Неоимперская политика России и Центральная Азия

Фрагментируя регион, Россия безвозвратно его потеряет

Сегодня одной из наиболее чувствительных проблем Центральной Азии - сфера рационального использования гидроресурсов. Казалось бы, Россия, имеющая здесь собственные геополитические, экономические и иные интересы, должна деликатно участвовать в крупных водно-энергетических проектах, исходя, прежде всего, из интересов всех водопользователей. То есть на основе консенсуса, согласованных и скоординированных решений, взаимного доверия и уважения интересов друг друга.

Хаотичные, разбалансированные подходы к таким вопросам, не подобают, во-первых, никому, а тем более России, которая в принципе способна вести себя как взвешенный, предсказуемый, уважающий своих партнеров «игрок». Однако, к сожалению, нынешняя политика Кремля не демонстрирует такое поведение, которое объективно заслужило бы уважения партнеров.

Наоборот, скоропалительные решения, спонтанные внешнеполитические шаги вызывают у её партнеров в ЦА вполне обоснованное подозрение в нечестной геополитической игре. Россия сначала проявила интерес к проекту Рогунской ГЭС в Таджикистане, потом в лице Д.Медведева отказалась в Узбекистане от двусторонних подходов в данной области в пользу коллегиального подхода, а сразу после этого активно вовлеклась в строительство Камбаратинских ГЭС в Киргизии без согласования с соседними странами.

Сама идея строительства подобного рода объектов на стоках трансграничных рек, затрагивающих жизненно важные интересы всех народов и стран региона, - это вопрос крайне чувствительный. А резкие изменения позиции по таким проектам, естественно, не могут не вызвать тревожные вопросы.

Что же творится в Кремле? Чем порождено такое шараханье?.. Ответы на эти вопросы ведут к еще менее утешительным выводам не только в самой России и ЦА, но и во многих других странах, имеющих дело с Москвой.

Паническо-судорожные проявления все еще продолжаются и усиливаются в различных заявлениях российских официальных лиц и «экспертов» по внешней политике. В медиа-пространство и электронные ресурсы «рунета» вбрасываются огромные массивы алармистских сообщений, в которых подчеркивается, что в водно-энергетическом споре страны ЦА зашли настолько далеко, что сами они, якобы, не в состоянии договориться и нуждаются в «помощи» третьей стороны в «разборе полетов». Некоторые т.н. «политологи» заявляют, что невмешательство Москвы в эти процессы «неизбежно приведет к обострению противоречий, вплоть до межгосударственных конфликтов».

В реальности - дело обстоит намного проще этого неверного вывода, основанного на поверхностном подходе к среднеазиатским проблемам. Дело в том, что государства, расположенные в нижнем течении Сырдарьи и Амударьи, имеют такое же право пользоваться водой, как и страны, находящиеся в верхнем течении, имеют право строить на своей территории гидротехнические сооружения. Другое дело, что эти сооружения не должны нарушать права водопотребителей всех стран региона, так как тут речь идет не о внутренних реках Киргизии и Таджикистана, а о трансграничных водотоках, одинаковое и равное право на пользование которыми обладают все государства региона. Это - норма международного права.

Рассуждения о неких двух противостоящих «блоках» («водопотребляющий» и «водоформирующий»), необходимости «вмешательства третьей стороны» и использования нового «силового инструмента воздействия» в лице Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ для стабилизации региона являются «звеньями одной цепи». Этой цепью неоимперские круги России рассчитывают привязать к себе ЦА. Такая ангажированная политическая линия «выводит на чистую воду» тех, кто стоит за организацией данной информационной войны, тех, кто мечтает играть в регионе роль «верховного арбитра» в решении ими же созданного управляемого конфликта.

Однако, те силы, которые хотели бы видеть в России «политического патрона» прилегающих стран, не понимают, что их стремление - контрпродуктивно и приносит больше вреда, чем пользу интересам российского государства. Если бы они могли трезво смотреть на вещи, то поняли бы, что в нынешних реалиях такое стремление контрастирует с их возможностями и тем самым превращается в фантомную иллюзию.

