приверженность фундаментальным свободам?»

 

По мнению Human Rights Watch, хорошим примером может стать обеспечение свободы собраний. На данный момент в Казахстане любая общественная встреча, носящая политический оттенок и прямо или косвенно не организованная правительством, скорее всего, не сможет получить разрешение на проведение и будет подавлена полицией. По закону Казахстана даже пикет из одного человека должен быть зарегистрирован, по крайней мере, за 10 дней, что требует подробной информации о демонстрации, ее целях, участниках и т.п.

 

Власти используют этот порождающий проблемы закон, чтобы предотвратить «нежелательные» протесты и общественные собрания. В качестве примеров таких неоправданных запретительных мер приведены случаи штрафов за одиночные пикеты в поддержку Евгения Жовтиса, проводимые независимыми журналистами Виктором Ковтуновским и Андреем Свиридовым.

 

И последний вопрос, которым задаются правозащитники: «Что должно сделать международное сообщество в связи с необходимостью вновь обращаться к проблемам в области прав человека в Казахстане?»

 

По их убеждению, страны — участницы ОБСЕ должны гарантировать, что правительство Казахстана будет соблюдать свои обязательства по отношению к ОБСЕ и не будет подрывать доверие к организации. Международные институты, в том числе Европейский союз, правительство Соединенных Штатов Америки и представитель ОБСЕ по свободе СМИ, выражают свое беспокойство относительно принятия поправок к закону о СМИ, касающихся интернет-изданий, а также относительно приговора журналисту Рамазану Есергепову и нарушений принципов справедливого суда в деле Евгения Жовтиса. Они также подчеркивают необходимость дальнейшего прогресса в вопросе подготовки Казахстана к посту председателя ОБСЕ.

 

Совет министров ОБСЕ в Афинах 1 и 2 декабря имеет возможность непосредственно обратиться к вопросу остановленных реформ в Казахстане и потребовать конкретных действий в сфере улучшения ситуации со свободой слова, свободой собраний и свободой вероисповедания. Кроме того, важно, чтобы внимание стран ОБСЕ к Казахстану во время его руководства не ослабевало и была использована любая возможность определить шаги, которые казахстанское правительство должно предпринять, чтобы осуществить значимые реформы, способные сделать эту страну достойной кресла председателя ОБСЕ.

 

Вопросы, озвученные в документе, в первую очередь адресованы участникам встречи Совета министров иностранных дел ОБСЕ, которая пройдет 1—2 декабря этого года в Афинах. Несмотря на то что все замечания, изложенные в меморандуме, носят рекомендательный характер, они отражают принципиальные внутриполитические проблемы будущей страны —председателя ОБСЕ.

 

Как видно из документа, в Human Rights Watch очень обеспокоены нынешним положением вещей и не испытывают никаких иллюзий, относительно Казахстана как правового государства. Скорее всего, отвечать на все «неудобные» вопросы, если они прозвучат на Совете министров иностранных дел ОБСЕ, придется Канату Саудабаеву, который будет возглавлять казахстанскую делегацию в Афинах.

 

Однако если вспомнить интервью Deutsche Welle главы казахстанского внешнеполитического ведомства — он полон оптимизма и обещает, что в период председательствования в ОБСЕ Казахстан будет исходить из основополагающих принципов этой организации и честно соблюдать интересы всех членов. Но, как показывает опыт, о котором напомнили правозащитники Human Rights Watch, обещания высших чинов Казахстана не всегда выполняются.

 

Республика