Когда-нибудь ХАМАС поедет в Белый дом

Ближний Восток долгие годы является одной из самых "горячих точек"
планеты. Каждое обострение ситуации в этом регионе оказывает самое
непосредственное влияние практически на весь комплекс международных
отношений. О природе этого конфликта мы беседуем с известным
российским журналистом и телеведущим, экспертом по проблемам
этнической и религиозной политики и политическим конфликтам, членом
Комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе
совести Максимом Шевченко.

Это не межнациональный конфликт

- Максим, ближневосточный конфликт тлеет уже на протяжении шести
десятилетий. С вашей точки зрения он вообще, в принципе, разрешим?

- Он, конечно же, разрешим, неразрешимых конфликтов не бывает. Просто
надо понять суть этого конфликта. Она вовсе не в том, что евреи
конфликтуют с арабами, или мусульмане конфликтуют с иудеями. Израиль
хоть и называется государством еврейским, на самом деле является
абсолютным куском либерального материалистического атеистического
Запада. И этот кусок Запада, заселенный евреями, как нож, воткнутый в
тело древней цивилизации, которая породила все мировые религии.
Древней цивилизации Ближнего Востока, по своей сути
исламо-христиано-иудейской цивилизации. В гораздо большем смысле этого
слова, чем Европа. Часто таковой называют Европу, но это неправда.
Современная Европа - это просто атеистическая цивилизация, где религия
не играет никакой роли. Она совершенно не христианская, потому что
христианство в Европе находится в ситуации зажима, испытывая давление
со стороны общественного мнения.

В этом плане Ближний Восток - это религиозная цивилизация. И этот
небольшой кусок земли заселен людьми из разных стран мира, которые не
имели никакой связи с этой землей, не имели к ней никакого отношения.
Им просто сказали: "Берите эту землю, это ваша земля". Почему им? По
какому праву? Почему вдруг им ее отдали? Непонятно.

Вот именно в этом и состоит суть конфликта. Это конфликт между как бы
реальной цивилизацией и Западом. Поэтому конфликт может быть разрешен
только путем победы силами религии, силами правды над безбожными
легионами Запада.

- В прежние времена при анализе и прогнозировании ближневосточных
процессов исходили, как правило, из схемы противостояния двух
сверхдержав - США и СССР. Считалось, что если одной из них не будет,
то конфликт разрешится достаточно быстро: либо евреи с помощью
американцев разберутся с арабами, либо сто миллионов арабов скинут
несколько миллионов евреев в море. Схема ваших рассуждений
принципиально иная?

- Еще раз повторяю, это не арабо-еврейский конфликт. Это конфликт
разных мировоззренческих и ценностных философий. Это конфликт между
секулярным западным либерализмом, атеистическим и материалистическим
по своей сути, представителем которого выступает Израиль и миром
большой традиции, каковым является мир Ближнего Востока. Все прежние
советские подходы ничего кроме вреда этому региону не принесли, хотя и
сыграли свою объективную роль в поддержке палестинского народа в
определенные периоды его борьбы. Но в целом Советский Союз, преследуя
свои геополитические интересы, делал палестинцев заложником этой
борьбы. Эта маленькая святая земля гораздо больше по своему
эсхатологическому мистическому значению для судеб человечества, чем
двадцать пять Советских Союзов, если бы они могли уместиться на земном
шаре. Каждая пылинка этой земли гораздо важнее, чем все остальное
вместе взятое. Поэтому борьба за этот маленький клочок земли у
Средиземного моря не есть борьба за территорию. Это, если хотите,
борьба за содержание человеческой истории. И в силу этого, это борьба
принципиальная и непримиримая. Это никакой не межнациональный
конфликт.

Россия и Америка: роль в истории конфликта...

- Из ваших слов следует, что государство Израиль - это как бы форпост
западной идеологии, западных ценностей. Но с другой стороны, если
вспомнить историю, немалую роль в возникновении этого государства
сыграл тот же Советский Союз и его великий вождь - Сталин. Здесь нет
никакого противоречия?

- Ни малейшего. Поскольку Советский Со-юз, особенно сталинский, был
частью Большого Запада. Он был во внутренней оппозиции с
капиталистическими элитами Запада, но вся методология Советского
Союза, социализма, безбожия, которое практиковалось в нем, была
созвучна западной. Вполне естественно, что государство безбожия -
Советский Союз является одним из отцов государства Израиль.

Поэтому здесь нет никаких противоречий. Да, у истоков этого
государства стояли атеистические секулярные интересы. Задача
заключалась в том, чтобы разрушить древнее ценностное религиозное
пространство Ближнего Востока. Разрушили, Советского Союза нет,
выясняется, что он был колоссом на глиняных ногах, а Израиль
существует. И Большой Запад существует. Запад, который изменил свое
обличье в России. Ведь по сути одни и те же элиты продолжают
руководить. Никаких новых элит в Россию не пришло. Элиты-то все
старые, коммунистической закваски. Теперь они стали проводниками
либеральной экономики.

Так что Советский Союз был, по сути, Западом. Правда, таким, у
которого был шанс стать не Западом. Но он этот шанс не реализовал и
вернулся в пространство Запада. Поэтому все логично. Как и то, что
Израиль создан Западом.

- Можно ли ожидать каких-либо подвижек в процессе ближневосточного
урегулирования в контексте смены администрации в Белом доме?

- Я думаю, что администрация Обамы пойдет на радикальные пути решения
вопроса. Демократы вошли в контакт с руководством Хамас еще до начала
израильской операции в секторе Газа. В частности Джимми Картер посещал
Дамаск, встречался с Халедом Машалем. Недавно делегация американских
конгрессменов-демократов во главе с Джоном Керри, бывшим кандидатом в
президенты США, посетила сектор Газа, и также контактировали с Хамас.
Еще до начала израильской кампании, когда я говорил, что демократы
выйдут на прямой контакт с Хамас, на меня косо посматривали. Я исходил
из того, что им нужен другой элитный контакт. Партнером республиканцев
на Ближнем Востоке всегда выступали саудовские элиты. Они были главным
союзником республиканцев-неоконсерваторов. В этом смысле демократам
ходить по тем же тропинкам не очень-то удобно. Поэтому они будут
искать своих элитных партнеров и найдут их достаточно легко, при
небольшой корреляции курса, в лице Хамас, Хезболлы. Я, например,
предвижу, что мы еще увидим Обаму на улицах Тегерана (интервью было
записано до обращения президента Обамы к иранскому народу по случаю
праздника Новруз - Ред.). И я не вижу в этом никакого внутреннего
противоречия для американцев. Прежде всего, потому, что они решают
задачи, главная цель которых состоит в том, чтобы не упустить контроль
над Ближним Востоком.

Следование курсом Буша-младшего, поддержка только одной элитной силы в
регионе означает только то, что демократы должны будут стучаться в
республиканские офисы и просить их свести с местными элитами, которые
долгие годы были партнерами республиканцев. Естественно, это не может
устраивать ни Обаму, ни его окружение.

- Из ваших слов можно сделать вывод, что американцы не отдавая
инициативы в региональном урегулировании, могут гипотетически
позволить кому-то сыграть определенную роль в процессе урегулирования?
Ну, скажем, в качестве неких отступных тому же Тегерану, который имеет
влияние на некоторые группы арабского сопротивления.

- Нет, они никому никакой роли заметной играть не позволят. Они
разыгрывают очень сложную полифоническую партию. Принцип американской
внешней политики - это создание элитных пулов, элитных клубов,
лояльных по отношению к стратегическому курсу США. Договор с иранцами
нужен американцам как воздух.

- Но разве это не будет поиск какого-то компромисса?

- С одной стороны, договор им жизненно необходим, с другой стороны,
альтернатива этому - война. У них есть два сценария. Первый -
договариваться с Тегераном за счет серьезных уступок. В частности, по
Ираку. Американцы могут договориться с Ираном, только уступив ему
доминирование в иракской ситуации. Разговоры о полном выводе
американских войск из Ирака - это торговля. Поскольку при шиитском
правительстве Ирак, так или иначе, подпадет под влияние иранских
аятолл. Может быть, там не будет такого же радикализма, но в любом
случае, это их естественный союзник. Таким образом, договоренность с
Тегераном чего-то стоит. Даже несмотря на то, что она может быть
достаточно дорогостоящей.

Альтернатива этому по-прежнему война. Исключать этого нельзя и пока
это наиболее вероятный сценарий.

- Был период, когда Россию несколько отодвинули от процессов
урегулирования на Ближнем востоке. Новая американская администрация
заявила о "перезагрузке" российско-американских отношений. Это дает
России шанс на реанимацию своего влияния на происходящие здесь
процессы?

- Нет, не дает. Единственным российским правильным политическим шагом
был визит в Москву делегации Хамас. Но Москва непоследовательно
придерживается этой линии. В ходе последней военной кампании у России
был шанс занять достаточно определенную позицию. Но с одной стороны,
Россия приглашает Халеда Машаля дважды в Москву и Усаму Хамдама -
лидера Хамас в Ливане. А с другой стороны, Россия вводит почему-то
безвизовый режим с Израилем. Безвизовый режим, между прочим, для
солдат израильской армии, а для палестинцев, которые не имеют
полноценного израильского гражданства, никакого безвизового режима
нет. Они не могут посещать Россию, вылетая через аэропорт Бен Гурион в
Тель-Авиве.

Я считаю такую политику весьма неумной, если не сказать более
откровенно. Невозможно всем сестрам раздать по серьгам. Политика
требует более внятной позиции. Да, Россия в итоге осудила израильскую
агрессию в Газе. Министр иностранных дел отправил письмо руководству
Хамас, в котором выразил соболезнование и признал преступления
израильской военщины. Но сделано это было не сразу, а только после
того, как в Москве поняли, что американцы-то будут вести гораздо более
хитрую политику. Если Москва считала до этого контакты с Хамас своим
эксклюзивным запасом, то американские конгрессмены, просто приехав в
Газу, на что, кстати, так и не решились российские парламентарии,
практически свели на нет все усилия российской дипломатии. Теперь
России надо все начинать сначала, но думать-то надо было раньше.
Россия должна отказаться от такого курса, когда она, с одной стороны,
не хочет ссориться с Израилем, с другой, на всякий случай и в глазах
палестинцев выглядеть прилично. Это не реально. Это свидетельствует о
том, что и внутренняя, и внешняя политика России нецелостна, что она
определяется не политическими приоритетами, а интересами той или иной
элитной группы. К сожалению, не концепция внешней политики, не
политические аспекты внешней политики определяют подходы к тому же
Ближнему Востоку. Поэтому не стоит рассчитывать - никакие шансы России
там не повысились. И шансы эти сами по себе не повысятся. Их надо
повышать.

Узел может затянуться еще туже

- Последняя военная операция Израиля против сектора Газа может как-то
повлиять на внутриарабскую позицию? В ней могут произойти какие-либо
подвижки?

- Мне не нравится словосочетание "операция против сектора Газа". Это
операция против палестинского народа и убийство палестинского народа.
Это сионисты пусть используют термин "сектор Газа". Это оккупированная
территория Па-лестины и временное пребывание палестинско-го народа как
бы на небольшом кусочке Па-лести-ны. Это существенный момент.

Подвижки в арабском истеблишменте должны быть следующими. Они
возлагали очень большие надежды на "Дорожную карту". Им столько Бушем
было обещано, что все замерли в предвкушении преференций: денег,
кредитов и так далее. Взамен от них требовалось как-то утихомирить
Хамас и Хезболлу, которые в принципе для самих арабских элит, что
кость в горле. Потому что это по природе своей народные движения. Их
создавали не политтехнологи, не президенты, не министры, а именно
народ. Именно народ объединился, создал гуманитарную организацию и
стал помогать детям-сиротам, возник Хамас. Или шиитская община стала
вооружаться и с оружием в руках бороться за свои права, появилась
Хезболла. Элиты здесь в какой-то мере ни при чем. Поэтому они
вынуждены делать вид, что эти движения как бы никто. Однако сейчас
Хезболла и Хамас являются главными субъектами ближневосточной
политики. Говоря образно, элиты, стоя на коленях перед Вашингтоном,
пытаются пожать руку Израилю, который брезгливо от них отворачивается
и ведет себя крайне высокомерно.

А Хезболла и Хамас не хотят становиться на колени. Это свободные люди,
сила которых базируется на вере, на религии, на отсутствии страха
потерять что-либо. Для президента Мубарака, моральное поражение
Израиля в Газе крайне опасно. Хамас для него является чудовищной
угрозой. Потому что самая мощная партия в Египте - это
"Братья-мусульмане", которых можно отстранить от выборов, не пуская
тем самым в парламент. И как только правящий режим Мубарака ослабеет,
подавляющее большинство поддержит "Братьев-мусульман". Хамас и
"Братья-мусульмане" - это практически одно и тоже, по мировоззрению,
по идеологии. Это не ваххабизм, не суфизм, это политический ислам в
чистом виде.

После израильской войны против Газы авторитет арабских элит резко
понизился. Потому что они заняли постыдную позицию преклонения перед
израильской военной мощью. Они полагали, что если Хезболла в Ливане
нанес израильской армии тяжелые потери, то с Хамасом все будет намного
проще и Израиль быстро накажет непокорных, поубивав всех радикалов.
Непосредственной задачей израильских военных было до 9 января убить
Исмаила Ханию - премьер-министра палестинского правительства.
Почему?.. Потому что в этот день истекали полномочия Махмуда Аббаса.
Он переставал быть легитимным президентом палестинской автономии.
Убийство Хании расчищало дорогу Аббасу. По сути Аббас - это человек,
который не имеет авторитета среди простых палестинцев, но пользуется
популярностью среди элит региона, в Вашингтоне и европейских столицах.
Но для арабской улицы он никто из-за своей позиции во время
рождественской бойни в Газе.

В сложившейся ситуации арабские элиты не в состоянии оказать реальное
воздействие на палестинский народ. И они сами это прекрасно понимают.
Симпатии арабской улицы, арабского общества были, несомненно, на
стороне палестинцев Газы. Первоначальные расчеты элит не оправдались,
Израиль не смог сломить Хамас. Консенсус региональных элит, на
котором, якобы, базировалась конструкция бушевской "Дорожной карты",
потерпела крах.

- Складывается парадоксальная ситуация. Если рассуждать схематично, то
Хамас легитимизировался в результате победы на выборах, на проведении
которых американцы собственно и настаивали. Теперь американцы хотят
закачать туда весьма ощутимые деньги, но при этом не хотят признавать
тех, кто стал здесь реальной силой. Как они собираются решать эту
дилемму?

- Да они признают их в одну секунду. ФАТХ во главе с Ясиром Арафатом
долгое время тоже числился в числе самых террористических организаций
мира. Четверть века назад кто бы согласился на предложение сесть с
ними за стол переговоров?.. А сегодня руководитель ФАТХ Махмуд Аббас -
самый удобный для Запада человек и чуть ли не святой.

Такая же эволюция произойдет и по отношению к Хамас. Прагматизм
возьмет верх. Хамас - никакая не террористическая организация, никаких
преступлений он не совершал. Легитимность Хамаса подтверждена как
выборами, так и кровью мучеников Газы, убитых израильской военной
машиной.

Прагматические интересы американских элит, выражаемых политиками из
демократической партии, по смене ориентации с одной группы
ближневосточных элит на другую быстро приведет к тому, что Хамас
станет очень даже легитимным. Халеда Машаля вызовут в Белый дом, он
туда приедет, ему будут жать руку и будут говорить о мирном
сосуществовании, о новом политическом сознании.

Беседовал Кенже ТАТИЛЯ

Выражаем благодарность за содействие в организации интервью ОД "Iзгi амал"

http://www.camonitor.com/nomer/6-1.htm


Central Asia Monitor
11 Apr 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0018060.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage