ch teau de groussay montfort l amaury

 Франция вернет Узбекистану деньги от продажи замка и вилл Гульнары Каримовой, Международное французское радио (RFI).

9 июля вступило в силу решение о конфискации имущества дочери экс-президента Узбекистана Гульнары Каримовой во Франции. Деньги от продажи трех объектов недвижимости (квартиры в Париже, виллы в районе Сен-Тропе и замка в парижском пригороде), приобретенных незаконным путем, должны будут вернуться в узбекский бюджет.

В основе решения французских властей о конфискации имущества Каримовой лежит разбирательство, начатое в Швейцарии. Это швейцарские правоохранители обратились во Францию с запросом, на основании которого французская прокуратура в 2014-м возбудила дело по подозрению в отмывании денег в составе преступного сообщества. Дело было поручено Сержу Турнеру, следователю финансового отдела парижского суда.

5 сентября 2014 года судья Турнер подписал постановления об аресте парижской квартиры Каримовой, виллы в Гассене (около Сен-Тропе) и замка де Груссе, расположенного неподалеку от Версаля. Квартира, как сообщало французское деловое издание Challenges, была куплена за 31 миллион евро, замок, по данным Corse Matin, обошелся покупательнице в 28 миллионов, вилла стоила 2,4 миллиона.

Судебный следователь Серж Турнер и прокурор французской национальной финансовой прокуратуры Николя Байето заявили о знаковой победе. В интервью журналисту RFI они отмечают, что нынешнее решение об "изъятии доходов, приобретенных незаконным путем", – первое подобное для Франции.

Французское следствие пришло к выводу, что три объекта, оформленные на так называемую компании по управлению недвижимостью (Société civile immobilière – SCI), – это плоды коррупционных денег, полученных за доступ на телекоммуникационный рынок Узбекистана. Деньги получены от компаний, зарегистрированных в Швеции, России и Нидерландах.

По данным Турнера и Байето, эти грязные деньги осели в десятке стран мира. Поэтому французским правоохранителям пришлось много ездить в загранкомандировки.

"Сегодня некоторые в прокуратуре спрашивают, не было ли это просто поводом для того, чтобы попутешествовать", – смеется прокурор Байето, подчеркивая, что еще недавно успех дела был совсем неочевиден.

Как утверждает прокурор, окончательное решение Ташкента по поводу французской собственности Каримовой было принято в этом году. Для этого "понадобилось 18 месяцев" переговоров, – уточняет прокурор Николя Байето, подчеркивая, что "решающим" стал их совместный с Сержем Турнером выезд в Ташкент в январе нынешнего года. Обсуждали, среди прочего, и то, какой юридический путь выбрать для возврата денег.

"Можно было пойти (гораздо более сложным) путем признания судебных решений, вынесенных в Узбекистане. А можно было сделать так, чтобы узбекское государство согласилось объявить себя (во Франции) потерпевшим и стать гражданским истцом. Именно эту процедуру и выбрали узбекские власти", – рассказал адвокат Стефан Секкальди, представляющий интересы Узбекистана.

В итоге 26 июня представители компаний по управлению недвижимостью, на которые были оформлены квартира, замок и вилла, пошли на сделку с французским следствием по так называемой процедуре "явки с предварительным признанием вины" (CRPC).

Процедура, которая может быть проведена только по согласию генпрокурора Франции, избавляет фигурантов от судебного разбирательства. Срок апелляции по этой процедуре как раз и вышел во вторник, 9 июля. Это значит, что все три объекта недвижимости считаются конфискованными.

А так как, по словам адвоката Секкальди, "изъятые (во Франции) объекты недвижимости не передаются иностранному государству" в качестве возмещения, то Узбекистан получит средства от их продажи.

Такие торги проходят под контролем AGRASC (французского Агентства по возврату изъятых и конфискованных активов). К слову, парижская квартира Каримовой была продана с аукциона нынешней весной – за 14 миллионов евро, то есть в два с лишним раза ниже цены покупки.

Еще часть от конфискованных средств Каримовой – 2 миллиона евро уйдет на компенсацию следственных расходов. "Мы не хотели доходить в своей доброжелательности до глупости", – объясняет прокурор Николя Байето, подчеркивая, что, так как "нет никаких инструментов для измерения этих расходов, (мы) решили посчитать стоимость потраченного времени".

Источник статьи:   Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz.