Ровно 14 лет назад, в такие же майские дни, Нурсултан Назарбаев заявил о «сенсации сегодняшнего дня»: Казахстан первым в СНГ и Восточной Европе досрочно рассчитался с кредитами МВФ. Последний, откланявшись, поздравил республику с успехами, распрощался и свернул офис своего постпреда. Однако спустя почти полтора десятка лет фонд отставил в сторону комплименты. Он пересматривает собственные оценки темпов роста ВВП РК в 2014 году и деланно тревожится за Кашаган. Неужели нам придется вспомнить, каково это — жить по чужой указке?

 


Распахнуть свой рынок для импорта: не запитывать нефтедолларами отечественную перерабатывающую промышленность, а закупать все уже готовое за доллары. Отдать предпочтение подготовке ко вступлению в ВТО, а не евразийству. Снизить уровень бюджетного дефицита. Утяжелить доллар. Эти сценарии МВФ прописывал Казахстану не так давно. 



Многим казахстанцам до сих пор памятны апрельская девальвация 1999 года, когда курс тенге обвалили с 88 до 160 за доллар, и призыв правительства Нурлана Балгимбаева не снимать наличность с депозитов в течение «хотя бы» трех кварталов. Те взаимоотношения МВФ и Казахстана простыми не назовешь: одни заказывали музыку, другие вынуждены были ее исполнять.



24 мая 2000-го Нацио­нальный банк РК досрочно погасил свои обязательства по кредитным линиям МВФ (периода 1993-1998 гг.): без малого 390 млн долларов. «Это сенсация сегодняшнего дня», — заявил тогда Нурсултан Назарбаев. А в 2003-м был отозван постоянный представитель МВФ в Казахстане. 



Этот шаг топ-менеджеры фонда обосновали весьма дипломатично и даже любезно: мол, такое решение основано «на впечатляющих достижениях в области стабилизации экономики, чрезвычайно благоприятных средне- и долгосрочных прогнозах развития экономики Казахстана, а также очень низкой вероятности того, что стране в будущем потребуются кредиты фонда». 



Казахстан оказался тогда единственной страной СНГ и Восточной Европы, досрочной вернувшей долги. Мы опередили в том числе и Россию. Хотя Национальный фонд, та самая «подушка безопасности», на момент расчета с МВФ в 2000-м еще даже не был создан. Лишь в 2003-м, когда провожали постпреда МВФ восвояси, глава Нацбанка РК Григорий Марченко осторожно спрогнозировал размеры Национального фонда к концу 2004-го-началу 2005-го года на уровне $4 млрд. 



Сегодня же его запасы превысили, по оценке главы государства, $ 70 млрд. Однако «нужно хорошо понимать, что в современном мире никто не хочет видеть Казахстан сильным и конкурентоспособным государством. Ни США, ни Россия, ни ЕС, ни Китай», — заявил в интервью Central Asia Monitor Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков.


Накануне растрескивания


В минувшем году аналитики агентства Fitch питали себя и нас надеждами на то, что добычу кашаганской нефти начнут уже в сентябре 2013-го, предрекали утяжеление ВВП-2014 на добрых 0,5% только за счет Кашагана, щедро присваивали Казахстану рейтинги «BBB+»/«A-» (соответственно в иностранной и национальной валюте). Но уже в апреле нынешнего года они предупредили о пересмотре суверенного кредитного рейтинга Казахстана: эксперты прибыли в нашу страну и встретились с руководством Нацбанка РК, Министерства экономики и бюджетного планирования, с «топами» ФНБ «Самрук-Казына», с представителями офиса Всемирного банка, посольства США в РК. Следом за ними в Астане побывала и делегация МВФ.



Заключительное заявление миссии МВФ от 1 мая уже в первом пункте упоминает Кашаган: «наш пересмотренный предварительный прогноз темпов роста на 2014 год предусматривает при­мерно 4 3/4 процента (по сравнению с предыдущим прогнозом на уровне 5 3/4 процента), несмотря на положительный вклад предложенных офи­циальными органами мер налогово-бюджетной политики. Тем не менее, после девальвации, вероятно, возникнет временное инфляционное давление, но официальные органы твердо намерены удержать инфляцию в установленном центральным банком целевом диапазоне 6-8 процентов. В среднесрочной перспективе улучшение перспектив роста зависит от прогнозируемого увеличения добычи нефти, с учетом растущей неопределенности, связанной с Кашаганским нефтяным месторождением».



Что произошло и кто виноват?



Суть беспрецедентного ЧП на Кашагане уже описана не раз, поэтому напомним ее лишь вкратце. Трубные секции на месторождении были поставлены компаниями Sumitomo и JFE (Япония). Прокладкой труб занималась итальянская Saipem. Утечки газа (и в местах сварки, и в теле трубопровода) появились сразу после начала добычи, осенью прошлого года. 



500 задействованных сотрудников компании вскрыли 47 км наземного трубопровода, осмотрели без малого 1000 сварных швов. Привлеченные эксперты по материалам представляют три страны — Великобританию, Италию, Францию. Непосредственной причиной утечек трубопровода стало сульфидное растрескивание под напряжением, вызванное местами повышенной твердостью металла.



Журналистам казахстанского издания «Курсив» удалось достать акт «О результатах проверки экологического законодательства», составленный специалистами комитета экологического регулирования и департамента экологии Атырауской области. Опираясь на документ, коллеги сделали вывод: "причиной аварий послужило превышение уровня сероводорода в газопроводе и многочисленный брак при строительно-монтажных работах... 



Вместо сухого газа по газопроводу транспортировался «кислый» газ, и причиной этому может быть только плохая работа установки дегидратации газа на морском комплексе. Усилить коррозию мог и высокий уровень напряжения в трубопроводе... Проверяющие заявили о «безответственности и злостной халатности», допущенной подрядчиками при проведении строительно-монтажных работ".



Кашаган и все бурлящие вокруг него перипетии связываются в СМИ с двумя фамилиями владельцев 50%-ного пакета акций группы компаний Lancaster. Четвертью пакета владеет Нурлан Каппаров, министр охраны окружающей среды и водных ресурсов, обладатель $120-миллионного состояния, и ровно такую же долю контролирует его сосед по списку Forbes, министр экономики и бюджетного планирования Ерболат Досаев с состоянием $114 миллионов. (Цифры — по версии Forbes Kazakhstan-2013). 



Ерболату Досаеву пришлось даже отвечать на неудобные вопросы прессы в Службе центральных коммуникаций: мол, «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» участвовал в работе, но к сварочным работам и поставкам труб отношения не имел. Журналистам атыраускогоиздания «Ак жайык» удалось добиться от компании-оператора Кашаганского месторождения NCOC признания в том, что «работы по укладке и сварке трубопровода проводила компания Saipem (совместное предприятие, куда входят ТОО »ЕРСАЙ Каспиан Контрактор« — подразделение Lancaster Group и итальянская компания Saipem)».



Согласно же официальному сайту компании, «Ерсай» — это совместное предприятие, учредителями которого являются ERC Holding и Saipem International B.V. (ENI Group Company). ERC Hol­ding является дочерней компанией «Ланкастер Груп Казахстан». Так что дистанцироваться от ответственности за фиаско Кашагана министру Досаеву не удастся.



Умерить аппетиты



Очень показательной оказалась и публичная экзекуция одного из владельцев группы Lancaster Нурлана Каппарова. Формально выволочка, конечно, не была никак связана с Каспием и Кашаганом, а касалась лишь выбора между двумя проектами обеспечения питьевой водой столицы страны (проект на KZT 5.8 млрд. и проект на KZT 90 млрд тенге). 



Профильному министерству (охраны окружающей среды и водных ресурсов) президент поручил разобраться с ситуацией, министр Каппаров отмониторил расклад и предложил проект стоимостью ... KZT 370 млрд. Нурлана Джамбуловича глава государства поднял с места на совещании по развитию Астаны, после чего откомментировал его инициативу под смешки с места следующим образом: «с такими министрами государство по миру пойдет без денег. Умерьте аппетиты и обеспечьте рациональное использование объекта».



Умерить аппетиты не так давно потребовали и от Паоло Скарони, на тот момент директора по разведке и добыче итальянской нефтяной госкомпании Eni. Его уже обвиняли в коррупции в 1992 году, вследствие чего он вынужден был отсидеть 16 месяцев за подкуп политиков из Социалистической партии Италии. 


Теперь он вновь приговорен к трем годам лишения свободы — за отказ от установки очистных установок и сверхнормативные выбросы в атмосферу на одной итальянской электростанции (ущерб оценен в 3,6 млрд евро, выросло число респираторных заболеваний и опухолей). Своим кашаганским коллегам он запомнился тем, что прокуратура Милана заподозрила Eni ровно в таких же махинациях и вокруг контракта на разработку месторождения на Каспии. Теперь уже речь идет о взятке в размере как минимум $20 млн., которую выплатили некоему казахстанскому политику. И, похоже, уже очень многие знают имя осчастливленного получателя этого бонуса.


Преемник Паоло Скарони в Eni — Клаудио Дескальци свое вступление в должность отметил весьма пессимистичным заявлением относительно перспектив добычи на Кашагане. «Ситуация хуже, чем мы предполагали. У нас уже есть запасной план на случай, если добычи не будет в 2015 году», — процитировали его журналисты агентства Reuters.


Последним аккордом в реквиеме Кашагану-2014 прозвучал уход главы компании-оператора Кашагана NCOC (North Caspian Operating Com­pany B.V.) Пьера Оффана. Он занимал пост управляющего директора и председателя компании бессменно, начиная с 2008 года, — и вот теперь распрощался с Каспием. Мавр сделал свое дело?..



Вспомнить все


Мне удалось переговорить с несколькими отечественными специалистами, для которых поставленный трубопроводу диагноз — сульфидное растрескивание (SSC, sulfide stress cracking) — не является большим секретом. Да, казахстанская (в частности, кашаганская) нефть — непростая для добычи: она вязкая, с высоким содержанием серы, ее надо греть перед транспортировкой с месторождения. Но специалисты по материаловедению знают, как работать с сульфидным растрескиванием, как предупреждать его появление. 


Среди спасительных рецептов — высокая очистка стали и снижение содержания таких загрязняющих элементов, как марганец, фосфор, либо же измельчение зерен микроструктуры методом двойной закалки, путем термической обработки с использованием индукционного нагрева — и прочая, прочая, прочая. 



Японцы Кендзи Кобаяси и Томохико Омура также зарегистрировали патент на низколегированную сталь с высоким сопротивлением сульфидному растрескиванию для труб нефтепромыслового сортамента. Патентообладатель — та самая Sumi­tomo Metal Industries, один из поставщиков труб на Кашаган.


Как выбрать из всего этого разнообразия и как принять решение? 


Ответы должны были дать отечественные специалисты и профессионалы высокого полета. Те, кого страна отправила на обучение за рубеж в рамках президентской стипендиальной программы «Болашак». Те, кто окончил престижный Казахстанско-Британский технический университет или Казахский национальный технический университет им. Сатпаева (знаменитый политех с его 80-летней историей). 


Где все эти птенцы? Почему они отмалчиваются, почему они не ставят на вид иностранцам вопиющие нарушения: например, отсутствие пункта отсекающей арматуры TR-1, которая измеряет уровень давления? Либо их сломали через колено и заставили молчать: посулами или угрозами. Либо их и близко нет среди тех людей, которые принимают решения. Жизненно важные решения для региона и всего Казахстана в целом.


...Сегодня, когда первым и главным вопросом назначен «когда Кашаган даст нефть?», нам пора твердо встать на ноги на собственной земле и научиться самостоятельно распоряжаться ее богатствами. Не боясь спорить и доказывать шефу то, в чем ты уверен наверняка. Не преклоняясь перед залетными шабашниками, которыми глубоко плевать на загаженную нашу землю. Нам важно почувствовать себя хозяевами страны. И ведь она тоже по хозяйской руке давно истосковалась.



Не почувствуем эту ответственность? Ее готовы взять на себя другие. Например, те, кто деланно переживает в Заключительном заявлении миссии МВФ: «в условиях внешней и внутренней неопределенности удержание денежно-кредитных условий под контролем после девальвации, укрепление структуры макроэкономической политики и ускорение проведения структурных и финансовых реформ имеют решающее значение для смягчения шоков и достижения среднесрочных целей».

 

По сообщению сайта Матрица.kz


  

 Copyright © 1997 - 2019  IAC EURASIA. All Rights Reserved.    EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom.