... или О политическом маразме, который крепчает день ото дня

 

 

 

 

 

Я знаю, что скажут господа Рерих или Ертысбаев по поводу последних событий, связанных с арестом Аблязова, попыткой задержания Жакиянова и очередным отключением ТАНа. Дескать, в чем проблемы? Просто бывшие чиновники допустили ошибки, за которые должны отвечать. Что отстрел ТАНа от эфира хоть и сделан достаточно топорно, но вполне закономерен: кто же потерпит, чтобы телеканал призывал граждан на несанкционированные митинги. Все предельно просто, и не надо, мол, всё сводить к политике и делать далеко идущие выводы об отсутствии демократии в Казахстане… Это их логика. Их понимание событий, по понятным причинам соответствующее официальному. Но есть и другое понимание происшедшего, которое не только разнится с их оценками, но и во многом явно им противоречит.

 

Выстрелы, прозвучавшие в ночь на 29-ое, буквально изрешетили и без того не очень свежий портрет Назарбаева как поборника демократии. Что бы там не говорили рерихи и ертысбаевы, но эти девять выстрелов целиком на совести президента. И не нужно говорить банальное «Не пойман – не вор», «А ты докажи!» и прочие словесные увертки. Нужно быть последним идиотом, чтобы не понять, кто стоит за этими выстрелами. Закрытие телеканала ТАН выгодно было только власти. Она и есть заказчик этого преступления. Понятно, что не сам президент отдавал приказ стрелять на поражение. Но власть в этой стране принадлежит ему, и в силу этого за всё, что исходит от власти, ответственен именно он. Хватит лицемерить, пора признать эту простую и столь очевидную истину: в президентской республике за всё отвечает президент. Даже если Конституция декларирует его полную безответственность. Даже если он перекладывает эту ответственность на своих подчиненных. Это его подчиненные, это его власть – а соответственно, это его выстрелы. По крайней мере до тех пор, пока он не найдет и не накажет «стрелков» по всей строгости закона.

 

Пока не будут наказаны люди, избивавшие помощника Жакиянова в застенках то ли МВД-шного, то ли КНБ-шного гестапо – это будет на его совести – на совести президента, поклявшегося быть гарантом Конституции. Пока не будет остановлен грубейший волюнтаризм казахстанских судов, умудряющихся под самыми смехотворными предлогами закрывать нелояльные властям СМИ, это будет так же на нем, как на человеке, назначающем судей.

 

Вообще те из журналистов и политиков, кто замыкается на исполнителях, старательно избегая называть заказчиков, поступают в лучшем случае трусливо, в худшем – непорядочно. Они обманывают себя и окружающих, отвлекая их внимание от главного. Этим они, по большому счету, делают большую услугу существующему политическому режиму. При всем моем личном уважении к некоторым членам партии «Ак жол» я считаю, что акжольцы – это типичный пример приспособленческой демократии, и по сути, может быть, не желая сами того, помогают режиму Назарбаева приспособиться к быстро меняющимся условиям.

 

То, что произошло с Аблязовым и Жакияновым, вкупе с тем, что ранее власти сделали с Кажегельдиным, убеждает, что статус уголовника является непременным условием оппозиционной деятельности в Казахстане. Теперь уже никто не сомневается, что если завтра, скажем, Рахат Алиев или Нурлан Балгимбаев станут неугодны президенту, на них тут же повесят по нескольку уголовных дел. Теперь это стало хорошей традицией тащить в тюрьму каждого из своих бывших одноклубников по власти, которые осмеливаются выступить против. И в этой связи очевидно, что либо возбуждение уголовных дел против оппозиционеров из власти не имеет никакого отношения к действительным их прегрешениям перед законом, а является формой наказания за политическое «отступничество», либо абсолютно все, кто так или иначе были во власти – преступники. И то и другое вряд ли устраивает власть. Но уверен, что из двух зол большим является второе, потому что в этом случае возникают очень неудобные вопросы: «Что за государство мы имеем? И кто главный архитектор этой гиперкоррумпированной конструкции?»

 

В основе всех действий по искоренению крамолы лежит страх потерять власть, к которой привыкли и вне которой есть риск повторить печальный опыт некоторых диктаторов. Этот страх толкает на еще более беспардонные меры по ограничению свободы слова и прав человека. Избиения активистов оппозиции, их бетонирование в собственных квартирах, заочные суды, многомиллионные иски против оппозиционных газет и запрет типографиям их печатать, аресты лидеров оппозиции и, наконец, стрельба по телестанции…

 

Как тут не вспомнить крылатую фразу о том, что там, где начинают жечь книги, вскоре начинают жечь людей. В нашем случае можно сказать так: там, где начинают стрелять по телестанциям, вскоре могут начать стрелять и в журналистов.

 

 

 

KUB.kz