При всем моем уважении к Аблязову и Жакиянову я не верю, что они созрели для того, чтобы порвать с системой, вырастившей их

 

 

 

Политиком стать легко. Достаточно заявить о своих претензиях на власть, и ты по определению политик. Любой кандидат в депутаты парламента, любой претендующий на мантию судьи, любой чиновник, добивающийся поста во властной пирамиде, все они претендующие на власть – политики. Тем более те, кто хотели бы видеть себя в президентском кресле.

 

Но не всякий политик – оппозиционер. В нашем случае большинство из действующих политиков люди Системы, претендующие в лучшем случае на ее улучшение, но никак не на ее изменение.

 

Отсюда две категории политиков. Одни – те, кто претендуют на власть в том виде в каком она существует, не помышляя ее менять. Это так называемые системные политики. Вторые - те, кто не приемлют существующую политическую систему, для которых приход во власть – это, прежде всего, слом старой политической системы и торжество других принципов. Это политическая оппозиция.

 

Сразу оговоримся, что в Казахстане “системщики” на словах тоже ратуют за изменение политической системы, за демократию, и в этом они мало чем отличаются от оппозиционеров. Правда все сразу становится на свои места, когда выясняется, что они за демократию, … с Назарбаевым.

 

То есть концептуально они отделяют созданную президентом Назарбаевым систему от самого Назарбаева. Мол, система плоха, а Назарбаев хороший. Поэтому они готовы критиковать (правда, в полголоса и с оглядкой) Систему, но не Назарбаева, ее создавшую. Главной задачей, по их мнению, является “подталкивание” Назарбаева к реформированию своего детища.

 

Раньше главным идеологом системной оппозиции был Петр Своик. Но десятилетние бесплодные попытки заставить Нурсултана Абишевича повернуться лицом к демократии убедили его, что именно Назарбаев меньше всех заинтересован в каких-либо изменениях. Осознав, что демократия и Назарбаев – понятия абсолютно несовместимые, он, в конце концов, перешел на позиции радикального оппонирования.

 

Но, свято место пусто не бывает: на его место пришли представители новой волны политиков, объединившихся под вывеской “Демократический выбор Казахстана”. Раскол ДВК на радикальную и лояльную части сути не меняет, потому что и там, и там считают, что Назарбаев незаменим, и поэтому улучшать систему нужно вместе с ним.

 

Очень удачно позиции системного оппонирования режиму озвучил известный журналист Нурлан Аблязов в своей последней статье “Что же случилось?” (см. сайт www.kub.kz).

 

 

 

Нурлан Аблязов считает, что весной 2002 года в Казахстане имелся шанс “начать системное движение в сторону демократического развития”. По его мнению, ДВК победило, добившись отставки всесильного зятя президента - Рахата Алиева. Якобы, “это объединение выразило протест всей отстраиваемой Назарбаевым системе власти”.

 

Хорошо бы, если так. На самом деле все было куда прозаичнее: Рахат Алиев с его непомерными аппетитами стал опасен для будущих ДВК-овцев и им ничего не оставалось, как начать с ним войну, которую они действительно выиграли. Но причем здесь Назарбаев и его политическая система? Не нужно говорить то, чего не было.

 

Безусловно, это была политика (борьба за перераспределение власти), но в рамках системы, при полном уважении и почтении к ее создателю.

 

Последующий раскол ДВК как раз и показал, что для большей части “восставших” против Алиева задача была выполнена, они получили то, что хотели, а занятие большой политикой не входило в их задачи.

 

Иначе получилось с Жакияновым и Аблязовым. Находясь в опале, они пошли на беспрецедентный шаг: выступили организаторами Собрания демократической общественности, которое попыталось инициировать проведение референдума. Понятно, что такое не прощается. В результате их арестовывают и, все идет к тому, что их посадят.

 

Казалось бы, их шаги можно вполне расценить как политическое оппонирование Назарбаеву, но анализ происходящего не позволяет этого сделать. Не оставляет ощущение, что главные герои событий Аблязов и Жакиянов при всей драматичности ситуации не оставляют надежды договориться с президентом, найти какой-то компромисс, позволяющий удовлетворить обе стороны.

 

Судите сами, Жакиянов прекрасно зная “заданность” наших судов не мог не понимать, что в случае суда его посадят минимум на пять лет. Тем не менее, он отказывается просить политическое убежище и добровольно сдается в руки “правосудия”. Его жена после встречи с ним говорит в интервью, что они надеются на справедливость президента. Находясь в посольстве Франции, Жакиянов пишет обращение, в котором ни слова критики в адрес президента, по его версии во всем виновато его окружение.

 

И вообще ни один из них до сих пор не сделал политического заявления, где бы прямым текстом был назван главный заказчик их преследований. При всем моем уважении и к Аблязову, и к Жакиянову я не верю, в то, что они созрели для того, чтобы порвать с системой, вырастившей их. Повторяю, что лично у меня есть ощущение, что политическая составляющая в этом процессе не главное, а всего лишь форма защиты. Буду рад ошибиться.

 

В качестве основных причин поражения ДВК Нурлан Аблязов считает отсутствие политических идей, сложность выдвинутой идеи выборности акимов для понимания казахстанцами и то, что Аблязов и Жакиянов сблизились с радикальной оппозицией. Последнее привело к конфронтации с президентом Назарбаевым. Весь этот радикализм, по мнению аналитика, вызвал репрессии со стороны властей, в результате чего “либеральная идея на долгие годы похоронена в Казахстане”

 

Чисто по-человечески я понимаю Нурлана. Он всегда критически относился к оппозиции, потому что она отрицала тот политический порядок, в котором он адаптировался и вполне комфортно сосуществовал с режимом личной власти Назарбаева. Он выпускал газету, которая была в меру критичной по отношению и к власти, и к оппозиции. То есть была и нашим и вашим и в принципе устраивала всех. И ради бога. Кстати, неплохая была газета.

 

Только посредством такой газеты, даже если их в Казахстане будет двадцать, либеральная идея не восторжествует и демократии не прибавиться. Таким образом уговаривать Назарбаева двигаться к демократии можно еще лет триста. Более того, такие газеты, как впрочем, и любая другая деятельность системных политиков никогда не смогут стать реальной политической силой, потому что они всегда действуют в форватере политики властей и по сути являются компромиссом выгодным властям. Наиболее ярким примером такого “либерализма” является “Акжол”.

 

Что же касается пугающего наших “либералов” радикализма оппозиции, то это либо от непонимания, либо от страха потерять имеющееся благополучие, к которому они привыкли в условиях режима. На самом деле никакого радикализма нет. Единственно, что предлагает оппозиция – это путем выборов поменять команду Назарбаева на людей согласных следовать демократическим принципам. Что здесь радикального?

 

Здесь быть радикалом это значит поступать по мужски, называть вещи своими именами, а не юлить, прикидываясь, что все плохое в стране от лукавого, а президент не причем.

 

Но Аблязов считает, что такая постановка вопроса сама по себе вызовет ответные репрессивные меры со стороны властей, что навредит делу. По его мнению, не нужно было трогать “Казахгейт” и злить Назарбаева. “Пока сохранялась иллюзия тайны, Назарбаева можно было двигать…”

 

Вообще меня умиляют разговоры про то, что “режим нужно сдвигать” в сторону демократии. Причем обязательно это нужно делать постепенно. Наверное, для того, чтобы не навредить диктаторам, как и самим идеологам такой подвижки, которые чаще всего тоже неплохо живут в условиях этой диктатуры.

 

Интересно, если бы в Югославии додумались до идей системного совершенствования режима Милошевича, то сколько лет им пришлось бы подталкивать его к демократии. Так нет, не стали там “либеральничать”, а просто поменяли президента и делу конец.

 

Кстати, идеологи власти тоже мыслят этими же категориями. Мол, демократия это процесс, измеряемый десятилетиями, а поэтому нужно набраться терпения и работать, работать. Они и работали все эти десять лет… на режим, да так успешно, что от той демократии, что нам от Перестройки досталась, практически уже ничего не осталось.

 

Думаю, что там очень обрадуются идейной поддержке со стороны Нурлана Аблязова, который убеждает, что Назарбаева можно двигать в сторону демократии.

 

К сожалению, некоторым аналитикам не хватило 10 лет, чтобы понять, что г-н Назарбаев может двигаться только в одном направлении – в сторону противоположную демократии. Они никак не могут сопоставить, что было, скажем, со свободой слова 10 лет назад, 5 и сегодня, и увидеть общую тенденцию. Почему? Не знаю. Либо они плохие аналитики, либо это им не нужно.

 

Что же касается сентенции по поводу того, что буржуазия по своей природе всегда лоббирует свои интересы и этим якобы способна подвинуть режим к реформам, то это вопрос очень спорный. Рахат Алиев и прочие члены Семьи тоже буржуазия, но захотят ли они менять политическую систему, а заодно и свой статус-кво? Зато президент с удовольствием поменяет неудобных ему жакияновых и аблязовых на преданных и надежных буржуа.

 

А он это сделает. И не просто так, а чтобы другим буржуа качать свои права не повадно было. И вот тогда, может быть, до некоторых “либералов” дойдет, что менять систему можно только в отсутствие ее главного архитектора.

 

Избавление от иллюзий – это, безусловно, сложный процесс, требующий и времени, и определенных усилий, но все же лучше его проходить не на тюремных нарах.

 

 

IEI