С каждым годом мы становимся свидетелями новых и новых примеров того, к чему может привести в современных условиях неоимперская политика России в отношении стран «ближнего зарубежья». Неудивительно, что чем больше мы говорим в России о «зонах влияния», тем меньше становится наших друзей в непосредственном окружении. Вот страны Балтии давно и безвозвратно вошли в Евросоюз, и теперь ЕС уже на развалинах рассыпающегося СНГ создает свой, как это назвала «Комсомольская правда», «СНГ-2». Недавний саммит 33 стран в Праге впервые свел 27 государств ЕС вместе с такими странами СНГ как Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдова и Украина для обнародования европейской программы «Восточного партнерства». В Праге Тбилиси, Кишинев, Ереван, Баку, Киев и даже Минск пообещали дружить с Брюсселем на особых условиях в рамках «Восточного партнерства».

Учитывая характер режимов в Тбилиси и Киеве можно было понять, почему Грузия и Украина так стремятся в Европу, но почему туда же хотят и все остальные страны СНГ, кроме республик Центральной Азии? Ведь они же приходятся России вроде как партнерами и союзниками не только по СНГ, но и по ЕврАзЭС и ОДКБ? Ведь ЕС не выдает им миллиардные кредиты, как это делает Россия. На реализацию «Восточного партнерства» Брюссель выделил всего лишь 600 миллионов евро и то на четыре года, в то время как Москва дает той же Белоруссии кредит в 2 миллиарда долларов, выделяет в антикризисный фонд ЕврАзЭС 7,5 миллиардов и все сразу, в этом же году!

Все это, конечно, риторические вопросы. Ответы на них, как и в большинстве случаев, - на поверхности. Очевидно, что нынешнее поведение России только пугает ее соседей и отталкивает их от нее, заставляя искать более взвешенного партнера без имперских и милитаристких замашек. Европейская программа направлена на усиление экономического, а не военного сотрудничества, ее официально закрепленная цель - модернизация Грузии, Азербайджана, Молдавии, Армении, Украины и Белоруссии. «Восточное партнерство» дает этим странам СНГ чувствовать себя на равных с ЕС, то есть в настоящем содружестве независимых, а не в так называемом пространстве «Содружества независимых государств», которое подчеркивало бы статус России как центра некой неоформленной системы – то ли будущей, то ли прошлой.

Кстати, в отличие от некоторых других стран «ближнего зарубежья», на саммите в Праге страны Центральной Азии не подписали декларацию в поддержку проекта «Набукко», против которого Россия почти в буквальном смысле воюет всеми подручными средствами. Но, не стоит вводить себя в заблуждение, такое решение Казахстан, Туркмения и Узбекистан приняли самостоятельно и не благодаря, а вопреки нынешней политики Кремля, которая проявляется опять таки в его безответственных действиях, в его снобизме в отношении своих партнеров.

На самом деле, страны ЦА стремятся не допускать излишнего влияния России на их внешнюю и внутреннюю политику и они не намерены скрывать это ни от кого. Астана, к примеру, пытается укрепить связи с США и создать в Казахстане Международный банк ядерного топлива, потенциального конкурента российского стратегического проекта по созданию Центра по обогащению урана в Ангарске. Кроме того, РК укрепляет энергетическое партнерство с КНР, о чем свидетельствует то, что она получила китайский кредит в размере 10 миллиардов долларов и подписала с Пекином соответствующее соглашение. Что касается Туркмении, то Москва сама подтолкнула эту страну к активизации энергетического сотрудничества с Западом, своим небрежным подходом в диалоге с Ашхабадом. Узбекистан последовательно расширяет круг своих доверительных отношений партнерства, в том числе путем развития сотрудничества со странами Азии, о чем свидетельствуют итоги успешного визита в эту республику президента Южной Кореи.

Таджикистан укрепляет военное сотрудничество с США. 27 апреля 2009 года таджикский МВД и Офис безопасности американского посольства в Душанбе провели учения по реагированию на теракты с участием более 300 сотрудников правоохранительных органов, морских пехотинцев, специалистов в области безопасности.

Все это вместе взятое однозначно свидетельствует, что Россия шаг за шагом теряет свое влияние на региональные процессы, и эта тенденция, при таком подходе в дальнейшем, безусловно, будет устойчиво закрепляться. Чтобы поправить ситуацию Москва должна стать не только равноправным партнером государств Центральной Азии (а не «старшим братом», как это было в бытность СССР), но и внешней силой, предпринимающей реальные шаги по обеспечению стабильности и устойчивого развития региона. Иначе, ее политика будет обречена на очередной бездарный политический провал - пытаясь фрагментировать регион по принципу «разделяй и властвуй», Россия может его потерять раз и навсегда.

http://www.geokz.tv/article.php?aid=8363

Сергей Антонов.
geokz.tv
25 May 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom