Страна на грани кардинальных политических перемен

 

 

Политизируются регионы

 

События последних двух недель практически перевернули умиротворенный уклад казахстанской жизни. Сейчас многие эксперты сходятся во мнении, что республика на пороге грандиозных перемен, как в политическом, так и экономическом и социальном планах. Пока власти ломают голову, пытаясь найти какой-то выход и остановить процесс «брожения», он с каждым днем набирает обороты и ослабляет позиции правящей группы и ее окружения. Произведенные же властью действия способствуют лишь усилению как раз таки противной стороны. То есть при внешнем силовом выигрыше власти результаты все же сыграли в «актив» оппозиции. Уже сейчас Жакиянов и Аблязов приобрели тогу национальных героев и симпатии большой части общественности. И совсем немного нужно для того, чтобы над головами этих персон засветился золотой нимб – всего какие-нибудь два-три шага власти в том же духе. Народ готов приветствовать молодых лидеров с американской историей успеха и с имиджем борцов за справедливость. Если власть не договорится с ними.

 

До сих пор, а точнее до ноябрьских событий, договариваться ей удавалось… Теперь ошибки следуют одна за другой. Начав силовое давление на оппозицию и ее СМИ, причем с участием своих самых высоких представителей, власть собственноручно раскрутила политический скандал с потрясающей рекламой противников. При этом она еще наивно удивляется ажиотажу в общественных умах и настроениях. И пока она работает по избитому сценарию, кстати, совершенно неоправданному ни в каком своем аспекте, «брожение» приходит в массы. И вот уже политически активен не только Алматы - тенденции политизации общества выявляются в северных регионах. Анализ ситуации в данной части страны говорит о том, что начали активизироваться организации, выступающие за отделение территорий с компактным проживанием русских к России. В северной столице время от времени появляются листовки, рассказывающие о формировании швейцарских счетов высшего руководства страны. В тексте прокламаций подчеркивается, что данные счета формировались в тот момент, когда «наблюдался отток русских, останавливалось производство, замораживались города». Стиль написания данных листовок указывает на то, что авторы по-снайперски верно расценили восприятие рядовым жителем такого текста.

 

Не получая альтернативной информации в Казахстане (официальной версии, надо признать, люди практически не доверяют), народ привычно внимает «пиратским» голосам и информации из приграничной России. Как оказывается, у россиян сведений о ситуации в Казахстане гораздо больше, чем у самих казахстанцев, причем им знакомы даже имена действующих персоналий, в частности Кажегельдина, Жакиянова и Аблязова. В северный Казахстан идет большой поток российской прессы, которая практически заменяет жителям свои источники. Некоторые аналитики полагают, что в такой ситуации заинтересовано руководство России.

 

Заметно политизируется и запад Казахстана. Отчасти, это связано с отставкой пользующегося огромным авторитетом в этом регионе Нурлана Балгимбаева. Неясность мотивировки отставки породила массу слухов и инсинуаций. Недовольство наблюдается не только в среде непосредственно тех, кто каким-то образом знает бывшего главного нефтяника. Атырауский обыватель, для которого имя Балгимбаева практически значит представительство запада в высших эшелонах власти, начинает мыслить трайбалистскими категориями и связывать его отставку давлением на весь регион в целом.

 

Если говорить о юге, то там болевой точкой остается вопрос с Багысской проблемой – конфликтом на почве делимитации границы с Узбекистаном. (Наши дипломаты, как правило, «прогнувшись», только усугубили проблему и показали свою полную профнепригодность).

 

Очагом политической активности, естественно, остается Алматы. Здесь сконцентрированы основные силы оппозиции, более решительной интеллигенции, политизированной молодежи и, вообще, радикальной части населения.

 

Итак, в республике несколько регионов, ситуация в которых развивается далеко не так безмятежно, как хотелось бы. Что этому способствовало? Теперь, когда основные акценты расставлены и существуют позиции противоборствующих сил, можно делать анализ и прогнозировать развитие ситуации в стране с вероятностью большей, чем было это в ноябре прошлого года. Надо отметить, что каждый виток взаимоотношений власти и оппозиции сразу же начинает отражаться на ситуации в указанных регионах.

 

Ситуацию противостояния спровоцировали сами власти.

 

Как видно даже из поверхностного обзора ситуации, Власти приходится иметь дело с назревающим конфликтом уже не столько в элите, а что еще страшнее – в массах. В основном, обыватели не интересуются финансовыми схемами или методами приватизации, в которых обвиняются два героя, имена которых у всех на устах.

 

В большинстве своем народ считает, что если что-то и было незаконно проведено Жакияновым и_Аблязовым, то страдают они не за эти действия. Практически все связывают их преследование сугубо с политическими причинами. Рядовые жители слабо разбираются в партиях и движениях (ДВК многие считают партией), многих из них они не знают, не проводят особых различий между ними, однако даже из скупой официальной информации они делают вывод, что ДВК, «Поколение», ОДП, РНПК – это те, которые против властей, а «Отан», Гражданская и другие – «за». Естественно, что, даже не разделяя позиции ни той, ни другой стороны, большинство тяготеет в своем положительном отношении к тем, кто против власти.

 

Прежде всего, потому, что во всех своих нынешних бедах они считают виноватыми именно власти. Утверждения в том, что отдельные олигархи или группы стали бедой всего народа, слишком примитивны даже для обывателя. Идеологи власти работают по старым советским технологиям. Наоборот, испокон веку народ довольно-таки недоверчиво относился ко всем инициативам власти. И проникался симпатией к тем, кого власть преследует. Этого до сих пор не могут понять имиджмейкеры власти. Или просто не знают. Кстати, профессиональных и глубоких аналитиков в администрации Президента или в Канцелярии правительства практически нет. Есть только те, кто как рядовой чиновник опасается высказать собственное мнение. Таким образом, есть очень большое нарушение в менталитете степной власти. Ведь эффект управления в Степи зависел от позиции придворного «сказителя», близкого к черни и раскрывающего правителю взгляд на истинное положение вещей.

 

С чего все началось и к чему привело. Самые явные ошибки президента

 

Итак, попытаемся взять эту роль на себя. Во многом существующая ситуация была создана собственными руками Власти. Каким образом? Когда начались ошибки? И почему именно фигуры Жакиянова и Аблязова стали знаковыми в противостоянии с властями? Если обратиться к истокам, то можно заметить, что изначально все связано с задержанием Мухтара Аблязова в аэропорту осенью прошлого года. Многие считают, что это сделал Рахат Алиев, желавший добиться от Аблязова «подарков» в виде части своего бизнеса. (Однако в разговорах Рахат кивает на президентское указание «замочить Муху»). Поскольку Аблязов считается в стране чуть ли не единственным, кто строил свой бизнес сам, не завися от властей, понятна его позиция нежелания поддаваться на давление зятя президента.

 

После данного инцидента события стали развиваться со стремительной скоростью. Галымжан Жакиянов, так же страдающий от действий генерала Алиева, приводит доказательства, и достаточно убедительные, того, что телеканал КТК, принадлежащий старшему зятю президента, занимается информационным шантажом. Сам по себе такой скандал не на пользу каналу, называющему себя «народным». Но хуже всего то, что кто-то посягнул на святую святых – поднял руку на самого Рахата. Не пришедшей в себя от такого события общественности на голову валится второй эпизод – в парламенте депутат озвучивает запрос, в котором практически обвиняет Рахата Алиева и Даригу Назарбаеву в захвате подавляющей части информационного рынка страны. А также в том, что, оперируя компроматом, собранным КНБ, старший зять – генерал Алиев заставляет весь бизнес Казахстана платить ему дань. Дальше динамика событий еще быстрее, еще захватывающей. Раскручивается скандал с сайтом «Азиопа». Газета «Время По», затем более осторожно «Республика» и телеканал «Тан», потом и все остальные СМИ говорят о связи авторов и организаторов сайта и Рахата Алиева. (Сейчас уже многие признаются, что «Азиопу» они вычислили раньше, чем об этом сказала газета «Время По»… Значит, многие размышляли о действиях старшего зятя?)

 

Из источника, заслуживающего доверия, мы располагаем информацией, что сбором доказательств принадлежности «Азиопы» к Алиеву занимались Алтынбек Сарсенбаев, Марат Тажин, а также те же Жакиянов и Аблязов, причем последний достаточно номинально – он предоставлял информационный рупор. Лицом, который решился обо всем рассказать Президенту, стал Галымжан Жакиянов. По словам источника, у него с президентом состоялся тайный разговор, в котором Жакиянов предоставил убедительные доказательства участия Алиева в черном пиаре против Президента и его семьи. Как оказалось, Назарбаев даже не знал, о чем пишут авторы в «Азиопе», полагая, что это такой же кажегельдинский сайт как «Евразия», и что зять его контролирует и блокирует когда надо. Говорят, что супруга президента Сара была в шоке несколько дней и никак не могла поверить, что вся грязь на «Азиопе» - дело рук мужа собственной дочери.

 

Когда Назарбаев принял решение поставить на место зарвавшегося зятя, за него вступилась только одна Дарига, которая встречалась С Уразом Джандосовым, Алиханом Байменовым, Галымжаном Жакияновым, Мухтаром Аблязовым, Булатом Абиловым и другими и рыдая, просила не «трогать Рахата», поскольку она его любит и родит от него еще одного ребенка. Источник сообщает, что Рахат, испугавшись расправы, прятался в бункере под Алматы и представители Назарбаева два дня не могли его отыскать. Он же в это время пытался шантажировать тестя «возможным обращением к американским юристам», подразумевая швейцарские счета президента и его семьи и пресс-конференцией своей сестры в Ливане. Радовался в этой ситуации, по тем же сведениям, лишь второй зять и основной конкурент и кровный враг Рахата – Тимур Кулибаев, имя которого больше всех фигурировало в «Азиопе» в самом неприглядном свете.

 

Рахата все же вытащили из бункера. Вся элита с нетерпением ждала вердикта Назарбаева, гадая, испугается он угроз зятя или нет.

 

Практически совместное, пусть даже и с показушной идиллией, выступление тестя и зятя в эфире «Хабара» повергло в шок всю передовую часть общества. (Первая, самая главная ошибка). На этой волне возмущения на следующий день родилось движение Демократический выбор Казахстана. Тот же Алтынбек Сарсенбаев в присутствии многих высказался, что разочаровался в Президенте. Понять его можно – он и его товарищи раскрыли глаза президенту на вопиющие факты разнузданности Рахата, обратившего оружие уже в сторону своего тестя, а президент, стараясь сохранить лицо семьи, приготовил свинец тем, кто показал ему правду. Особенно он не простил тем, кто стал непосредственным свидетелем его позора. Именно поэтому под давлением оказались те, кто занимался «Азиопой», а ДВК он решил вытравить в корне. (Вторая ошибка). Но процесс уже пошел. Причем ДВК надеялся на конструктивное противостояние с властями, проводя аналог между собой и российским СПС. Но то ли президент уже потерял нюх, то ли советников наслушался, как всегда, не очень-то соображающих, и давление на ДВК и Жакиянова и Аблязова продолжилось. То есть сказав «а» отставкой Алиева, президент не нашел силы сказать «б» и освободиться от дискредитирующего его окружения и надоевших всем методов осуществления власти.

 

Жакиянов и Аблязов понимали, что проблема не лично в Рахате, а в том, что существует система, при которой всегда будут процветать Рахаты. (И как знать, кто придет на смену Алиеву – Кулибаев?) Они назвали это суперконцентрацией власти, заложником которой стал сам президент. Назарбаев на это отреагировал весьма болезненно и не просчитал ситуацию вперед. Он не смог выбить те инициативы, с которыми обратились демократы, в свою пользу, хотя шанс был. Он мог не противостоять, а высказаться хотя бы в том духе, что да, мы сами как раз к этому подошли. Была бы исчерпана сама тема выборности и прочих инициатив ДВК. (Это третья ошибка). А последовавшее давление на бизнес Жакиянова и Аблязова усугубило и без того подорванное доверие народа к президенту. Люди сразу связали это давление с политическими событиями, как не пытались официальные СМИ представлять дело по-другому.

 

Закрытие газет «Время По» и «Республика», телеканала «Ирбис», «Тан», последовавший потом расстрел фидера «Тана», закрытие партнера «Тана» в Астане – «Эры», то есть неумелые действия министра информации Кул-Мухаммеда и вице-премьера Мухамеджанова перевели противостояние в довольно в острую форму и высветили проблемы Казахстана для широкой мировой общественности. (Четвертая, очень грубая ошибка). Арест же Аблязова вызвал невиданный в Казахстане интерес к политическим событиям, а преследование Жакиянова в посольстве Франции всколыхнуло даже самые дальние регионы. У всех на слуху были недавние события в Кыргызстане, и многие сразу же провели соответствующую параллель. (Пятая, наверняка, роковая ошибка)

 

Возможные последствия противостояния с народом

 

Комментарии властей уже не могли сыграть какой-либо существенной роли. И теперь мы имеем то, что имеем : имидж президента падает с каждым днем, роль Кажегельдина, воспользовавшегося ситуацией, чтобы напомнить о себе, растет. Страна находится на грани кардинальных политических перемен. Возможны волнения в регионах. Хорошо, если нынешняя ситуация не спровоцирует гражданскую войну, под шум которой Россия, заинтересованная в восстановлении своего влияния, не разыграет жестко русскую карту в северных регионах республики, а США не разместят свои военные базы в Казахстане. И те, и другие не захотят иметь дело с настоящим президентом, они уже и сейчас не делают на него ставку…

 

Вот та цена «стабильности», которую якобы хотят сохранить власти. А всего-то надо было ограничить роль Семьи, поддержать, а не гнать лидеров ДВК, не давить на прессу – все бы само собой без ажиотажа перешло бы в русло текущих вопросов. Где эти хваленые президентские советники, имиджмейкеры и пиарщики?

 

КУБ