Отшумели фанфары Евразийского медиа-форума в Алматы.

 

Это "вторая серия" предыдущего одноименного форума, только по бизнесу. Цель столь масштабных и роскошных событий оправдывает средства. Очевидно, что внутриполитический кризис в стране власть желает уравновесить подобными "показательными выступлениями" в глазах мировой бизнес- и медиа-элиты. Процесс "улучшения международного имиджа страны" пошел.

 

Ну и ради бога! "Создавать хороший имидж" еще не значит иметь его. Тем более при отсутствии такового в глазах собственных граждан. Интересно другое – итоги. Вот как подытожила свою затею по медиа-форуму председатель совета директоров Агентства "Хабар" Дарига Назарбаева в интервью одному из ТВ-каналов. Вывод первый – все процессы, в том числе в мировой журналистике, необходимо регулировать. Вывод второй – всем журналистам мира (!) необходимо выработать кодекс журналистской этики.

 

Надо полагать, что "Хабар", как главный канал страны, инициатор и принимающая сторона этого всемирного форума, будет предлагать миру свой опыт "по регулированию процессов" и постулатам "кодекса этики". Это любопытно. Любопытно, как же примет журналистское сообщество столь, мягко говоря, необычный опыт? Например, "процесс регулирования" по "хабаровски".

 

Для этого сначала надо объяснить, что нигде (кроме бывшего югославского опыта) такой прочной связки, прежде всего семейной, между властью и телевидением, как у нас в Казахстане, нет. Что дочерний порыв "помочь папе-президенту" вырос в личную монополию национального ресурса. Потому что "Хабар" – это частная компания по юридическому статусу, как закрытое акционерное общество, и никому, кроме себя, не подчиняется, но получает ежегодно не менее 15 млн. долларов из бюджета, как государственное телевидение.

 

Кроме того, "Хабар" взял под управление (значит стал хозяином) еще одно государственное телевидение "Казахстан", получающее из бюджета, по словам госпожи Назарбаевой, "больше, чем "Хабар". Вместе с частными теле-и радиоканалами, принадлежащие той же группе, а также контролем, главным образом рекламным, российского канала ОРТ-Казахстан, оба "государственных" канала ушли под управление никому не известного совета директоров, которым и руководит госпожа Назарбаева.

 

Интересно, где и в какой стране можно найти такое доброе правительство, чтобы так щедро платить из бюджета частному телеканалу? Бред! Вряд ли такой "опыт" коллеги из авторитетных стран назовут приличным. Правда, когда речь заходит о бюджетных средствах, руководство "Хабара" утверждает, что они и есть государственное телевидение.

 

Тогда в порядке обмена иностранные коллеги должны подсказать свой опыт. Если телевидение содержится на деньги налогоплательщиков, то оно и управляется общественным советом из представителей этих налогоплательщиков. Из депутатов, пенсионеров, деятелей науки и культуры, лидеров молодежных и прочих общественных организаций, которые и наблюдают за политикой вещания, чтобы справедливо представлять интересы всех слоев населения в эфире в эквивалентном объеме размерам бюджетных и частных средств. Такая практика коллективного управления масс-медиа с общим капиталом существует даже на маленьких муниципальных телестудиях.

 

Не будем идеализировать "заграницу", там тоже всякое бывает – и нечестная конкуренция, и коррупция, и монополия. Но разница в пропорциях. Там это ЧП – скандал. У нас – норма. Поэтому когда "Хабар" будет рассказывать о своей "формуле успеха", надо прежде всего предложить коллегам по чашечке кофе с успокоительным. Шутка ли, например, понять умом, что специальным законом о СМИ можно уничтожать конкурентов в эфире, или приватизировать все метровые диапазоны страны, или брать деньги из госказны, но не возвращать прибыль с монопольного рекламного рынка, или оставаться несменяемыми и не подотчетными никому руководителями на веки вечные (например, безрезультативность депутатских запросов).

 

"Ну хорошо, черт с вами, – скажут иностранцы, понимая в какую страну попали. Ну а что зрители?" Если бы они знали, что в Казахстане смотрят телевизор не по выбору, а по принуждению, такие вопросы не задавали бы. Только эта телеимперия имеет почти 90%-ный охват населения страны. Но соцопросы показывают, что эфир не самый популярный, потому что слишком предсказуемый, т.е. скучный.

 

Во всем мире журналистика испокон веку борется за свою независимость рассказывать обществу о событиях так, как они складываются: конфликтах, политической конкуренции, коррупции, забастовках... Всегда на первом месте стоят опасные и вредные процессы, чтобы их сообща искоренять. В основном через прессу общество контролирует свои правительства. Если у медиков есть правило "не навреди", то у журналистов – "не соври". За это общество платит взаимностью – доверием. Мнение прессы ставится выше, чем мнение правительства.

Как с этой позиции "Хабар" будет рассказывать о своем опыте регулировщика процессов?

 

Как всегда: дескать Казахстан – эта большая территория с малочисленным населением и не нужны ему вредные идеи. Что надо концентрировать внимание только на хороших примерах и достижениях (как в Северной Корее). Это известные припевы про Казахстан, как о самом передовом обществе в ЦА, особенно по сравнению с Туркменией, или 10 лет – это не исторический срок для демократии и т.д. Если перевести на язык Дарвина, то получится, Казахстан лучший обезьянник, чем Туркмения, но по закону естественного отбора надо ждать еще десятка два поколений, чтобы разрешить его обитателям выходить из клетки.

 

Поэтому наше общество не готово, чтобы ему показывали по "главному каналу страны" политические дебаты (кроме детской забавы "Город будущего"), информировали о пресс-конференциях оппозиционных партий, рассказывали о неравной борьбе многодетных матерей с акимами, или об аресте манифестантов и голодовках шахтеров, а тем более – о депутатских запросах по личным счетам за рубежом высокопоставленных чиновников и членов их семей, о выводах международных организаций по тотальной коррупции во власти и грубейшим нарушениям прав человека и свободы слова в Казахстане.

 

Единственно, в какую игру можно играть с казахстанским зрителем – это задавать заготовленные заранее вопросы "от телезрителей" президенту страны в прямом эфире. Таким образом, "Хабар" зомбирует сознание людей на полный "одобрямс", то есть гражданский манкуртизм. Если бы в Казахстане через тернии власти не пробивалась независимая пресса, а был бы сплошной "Хабар", то Казахстан всегда оставался бы Туркменией.

 

В сюжете о прошедшем медиа-форуме на том же "Хабаре" молодая корреспондентка задала вопрос, видно мало знакомый тамошним журналистам, обращаясь к советнику генерального секретаря ЮНЕСКО Генриху Юшкявичюсу: "Как надо защищать свободу слова?". На что умница Генрих ответил: "Больше давать свободы".

 

Этика – категория морали. Этика журналиста – вопрос личной совести. В зарубежных кодексах журналисткой этики на этот счет пишут "не бери взятки", "не лги против правды", "не участвуй в коррупции" и т.д. Честное слово, не знаю – какую этику могут предъявить "главные" СМИ Казахстана на будущем форуме, имея такие принципы жизни, какие имеют. Но точно знаю, что "ХАБАРиЯ" – королевство кривых зеркал - не есть лицо Казахстана.

 

 

 

"СолДАТ" N8 (66)