kazakhstanЧто думают казахстанские политологи о предложении Азата Перуашева вернуть стране возможность использования наименования столетней давности - Казахская Республика

Может ли быть казах корейского происхождения, русского или немецкого? Или все-таки правильнее говорить "казахстанец"? Депутатский запрос Азата Перуашева всколыхнул общественность и заставил говорить о национальной идентичности.

Лидер парламентской фракции партии "Ак жол" напомнил, что в 2020 году исполняется 100 лет образованию Казахской Республики и отправил запрос на имя премьер-министра с просьбой реанимировать это историческое название в новом контексте.

Обострение межнациональной ситуации

Политолог, автор энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев отмечает, что процесс переименования населенных пунктов в Казахстане ускорился.

Действительно, за последние полгода город Зыряновск в Восточно-Казахстанской области стал Алтаем, а Зыряновский район – Алтайским. Качирский район в Павлодарской области получил название Тереңкөл, Лебяжинский - район Аққулы.

Алматинцы две недели назад узнали о переименовании сразу 27 микрорайонов: Ремизовка стала Асқартау, микрорайон Дубок - Шабыт, Бутаковка - Мұзтау. Тепличный переименовали в Куаныш, Трудовик - в Томирис, а Зарю Востока - в Шапагат.

- Казахская Республика или Республика Казахстан? В принципе, это однозначные термины. Но есть понятия "Казахстан", "народ Казахстана", и есть - "казахская нация". Риски могут касаться того, что народ Казахстана могут переименовать в казахский народ, объединив национальную и государственную идентичность. Неказахского населения в республике, по-моему, около четверти. Есть и определенное количество казахов, которые предпочли бы сохранение термина "Казахстан". Это понятие более широкое в национальном восприятии, чем Казахская Республика, - сказал Данияр Ашимбаев.

По мнению политолога, государству нужно чутко относиться к интересам всех наций, проживающих в стране.

- У нас достаточно много ретивых национал-популистов, которые могут использовать переименование для дальнейшего и окончательного решения национального и языкового вопросов. Это может стимулировать обострение межнациональной ситуации и резкую миграцию из Казахстана, чего руководство республики избегало все эти два с лишним десятилетия. Если же будут учтены все эти вопросы, проблем не возникнет, - считает Данияр Ашимбаев.

Другие этносы не горят желанием быть казахами

Политолог Талгат Исмагамбетов говорит, что формально коррекция названия страны - не в компетенции премьер-министра. Этот вопрос потребует внесения изменений в Конституцию, обсуждения в парламенте и решения президента, говорит он. Инициатива Перуашева больше похожа на зондаж общественного мнения и попытку вызвать общественную дискуссию.

- Это дискуссии по поводу нации и гражданства. Кто является казахской нацией? Первый проект Конституции так и назывался - "Конституция Казахской Республики". Но возникли разногласия, и окончательный проект, за который люди голосовали на референдуме 30 августа 1995 года, назывался "Конституция Республики Казахстан". Мне кажется если этот процесс затянулся на 24 года, значит, можно ставить диагноз: что-то в нашей истории противодействует принятию этого решения, - поделился своим мнением Талгат Исмагамбетов.

Он не считает, что еще одно официальное название страны повлечет кардинальные перемены, приводя в пример Кыргызстан, который стал называться Кыргызской Республикой.

- Можно повторить путь Кыргызстана. Что от этого изменилось? Там все равно осталось два официальных языка. Да, русский на второе место опустился, но этому больше способствовали демографические и миграционные причины. Тот, кто хочет переименовать, придает этому большой смысл. Но все равно останутся вопросы национального строительства, которые надо будет решать. Другие этносы не горят желанием быть частью казахской нации, а стремление национал-патриотов второй волны (с 2005 года) назвать одних граждан казахской нацией, а других - диаспорами также вызывает отторжение. В общем, миротворчество подменяет решение проблемы национального строительства, ничего не решая.

Нет такой нации - "казахстанцы"

Политолог Айдос Сарым поддерживает идею переименования. Он объясняет, что Казахстан сейчас определяется с культурологической, философской основой, вокруг которой будет строиться государство. Переименования - процесс, важный для духовного развития, идентификации людей со страной, в которой базовой культурой была и будет культура казахского народа.

- Никому другому это не мешает быть немцем, корейцем, русским. Просто такой нации, как "казахстанцы", не может существовать. "Стан" - это не нация. Хотя, по большому счету, Казахстан тоже означает "земля казахов" с персидского. Мне кажется, это больше нужно для внутренней аудитории. Для нового общественного договора. Это - предмет хорошей дискуссии.

Мы 30 лет прожили - а дальше как будем развиваться? В 90-х годах этнографическая ситуация была совершенно другой, казахи на своей территории были по сути этническим меньшинством, не составляя 50%. Итоги переписи в 89 году показывали 39% казахов - сегодня порядка 70%. Статусные роли будут меняться, Казахстан становится все более тюрко-мусульманским государством. Это все кардинальным образом меняет картину мира, восприятие, - сказал Айдос Сарым.

Когда страны меняют имена

Впервые переименовать страну предложил в 2016 президент Казахстана, отметив: "в названии нашей страны есть окончание "стан", как и у других государств Центральной Азии. В то же время иностранцы проявляют интерес к Монголии, население которой составляет всего 2 миллиона человек, при этом в ее названии отсутствует окончание "стан". Возможно, надо рассмотреть со временем вопрос перехода на название "Қазақ елi", но прежде следует обязательно обсудить это с народом".

Тогда это предложение бурно обсуждалось, но продолжения не получило. Впрочем, история знает немало примеров, когда страны меняли названия, говорит политолог Эдуард Полетаев, президент общественного фонда "Мир Евразии".

- Страны меняют имена по разным причинам. Этому способствуют политические или национальные мотивы, улучшение имиджа либо желание забыть колониальное прошлое. Камбоджа меняла название несколько раз. Цейлон стал Шри-Ланкой, Берег Слоновой Кости - Республикой Кот-д"Ивуар, Бирма стала Мьянмой, Свазиленд – королевством Эсватини, - перечислил собеседник.

Желание не ассоциироваться с проблемными "станами" объясняется вопросами государственного имиджа. Но сейчас речь идет об идентичности людей, подчеркнул политолог.

- Многие переименования в мире - попытки уйти от колониального прошлого. Но в Казахстане ситуация другая. Отсылка идет к времени, когда это название только-только появилось. Тем более что названия Казахстан и Казахская Республика предлагается сделать равноценными. Действительно, нет единого мнения, как позиционировать себя жителям – как казахи или как казахстанцы. В Казахстане многие позиционируют себя в соответствии со своей этнической принадлежностью, но в то же время считают себя гражданами Казахстана и демонстрируют патриотизм. Это действительно отражение тенденции - идеи национальной идентификации себя начинают проявлять себя. Резонанс идет. Вопрос в том, пойдет эта инициатива дальше или нет. Подобные идеи звучали и раньше, только не были артикулированы в депутатских запросах, - резюмировал он.

Forbes.kz, 24 января 2019


  

 Copyright © 1997 - 2019  IAC EURASIA. All Rights Reserved.    EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom.