FacebookTwitterLivejournalYoutubeFeed



 

serik medetbekovСерик Медетбеков, когда-то бывший медиа-менеджером в Казахстане, теперь живет в Дрездене и выступает спикером оппозиционных движений за границей.

 

Этот мужчина выглядит на сорок лет, хотя ему уже пятьдесят. Говорит он приятным голосом, то и дело переходя с немецкого на английский. Располагающая улыбка явно входит в тот секретный набор, который позволяет Серику Медетбекову выглядеть так молодо. При всем том, что история этого человека из Казахстана довольно грустная и трогает душу.

 

Этот когда-то преуспевающий предприниматель сегодня живет со своей семьей в небольшой квартире на площади Вазаплатц в Дрездене. Им этого хватает, говорит он. «Богатства – это не то, ради чего мы живем». Его жена Илона работает в большом универмаге в центре города. 16-летний сын Алекс еще ходит в школу.

 

Все, что нужно самому Серику Медетбекову, по его словам, это быстрый компьютер и быстрый интернет. Он разрабатывает и программирует интернет-сайты, производит документальные фильмы о Казахстане. На сайтах и в фильмах ситуация на его родине выглядит так, что властям в Астане это вряд ли понравится.

Поэтому Медетбекова поддерживает со своей страной, которая распростерлась между Каспием и Алтаем, только виртуальную связь. Друзья снабжают его новостями по Интернету. А сам он двенадцать лет назад должен был оставить свою родину.

 

Единственное независимое радио

 

В 1996 году Медебеков жил в Алматы, где он и появился на свет в 1961 году, где учился машиностроению в Сельскохозяйственном институте. Позже он поступил еще и в Ташкентский электротехнический институт связи. В начале 90-х Медетбеков организовывал музыкальные представления и шоу, а в 1996 году начал строить свой маленький медиа-концерн. Его компании выпускали мультфильмы и телевизионные программы. Он создал первые в стране частные радиостанции– «Радио РИК» и «Ток-радио».

 

Все они входили в медиа-холдинг, через который и делался бизнес. Но известным и высоко прибыльным холдинг Медетбекова стал благодаря появившемуся в 1998 году «Русскому радио». Оно транслировало программы одноименной российской станции, которая была необыкновенно популярна. Медетбеков получил также права на передачу программ БиБиСи и Немецкой волны. «Мы их разбавляли собственными новостями и музыкой», - рассказывает он. В 1999 г. холдинг стал лидером казахстанского радиорынка.

 

Это не особенно понравилось одному человеку – Рахату Алиеву, который в то время был женат на Дариге, старшей дочери всевластного казахского президента Нурсултана Назарбаева, который правит страной с 1984 г. Зять президента был на два года моложе Медетбекова, занимал высокие должности и при этом одновременно увлекался предпринимательством. В том числе и на рынке СМИ.

 

В мае 1999 года Серика Медетбекова вызвал на разговор посланник от Алиева. «Этот человек управлял его финансами и говорил от его имени. Я должен был направить все потоки денег, поступающие за рекламу на моем радио, на счет рекламного агентства радиостанции «Европа плюс». Которая находилось под контролем Алиева». Тот стал забирать себе все доходы Медетбекова от рекламы. «Они оставляли мне ровно столько, сколько требовалось, чтобы вещание продолжалось».

 

Ему все было предельно ясно. «Отказ следовать этим требованиям привел бы к печальным последствиям. Они бы мне что-то подстроили, – говорит Медетбеков. – В Алматы тогда было много компаний, которые должны были отдавать свои доходы Алиеву».

 

Всего через несколько недель люди Алиева потребовали от Медетбекова закрыть все новостные программы, а журналистов уволить. «Новости были очень важной частью нашего проекта. Они были одним из немногих независимых источников информации в стране».

 

Это «Русское радио» первым сообщило о «Казахгейте» - коррупционной афёре конца 90-х, которая касалась верхушки государства. Ключевой фигурой в этой истории был американец Джеймс Гиффен, который в Астане играл роль личного финансового консультанта Назарбаева. Но одновременно Гиффен был посредником в миллиардной сделке с американским нефтедобывающим концерном «Мобил». Такие деньги концерн заплатил за право добывать нефть на месторождении Тенгиз в Западном Казахстане.

 

Из этой суммы примерно 84 миллиона долларов оказались на швейцарских банковских счетах, где они и были заморожены. Когда Гиффен позже должен был отвечать перед американским судом за подкуп казахских должностных лиц, он показал, что американские ведомства, такие как ЦРУ, были осведомлены о его деятельности в Астане. Президент Назарбаев был вроде бы назван в этом суде в качестве выгодополучателя.

 

Из наследников в госпреступники

 

Сразу после первой программы про «Казахгейт» летом 1999 г. на «Русское радио» пришли люди Алиева. «Они привели с собой собственного директора для «Русского радио», - рассказывает Медетбеков. – Кроме того, мне стало известно, что налоговое ведомство собиралось состряпать против меня дело по уклонению от налогов. Шефом финансовой полиции тогда был Рахат Алиев».

 

Тут Медетбеков должен был уже целиком передать свою самую успешную станцию президентскому зятю. Ситуация становилась нестерпимой: «Моя семья страдала, квартира и офис находились под наблюдением, за мной следовали люди в полицейской форме», - рассказывает он. Семья собрала самые необходимые вещи в два чемодана, остальное оставила и покинула Казахстан. У Медетбекова была тогда американская виза. «Это нам здорово помогло».

 

У его противника, Рахата Алиева, наоборот, все пошло вкривь и вкось. В качестве замминистра иностранных дел, замначальника спецслужбы и дипломата он входил в самый узкий круг властителей страны. Он был хозяином компаний, действовавших не только в СМИ, но и в нефтяном бизнесе. Пока в 2007 году не попал в немилость, не был принудительно разведен и признан «врагом государства №1».

 

Очевидно, что Алиев хотел унаследовать власть своего тестя быстрее, чем тому бы хотелось ее передать. Когда весной 2007 г. парламент так изменил конституцию, что Назарбаев стал пожизненным президентом, Алиев, бывший в то время послом в Вене, заявил, что на следующих выборах хочет бросить вызов своему бывшему хозяину. Тому это совершенно не понравилось, как пишет Алиев в своей книге разоблачений «Крестный тесть». В ней автор представляет себя в качестве жертвы интриги.

 

Серик Медетбеков прерывает свой рассказ, закуривает сигарету и говорит, что это забавно: человек, который изгнал его семью с родины, теперь сам пустился в бегство от режима. Казахские власти обвиняют бывшего зятя президента в убийстве двух менеджеров «Нурбанка», который принадлежал Алиеву. Банкиры пропали 31 января 2007 г. Их тела, по сообщению газеты «Винер цайтунг», обнаружили только в мае 2011 г. на территории фабрики, которая когда-то принадлежала Алиеву.

 

Воспитанник президента между тем лишился всех постов и был приговорен в 2008 г. в Алматы к двадцати годам заключения – за рэкет, похищение и создание преступной группировки. Но еще до этого ему удалось переписать на подставные лица свои компании. В том числе и радиостанцию, которую он украл у Медетбекова.

 

Вена между двух стульев

 

Случай Алиева заставил Австрию буквально балансировать на проволоке. Многолетний посол после своего отзыва стал беженцем. Дважды Вена отказывалась экстрадировать Алиева, который отрицает любую свою связь со смертью банкиров.

 

«У него есть влиятельные друзья в Вене», - говорит Медетбеков. Но несколько недель назад альпийская республика все же неожиданно открыла расследование против Алиева – по заявлению вдов банкиров, которые борются за то, чтобы это дело было расследовано. Вена оказалась между двух огней: с одной стороны – автократ Назарбаев в Астане, с другой – его свергнуты кронпринц, который сегодня должен скрываться от посланной за ним с родины команды киллеров.

 

Серик Медетбеков рассказывает, какая борьба за деньги и власть разворачивается в его стране. Индустриальные страны называют Казахстан «центрально-азиатским тигром» и вовсю заигрывают с ним – из-за запасов нефти и газа.

 

В международных арбитражах Вашингтона, Лондона и Парижа Казахстан судится за возврат тех фирм, которые Алиев открыл за границей еще до того, как впал в немилость. В этих спорах фигурирует и «Русское радио», отнятое у Серика Медетбекова.

 

«Я случайно узнал об этом и понял, что Алиев, как свидетель, дал лживые показания», - рассказывает Медетбеков. Так Алиев показал суду, что он основал «Русское радио» в 1993 году и руководил им до 1996 г. «Ложь. Радио было создано только в 1998 г., и у него был законный владелец – это я», - утверждает Медетбеков. Он полагает, что Алиев использует суды для того, чтобы утвердить свою правоту и создать легенду о себе.

 

Астана – это не Тунис

 

Потому-то Серик Медетбеков и вмешался в этот миллиардный процесс, представив суду собственные свидетельские показания, касающиеся «Русского радио». «Конечно, таким образом на родине мне ничего назад не вернут. Но и так тоже быть не должно, что человек, который нас обокрал, представлялся как законный владелец наших компаний».

 

Он почти закончил свою историю. Под зонтиком дрезденского кафе он допивает свой черный кофе. Когда Серик Медетбеков говорит о родине, то взгляд его становится немного грустным. В качестве шефа Заграничного бюро казахстанской оппозиции ему приходится нелегко. Запад слишком пассивно наблюдает за тем, как нарушаются права человека в Казахстане. «Нам очень трудно докричаться».

 

Для немцев тоже хорошие экономические связи важнее, чем все нарушения демократии в Казахстане. Визит федерального канцлера в 2010 г. это подтвердил. Ангела Меркель чествовала Назарбаева как четвертого по важности поставщика нефти в Германию. Фирмы заключили контрактов на два миллиарда евро. И ни слова о том, что живущие в эмиграции оппозиционеры поведали о положении на их родине советникам канцлера Меркель накануне этой поездки.

 

Серик Медетбеков знает, что он не так скоро вернется в Казахстан. «У нас люди не те, что в Тунисе, Египте или Ливии», - говорит он с грустью.

 

Фото Роберта Михаэля

Автор: Томас Шадэ

 

Säcksische Zeitung, Дрезден, 1 августа 2011 г.