FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



ТОП
 

gulnarakarimovaВ ходе процесса, начавшегося 4 сентября в суде Стокгольма, шведский прокурор Гуннар Стетлер предоставил факты, подтверждающие то, что истинной владелицей офшорных компаний и принадлежащих им акций, а также других богатств, оформленных на имена приближённых Гульнары Каримовой: Гаяне Авакян и Рустама Мадумарова, на самом деле является сама Каримова.

На суде в Стокгольме, который продлится до 14 декабря этого года, три бывших руководителя телекоммуникационного гиганта Telia (бывшая TeliaSonera) обвиняются в даче взяток старшей дочери ныне покойного первого президента Узбекистана Гульнаре Каримовой в размере около 400 миллионов долларов США.

Согласно обвинительному заключению, Гульнара Каримова полностью контролировала телекоммуникационный сектор Узбекистана и гибралтарская фирма Takilant, на счета которой иностранные компании при помощи различных схем переводили миллионы долларов для вхождения на рынок сотовой связи страны, в действительности принадлежала старшей дочери Ислама Каримова.

ДОКУМЕНТЫ О «ПОСЛЕДНЕЙ ВОЛЕ» ГУЛЬНАРЫ КАРИМОВОЙ

Копии документов, обнародованных в ходе судебного процесса для поддержания обвинительного заключения, были предоставлены Узбекской редакции Азаттыка - «Озодлику» - судом Стокгольма и прокурором Гуннаром Стетлером.

Среди этих документов имеются «последняя воля и завещания» Гульнары Каримовой и ряда других приближённых ей лиц.

На банковские счета различных компаний в офшорных зонах, зарегистрированных на имена приближённых Каримовой, по данным надзорных органов Швейцарии, Голландии, США и Швеции, были положены сотни миллионов долларов, приобретена дорогая недвижимость в нескольких городах мира.

Согласно документам, обнародованным в суде Стокгольма, Гульнара Каримова заранее приняла меры, чтобы ее богатства, оформленные на Гаяне Авакян, Рустама Мадумарова и Марину Клюеву, не перешли в руки этих лиц.

Документы, представленные шведскому суду, были оформлены в 2004 году и хранились в специальных ячейках, конфискованных после того, как прокуратура Швейцарии заморозила банковские счета Гульнары Каримовой.

Эти «бесценные бумаги» названы «последним завещанием».

article1kar

 

article2kar

В ходе судебного процесса шведский прокурор Гуннар Стетлер продемонстрировал четыре документа.

Это завещания бывшего гражданского мужа Каримовой Рустама Мадумарова, ее помощницы Гаяне Авакян и Марины Клюевой, на имя которой были открыты несколько банковских счетов, офшорных компаний и недвижимости.

Документы составлены на английском языке и оформлены за пределами Узбекистана. Тексты документов одинаковые, за исключением имен лиц и касающихся их данных.

Тексты документов, подписанных Авакян, Мадумаровым и Клюевой, начинаются с отказа от предыдущего завещания на имущество. В них подчеркивается, что данное завещание является единственным и последним.

В своих завещаниях Авакян, Мадумаров и Клюева пишут, что единственной и последней владелицей оформленных на них компаний Takilant, Swisdorn и Marvelgate является Гульнара Каримова и что после себя они завещают эти компании и принадлежащие им имущества старшей дочери Каримова.

Шведский прокурор приложил эти завещания к своему обвинению, чтобы доказать в суде, что истинными владельцами Takilant и Swisdorn Limited – «партнеров», подписавших соглашения с телекоммуникационными компаниями TeliaSonera и VimpelCom, – являются не Авакян и Мадумаров, как это указано в официальной регистрации.

Как сказал «Озодлику» прокурор Гуннар Стетлер, в конфискованных швейцарской прокуратурой банковских ячейках хранилось еще много подобных документов.

НАСЛЕДНИКИ ГУЛЬНАРЫ КАРИМОВОЙ

Вместе с этими документами в специальных банковских ячейках Гульнара Каримова хранила также свое «последнее и единственное законное завещание», в котором говорится, что последними и истинными владельцами всех ее богатств являются двое детей – 26-летний сын Ислам и 20-летняя дочь Иман.

В настоящее время «Озодлик» пытается изучить то, какую законную силу в нынешней ситуации имеет данное завещание Гульнары Каримовой, которую в Узбекистане приговорили к пяти годам ограничения свободы за хищения и вымогательство, а в Европе обвиняют в получении многомиллионных взяток от западных телекоммуникационных компаний.

Материал Узбекской редакции Азаттыка –​ «Озодлик», Сентябрь 09, 2018