FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed


Последние новости


ТОП
 

dicaprВслед за обвинениями в причастности к хищению миллиардов из Фонда национального благосостояния Малайзии премьер-министр этой страны Раджиб Разак сделал то, что обычно делают авторитарныелидеры по всему миру, попадая в скандал, — убрал неугодных.

На протяжении всего одного дня в июле он уволил заместителя главы правительства и генпрокурора и отстранил от работы членов парламентского комитета, которые разбирались в обстоятельствах предполагаемой аферы.

Несмотря на крайне сомнительную ситуацию, Разаку, казалось бы, удалось выйти сухим из воды, тем болеечто СМИ в его стране имеют все меньше права голоса, а лидер оппозиции томится в тюрьме.

Но положение изменилось, когда в дело решили вмешаться США. 20 июля американское Министерствоюстиции объявило о том, что инициирует возвращение более миллиарда долларов из трех с половиной миллиардов, которые, как утверждается, были украдены из суверенного фонда 1Malaysia Development Berhad (1MDB).

Поиск этих денег — крупнейшей на сегодня суммы по делам, связанным с «клептократией» за рубежом, — часть ширящейся стратегии США по воздействию на коррумпированных иностранных лидеров. Проводник этой стратегии — специальное подразделение минюста, известное как Отдел по возврату незаконных активов (The Kleptocracy Asset Recovery Initiative).

Созданное в 2010 году со штатом всего из пяти следователей, ведомство к настоящему времени втрое увеличило число сотрудников, которые заняты поисками примерно 2,8 миллиарда долларов из состояний таких небезызвестных персон, как покойный правитель Нигерии Сони Абача и Теодоро Нгема Обиянг, сын диктатора Экваториальной Гвинеи.

Ранее самыми крупными по объему активами, розыск которых ведет Министерство юстиции США, были 850 миллионов долларов, связанные с Гульнарой Каримовой, дочерью скончавшегося недавно президентаУзбекистана. Ее обвиняют в вымогательстве у иностранных компаний более миллиарда долларов в виде взяток.

comey

Заместитель директора ФБР Эндрю Маккейб сообщает 20 июля о намерении арестовать около миллиарда долларов, связанных с 1MDB. (Фото: fbi.gov)

Задача у «антиклептократического отдела», мягко говоря, не из простых, ведь самые коррумпированные мировые правители у себя на родине обычно действуют безнаказанно и имеют неприкосновенность, находясь за рубежом.

«В криминальном клептократическом «сообществе», если мы говорим о главах государств, то до той поры, пока такой человек занимает высший пост, он по условиям Венской конвенции за пределами страны защищен иммунитетом от преследования», — заявил в беседе с Центром по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) Кендалл Дэй, руководитель действующего в структуре минюста США Управления по конфискации незаконных активов и борьбе с отмыванием денег.

Возникает вопрос: что делать в ситуации, когда клептократа нельзя привлечь к ответственности? «Засудить» можно их активы, считает американская Фемида.

В рамках своей стратегии Министерство юстиции опирается на процедуру конфискации гражданскогоимущества — порой спорного правового механизма, который позволяет правоохранителям изымать активы, полученные, предположительно, криминальным путем, но без предъявления какого-либо обвинения нарушителям закона. Такой же подход используется при взыскании гигантских штрафов в ходе досудебного урегулирования претензий, что предусмотрено законом США о коррупции за рубежом от 1977 года. Закон ввел уголовную ответственность за дачу американскими компаниями взяток в других странах.

«Американский минюст однозначно лидер в этой сфере... с его весьма специфической схемой [конфискации гражданского имущества]», — полагает старший юрист правовой инициативы Института «Открытое общество» Кен Хёрвиц. (Институт «Открытое общество» финансирует ряд проектов OCCRP. — Прим. ред.).

«В США этот прием действует в качестве так называемой юридической фикции — здесь вы не выдвигаете претензии злоумышленнику, а в судебном порядке преследуете его активы, являющиеся инструментом совершения преступления или доходом от совершенного преступления», — поясняет Хёрвиц.

В деле малайзийского фонда 1MDB захватывает дух от разнообразия и стоимости активов, добытых, предположительно, на«нетрудовые доходы». В частности, американцы добиваются ареста десятков объектов элитного жилья, частного самолета, двух полотен Моне и одного творения Ван Гога, а также прав на голливудский фильм 2013 года «Волк с Уолл-стрит». По данным прокуратуры, эта претендовавшая на «Оскар» картина о «беловоротничковой преступности» создавалась в том числе на десятки миллионов долларов, украденных у малайзийских налогоплательщиков.

Правоохранительные органы США утверждают, что с 2009 по 2012 год ряд лиц, включая Ризу Азиза, приемного сына премьера Наджиба, и бизнесмена Джо Лоу, с помощью трех закулисных операций поэтапно похитили из суверенного фонда 3,5 миллиарда долларов. Для этого, как считается, они использовали цепочку фиктивных компаний с банковскими счетами в Швейцарии, Люксембурге, Сингапуре и США.

Открыто имя самого Наджиба в деле не упоминается — детали повествуют, что через банковские счета некоего человека, именуемого «Малайзийский чиновник №1», прошло свыше 700 миллионов долларов,связанных с 1MDB. При этом оппозиция, СМИ и как минимум один правительственный министр заявили, что «Малайзийский чиновник №1» — это Наджиб.

В Малайзии заявление Министерства США о намерении вмешаться в ситуацию произвело эффект разорвавшейся бомбы. Гражданское общество в этой стране практически потеряло надежду, что местные госорганы доберутся до первопричин скандала, как говорит Нурул Изза Анвар, дочь арестованного лидера оппозиции Анвара Ибрагима.

«Думаю, с точки зрения восприятия в обществе все были приятно поражены таким сообщением американского Министерства юстиции, так как там предельно ясно сказали, что речь идет об афере, устроенной клептократами, — говорит она и добавляет: — Люди не могли поверить своим ушам».

Пресс-секретарь Наджиба отказал OCCRP в просьбе дать комментарий, а сам премьер-министр неизменно отрицает какую-либо свою вину в связи с делом 1MDB.
Представляющий минюст США Кендалл Дэй полагает, что нынешняя ситуация свидетельствует о все более серьезном намерении США найти управу на коррупционеров из-за рубежа. При этом, по его словам, за подобным отношением, пусть и отчасти, стоит желание обеспечить свои национальные интересы.

«Наша финансовая система одна из самых гибких и прозрачных в мире, а потому клептократы и коррупционеры будут стараться припрятывать свои деньги здесь, в США», — говорит Дэй.

«Это, уверен, одна из причин, почему нашу бдительность должен поддерживать такой правовой механизм борьбы с ними, ведь чтобы обеспечить здоровое состояние нашей финансовой системы, мы должны не пускать к себе потоки «грязных» денег. Они вызывают перекосы на наших рынках и подрывают саму систему ответственной финансовой отчетности — систему, которая исходит из правдивости поступающей информации», — продолжает делиться Дэй.

Более жесткое отношение США к «делам клептократов» вызывает определенные подвижки и за рубежом, указывает в свою очередь Хёрвиц. Так, есть основания полагать, что по делу 1MDB с США активно взаимодействовали власти Швейцарии и Сингапура — стран, традиционно трепетно хранящих банковские тайны. В этих юрисдикциях были заморожены миллионные суммы, связанные, предположительно, с малайзийской аферой. (Кендалл Дэй при этом отказался сообщить детали сотрудничества США и указанных стран в рамках дела.)

Однако пока в США иностранным коррупционерам предъявляют рекордные иски в судах, инициаторов таких дел могут поджидать серьезные препятствия.

najib
Премьер-министр Малайзии Наджиб Разак. (Фото: en.kremlin.ru)

Пока что способность федеральных властей США добиваться здесь поставленных целей не подтверждается большими успехами. На сегодня из разыскиваемых 2,8 миллиарда долларов удалось получить лишь 150 миллионов. Крупнейшими делами — Гульнары Каримовой и 1MDB — суд, как ожидается, вряд ли займется в ближайшее время.

Вице-президент направления программ и проектов американского отделения Transparency International Шрути Шах отмечает, что в США до сих пор есть масса лазеек для закулисного перемещения «грязных» денег.

Хотя, по ее словам, естественно, «было бы лучше вообще не допускать хищения этих активов; нам необходимо что-то делать с посредниками в финансовой сфере — банкирами, юристами и агентствами по продаже недвижимости».

По данным расследования газеты The New York Times, почти половиной домов стоимостью выше пятимиллионов долларовв США владеют офшорные компании. В штатах Делавэр, Невада и Вайоминг такие компании можно регистрировать, предъявляя минимум документов, удостоверяющих личность, или же вовсе без них.

«В Делавэре требуют больше информации для продления читательского билета, чем для открытия общества с ограниченной ответственностью (LLC — limited liability company)», — указывает Шах.

США предпринимают определенные шаги, чтобы закрыть эти лазейки. К примеру, в минувшем годуМинистерство финансов запустило пилотный проект, в рамках которого в Нью-Йорке, Майами и Сан-Франциско обязали раскрывать имена тех, кто приобретает жилье без привлечения кредита. Кроме того, вфеврале в конгрессе был представлен законопроект, обязывающий регистрировать истинных владельцев так называемых фирм-пустышек (shell companies).

Однако даже если американская юстиция будет выигрывать дела против клептократов, возвращение денег туда, где они были незаконно присвоены, рискует обернуться их новым хищением.

На сегодня наиболее предпочтительным вариантом остается передача таких денег благотворительным организациям. В прошлом декабре Министерство юстиции США распорядилось перевести более 115 миллионов долларов, полученных по условиям урегулирования одного из дел 2007 года, казахстанскому благотворительному фонду, действующему под эгидой Всемирного банка, а не отдавать их правительству страны.

Что касается малайзийского премьера Наджиба Разака, то его властные позиции на родине еще весьма крепки, и потому любые возвращенные деньги, скорее всего, также надо направить на благотворительность, считает дочь главного оппозиционера этой страны Нурул Изза.

Любое другое решение, по ее словам, это «все равно что отдать деньги вору, который их уже однажды украл».

www.occrp.org, 22.09.2016