Запрещенные книги (Записки библиофила)

Простой советский рабочий, экскаваторщик Филипп Васильцев, вошел в историю знаменитой фразой „Я Пастернака не читал, но осуждаю“. В оригинале она звучала не так емко: гневное письмо рабочего, опубликованное „Литературной газетой“ сразу после присуждения Пастернаку Нобелевской премии, содержало стандартный набор партийных догматов и оскорблений: „Газеты пишут про какого-то Пастернака, будто бы есть такой писатель. Ничего о нем я до сих пор не знал, никогда его книг не читал. Это не писатель, а белогвардеец… Я не читал Пастернака, но знаю – в литературе без лягушек лучше“.

Письмо правоверного экскаваторщика послужило сигналом к началу антипастернаковской и антинобелевской истерии. Сотни и тысячи трудящихся и деятелей культуры осуждали писателя, благоразумно подчеркивая, что с его творчеством они незнакомы. Но требовали принять меры. Из сотен писем и речей, составленных по одному шаблону, и выкристаллизовалась окончательная редакция знаменитой реплики: „Я Пастернака не читал, но осуждаю“.

Естественно, многие комментаторы вспомнили эту фразу, когда бедолага из прокуратуры, выставленный на публику объявить о возбуждении уголовного дела по факту публикации книги „Крестный тесть“, на вопрос журналиста, читал ли он сам крамольный текст, с перепугу ответил: и сам не читал, и никто в генпрокуратуре ее не читал. Что не помешало завести дело на автора.

Мне кажется, те, кто посмеялся над незадачливым болваном, упустили один важный политико-юридический аспект. Если генпрокуратура может завести уголовное дело на автора книги, не знакомясь с текстом, значит существует некая инстанция, приказы которой беспрекословно ею исполняются (конечно, это и так всем известно, хотя и противоречит конституции). Впрочем, возможность оценить юридические аспекты этой истории мы оставим специалистам, нас же интересует другой аспект: библиографический. О нем и поговорим.

Видимо, до кого-то из начальства над прокурорами все-таки дошла комедийность сюжета, и уже на следующий день нам выставили очередного прокурора с каменным лицом, который сообщил, что он читал текст в силу служебной необходимости, а вот другим за чтение „Крестного тестя“ светит срок. В результате такой активной и захватывающей пиар-кампании интерес к запрещенной книге охватил уже и круги, весьма далекие от политологической литературы, кульминацией чего была реплика неизвестной девушки на одном из интернет-форумов: „скажите же наконец, что там за секрет, из-за которого столько мучений? Что от нас скрывают? Наш президент – гей?!“

В новейшей истории, пожалуй, был только один случай столь же неадекватной реакции на литературный текст. Я имею в виду фетву аятоллы Хомейни, повелевающую убить автора книги „Сатанинские стихи“ Салмана Рушди.

Британский писатель индийского происхождения, Салман Рушди в 1988 году опубликовал роман, который был сразу же запрещен в Индии, Пакистане, Южной Африке, Сомали, Судане, Катаре. Духовный лидер шиитов Ирана аятолла Хомейни был настолько оскорблен, прочитав этот крамольный текст, что приказал своим последователям „использовать все свои возможности, богатство и жизнь для того, чтобы скорее отправить Рушди в ад“. Кстати, в ад приказывалось отправить всех, кто был причастен к изданию „Сатанинских стихов“, то есть весь штат влиятельного издательства „Пингвин букс“.

Согласно общепринятой точки зрения, аятоллу оскорбили эпизоды встречи вымышленного героя книги с пророком Мухаммедом, а также то, что проститутки из борделя, который посещал другой герой, носили имена жен пророка. Однако среди исламских либералов долго ходила версия, что гнев аятоллы был вызван тем, что в образе живущего в изгнании малосимпатичного религиозного фанатика он узнал самого себя.

В 1989 году Англия разорвала дипломатические отношения с Ираном (это едва ли не единственный в истории эпизод, когда отношения между странами прекращались из-за литературного произведения).

С тех пор прошло более двадцати лет. Преуспевающий писатель Рушди до сих пор находится под защитой британской программы защиты свидетелей. Несмотря на то, что в 1998 году, уже после смерти аятоллы, руководство Ирана заявило, что фетва утратила силу, охота на автора „Сатанинских стихов“ продолжается до сих пор, и он вынужден жить в подполье. Где ныне пребывает душа аятоллы, известно одному Аллаху.

Кстати, неправы те, кто посчитал, будто бы уголовное наказание за хранение, распространение и чтение книги – это изобретение насмерть перепуганных казахстанских прокуроров. В Индонезии чтение „Стихов“ наказывается тюремным сроком в один месяц, а на Занзибаре вам придется отсидеть аж три года, если вас застигнут за чтением крамольного текста. Единственная мусульманская страна, в которой „Сатанинские стихи“ можно читать не под страхом уголовного преследования – Турция (что, впрочем, вовсе не означает, что в этой стране царит литературный либерализм: еще не успел забыться громкий скандал, когда по решению правительства в 1986 году был пущен под нож тираж турецкого издания знаменитой энциклопедии „Британника“ – по невнятной официальной версии , за пропаганду сепаратизма).

Нетрудно предвидеть возражения того характера, что параллели между „Крестным тестем“ и „Сатанинскими стихами“ проводить некорректно, поскольку тюремный срок читателям книги Алиева светит не потому, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев узнал себя в главном герое книги, который по странному стечению обстоятельств носит его же имя, а за соучастие в разглашении госсекретов. И тут на память приходит еще одна аналогия.

Бывший агент британской разведки MI6 Ричард Томлинсон в 2001 году опубликовал книгу „Большая брешь“, где раскрыл многие тайны организации, с которой он незадолго до того окончательно рассорился. MI6 предпринимала отчаянные усилия добиться судебного запрета публикации „Большой бреши“, но после того, как книга вышла в России и стала доступной английским пользователям интернета, разведка отказалась от идеи запрета скандального издания и удовлетворилась мелкой местью в виде запрета на получение авторского гонорара. Сегодня книгу Томлинсона можно свободно купить в литературных интернет-магазинах.

Сам автор, вынужденный жить в эмиграции, всегда утверждал, что главный секрет разведки, который он разгласил, заключается в том, что реальная MI6 сильно отличается от своего парадного имиджа, а недалекие, плохо образованные и сильно пьющие бюрократы-разведчики меньше всего похожи на агента 007 Джеймса Бонда. В этой части, конечно, между книгами агента британской разведки и Рахата Алиева, в биографии которого был эпизод с попыткой реформирования казахских спецслужб, можно разглядеть некоторые параллели…

http://www.aliev.org/news/zapreshchennye-knigi.html


Сайт Рахата Алиева
25 May 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0018475.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage