FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



ТОП
 

0A5E9E47 1F5C 4387 BEF0 36162497C8F3 w1023 r1 sВпервые в истории Казахстана официально блокируются средства Нацфонда — главного хранилища денежных доходов Казахстана от продажи нефти и газа. Нацфонд — закрытая структура, подчиняющаяся лично президенту страны. Благодаря данному инциденту казахстанцы осознали, что средства можно потерять по решению международных судов.

ВОПРОСЫ К СТАТИ

Азаттык обратился за комментариями к бизнесмену Анатолу Стати, по иску которого «заморожены» средства Нацфонда. Стати по телефону предложил адресовать вопросы его представителям по контактам со СМИ.

Один из них, Крис Уинанс, сообщил в письме, что редакция может использовать его комментарий-интервью сайту Sputnik, в котором Уинанс подтверждает, что банк New York Mellon «заморозил» 22 миллиарда долларов, в том числе казначейские векселя США на сумму около 11 миллиардов долларов и еще 589 миллионов долларов в связи с иском Стати и его компаний против правительства Казахстана.

По словам Криса Уинанса, владелец Ascom Group — Стати — инвестировал более миллиарда долларов в Казахстан, которые в итоге «отошли» правительству страны.

Стати инвестировал более миллиарда долларов в Казахстан, которые в итоге «отошли» правительству страны.

Уинанс также утверждает, что по итогам обращений в международные суды за последние четыре года Стати удалось добиться нескольких положительных для бизнесмена решений. 19 декабря 2013 года арбитражный трибунал при торговой палате Стокгольма частично удовлетворил требования Стати на 500 миллионов долларов. Полная сумма исковых требований бизнесмена — более чем четыре миллиарда долларов.

Крис Уинанс в интервью Sputnik говорит, что по иску Стати также заморожены акции фонда «Самрук-Казына» на сумму 5,2 миллиарда долларов в голландском предприятии KMG Kashagan BV, через которое Казахстан участвует в разработке месторождения Кашаган на Каспийском море.

Плюс ко всему в Швеции, как отмечает Уинанс, заморожены акции Казахстана приблизительно на 100 миллионов долларов в 33 госкомпаниях, включая Volvo, Skanska, Electrolux, Nordea, хранителем которых выступал шведский SEB-банк. Уинанс уверяет, что «шведский государственный судебный исполнитель уже начал продавать эти активы (на сегодня около 3,5 миллиона долларов) на рынке и переводить поступления на свой депозитный счет.

ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ

Первыми в Казахстане ситуацию с замороженными активами Нацфонда прокомментировали в министерстве юстиции, которое представляет интересы государства через международную юридическую фирму Herbert Smith Freehills LLP.

22 декабря на официальном сайте Минюста было опубликовано сообщение, в котором приводится хронология судебных тяжб Стати с Казахстаном.

В марте 2014 года Казахстан обжаловал решение арбитражного трибунала Стокгольма о выплате Казахстаном Стати 500 миллионов долларов. Каковы результаты обжалования — в частности, выплачена ли Стати эта сумма или нет, — не сообщается.

Стати в течение многих лет разворачивал в Казахстане масштабную мошенническую схему, фальсифицировал финансовые отчеты и завысил стоимость строительства газоперерабатывающего завода в Мангистау.

«Стати в течение многих лет разворачивал в Казахстане масштабную мошенническую схему, фальсифицировал финансовые отчеты и завысил стоимость строительства газоперерабатывающего завода в Мангистау», — говорится сообщении Минюста. 6 июня 2017 года представители Казахстана обратились в Высокий суд Англии, заявив, что решение суда в Швеции Стати получил путём мошенничества. Слушания в Англии начнутся в октябре 2018 года.

В Минюсте отмечают, что «Bank of New York Mellon нарушает свои договорные обязательства перед Нацбанком», и говорят, что пытаются обжаловать решение нью-йоркского банка о заморозке средств в английском суде. Кроме того, в октябре этого года Казахстан подал иск на Стати и его партнеров за их «мошеннические действия» в окружной суд Вашингтона, округ Колумбия.

«Риски Казахстана ограничиваются суммой арбитражного решения — 497 658 101 доллар, плюс проценты за шесть месяцев по казначейским бумагам США, а также 50 процентов судебных издержек на сумму 8 975 496 долларов», — приводятся суммы возможного взыскания министерством.

ИЗ ИНВЕСТОРОВ В ИЗГОИ

65-летний глава компании Ascom Group Анатол Стати из Молдовы с конца 1990-х годов успешно разрабатывал в Казахстане два нефтегазоконденсатных месторождения — Толкын и Боранколь — в Мангистауской области. В 2005 году в Мангистау началось строительство Боранколького газоперерабатывающего завода. Проект оценивался в 176,5 миллиона долларов и финансировался компанией Стати Tristan Oil. Бизнесмен якобы успел вложить в строительство 156,2 миллиона долларов через дочернюю компанию «Толкыннефтегаз».

В октябре 2008 года тогдашний президент Молдовы Владимир Воронин пишет письмо президенту Нурсултану Назарбаеву, в котором он назвал Стати «сомнительным дельцом», финансирующим в Молдове оппозицию. В апреле 2009 года после массовых беспорядков в Кишиневе власти Молдовы арестовывают сына Стати — 29-летнего Габриэля Стати — по обвинению в попытке госпереворота.

В 2009 году финансовая полиция Казахстана проверяет деятельность компаний «КазПолМунай» и «Толкыннефтегаз», входящих в Ascom Group. По итогам проверок был арестован гендиректор «КазПолМуная» Сергей Корнегруца по обвинению в «незаконной предпринимательской деятельности».

Согласно приговору Актауского горсуда Мангистауской области, Корнегруца с марта 2007 по май 2008 года использовал магистральные нефтепроводы без соответствующей лицензии, получив незаконный доход в размере 21 миллиарда 675 миллионов тенге.

18 сентября суд приговорил Корнегруцу к четырем годам колонии общего режима с конфискацией имущества по статье 192 («Лжепредпринимательство»). На следующий год Корнегруца сбежал из атырауской колонии-поселения УГ-157/10 в Кишинев.

По сообщению официальной прессы, недостроенный завод в Мангистау Стати взят под управление национальной компанией «КазМунайГаз».

ФОНД ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА

Национальный фонд Казахстана создан в 2000 году указом президента Назарбаева по подобию норвежской модели. Это стабилизационное и сберегательное хранилище национальных средств для будущих поколений. Фонд, по официальным данным, пополняется прямыми налогами от всего нефтяного сектора, налогов на сверхприбыль, роялти, бонусов, долей по соглашениям о разделе продукции, рентного налога на экспортируемую нефть. В фонд якобы также поступают доходы от приватизации госимущества и от продажи земельных участков сельскохозяйственного назначения.

В лучшие годы, пока нефть не упала в цене, размер фонда достиг в 2014 году рекордной отметки — 77 миллиардов долларов. Согласно последнему отчему Минфина, сейчас в Нацфонде хранится чуть больше 57 миллиардов долларов. За последние четыре года фонд сократился почти на 20 миллиардов долларов.

Нацфонд подчиняется председателю Совета по управлению фондом — президенту страны. В Совет также входят премьер-министр, председатель сената парламента, председатель мажилиса парламента, глава администрации президента, председатели Нацбанка и Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, министры финансов и национальной экономики.

Из Нацфонда выделяются транши на пополнение республиканского бюджета, на покупку облигаций госхолдингов, обеспечение антикризисной программы, помощь банкам, завершение долевого строительства, поддержку малого и среднего бизнеса, фондирование проблемных кредитов. Кроме того, из средств фонда выплачиваются деньги на административные расходы самой структуры, таких как оплата услуг аудиторских компаний, внешних управляющих портфелем и банков-кастодианов.

У Нацфонда нет собственного сайта. Общий отчет о деятельности Нацфонда публикуется на сайтах Минфина и Нацбанка Казахстана.

ОТРАЗИТСЯ ЛИ НА НАСЕЛЕНИИ?

Азаттык опросил экспертов о том, как ситуация с блокировкой денег Нацфонда может отразиться на рядовых гражданах страны.

— Эта печальная новость говорит о том, что управление Нацфондом и размещение его средств [производится] совершенно неэффективно. Хоть и говорится, что фонд создан по норвежской модели, по факту — это закрытая система. Где размещаются активы и как они тратятся, общественности неизвестно, — говорит директор общественного фонда «Институт национальных и международных инициатив развития» Светлана Ушакова.

По мнению Ушаковой, независимые эксперты должны участвовать в процессе определения приоритетов при распределении средств фонда или хотя бы в обсуждении результатов деятельности.

— Чтобы в фонде присутствовали представители общественности и госструктур, члены Совета должны открыто избираться с определенной ротацией. Отчеты о деятельности фонда должны быть открытыми, публичными и достаточно подробными, а не как сейчас, — считает Ушакова.

​Шолпан Айтенова, директор некоммерческой организации Zertteu Research Institute, считает, что на жизни и зарплатах рядовых казахстанцев заморозка средств в краткосрочной перспективе никак не отразится.

— Бюджет на 2018 год уже утвержден, и сумма трансфертов из Нацфонда будет [выплачиваться] из стабилизационного портфеля, а замороженные средства, скорее всего, относятся к сберегательному портфелю, — говорит Айтенова.

По мнению Айтеновой, заморозка средств не означает, что страна их лишится.

— В то же время данный кейс обнажил проблему информационной ассиметрии, когда о том, куда инвестированы средства Нацфонда, широкая общественность не знает или узнает в результате международного судебного процесса. Управление деньгами фонда, являющимися накоплениями для «будущих поколений», должно быть [построено] на принципах прозрачности и подотчетности, и самую большую активность в требовании подотчетности должны проявлять члены парламента, — говорит Айтенова.

Депутаты парламента комментируют заморозку средств Нацфонда

Глава Нацбанка Данияр Акишев, в чьем ведомстве находится Нацфонд, не считает ситуацию критической.

Вот как комментируют скандал казахстанские министры:

Директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров с учетом данного прецедента с заморозкой считает, что необходимо закрепить принципы формирования, использования и контроля деятельности фонда в отдельном законе «О Национальном фонде». Необходимо также определить четкий перечень целей, на которые могут быть выделены средства из фонда, уверен экономист.

— Нужно внедрить практику обязательного ежегодного открытого доклада и обсуждения в парламенте размеров поступлений, расходования и инвестиционной доходности фонда, необходим ежегодный независимый внешний аудит и открытая публикация его результатов, — говорит Касымхан Каппаров.

По его словам, основная проблема кроется в управлении Нацфондом, не обеспечен элементарный риск-менеджмент при управлении активами.

​Политолог Досым Сатпаев говорит, что его больше беспокоит будущее всего Нацфонда, а не только судьба замороженных средств. Сатпаев проводит аналогии с бесследно исчезнувшим «золотом партии» и считает, что «туманное политическое будущее страны» несет потенциальную угрозу для безопасности фонда.

— Может быть, прав лауреат Нобелевской премии Эдвард Прескотт, посоветовавший перечислять часть денег, получаемых от продажи сырья, на депозиты каждого казахстанца для создания широкой базы собственников, — говорит политолог.

Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.

Радио Азаттык. 27.12,2017