Казахстанская коррупция - действительная и воображаемая.

"Все на борьбу с коррупцией!" - cлоган последней кампании правящей партии, и по совместительству главный слоган оппозиции – в ее борьбе с властью и правящей партией. И все эти призывы к борьбе происходят посреди обвинений в коррупции самой власти, самой правящей партии, и даже самой оппозиции.

Давайте попытаемся выяснить в чем специфика борьбы с коррупцией, понимаем ли мы до конца то, с чем боремся.

Когда борются с коррупцией, пытаются выделить коррупцию в какой-то остаток, разницу, чтобы показать – "Вот она – коррупция, вот он – коррупционер, вот она коррупционная практика – тормоз прогресса, которая мешает нам достигнуть светлого будущего и процветания". То есть борьба с коррупцией предполагает отделять, как говаривал президент Буш младший после скандала с Энроном, "плохие яблоки от хороших яблок".

Но кто будет отделять плохие яблоки от хороших? И сможет ли тот, кто их отделяет, различить, где хорошие, а где плохие яблоки? Предполагается положиться на какие-то здравые силы в обществе у государства - так называемые "хорошие яблоки", которые победят "плохие яблоки", посадят их в тюрьму и выгонят с работы.

Так как же различить плохие яблоки от хороших? Как выявить коррупцию? До факта, после факта? И что есть коррупция вообще? Коррупция – это плохой человек, или группа плохих людей - редисок, воров, и жуликов? Плохие яблоки, которые занимаются коррупцией, они всегда были плохими? Когда и где они успели испортиться? Борьба с коррупцией – это типа как борьба с наркотиками и преступностью на улицах? Или здесь нужен другой подход?

Борьба с коррупцией усложняется прежде всего тем, что коррупция считается проблемой самой правящей элиты. Даже если это и более широкая проблема, которая выходит за рамки элит, считается, что начинать надо с элит. Элита должна каким-то образом самоочиститься или же народ через какой-то демократический и транспарентный процесс должен помочь элите избавиться от "плохих яблок".

Если элитность коррупции (действительная и воображаемая) есть первое отличие, которое усложняет борьбу с коррупцией, второе ее отличие – обыденность и неоднозначность. Что значит неоднозначность? Неоднозначность - значит ситуативность, зависимость от ситуации. То есть, действия и практика, которые в обычных условиях нормальны, - в условиях наделения человека властью и должностью становятся коррупционными. Отсюда одно из определений коррупции – неформальные отношения в формальной ситуации.

Например, если в обычных условиях обычного гражданина я помогаю своим родственникам и друзьям – это хорошо, меня все любят и считают хорошим человеком, если же я помогаю друзьям и родственникам в условиях, когда у меня есть власть и должность, - я "злоупотребляю служебным положением". Согласитесь, сложно человеку, получившему должность, резко отказаться от того, что он привык делать в других условиях. И, наверное, глупо было бы всегда ожидать такое от человека "в должности".

Коррупция и Рынок

Коррупция мешает институционализации свободного рынка и нарушает правила так называемой "честной" конкуренции. Допустим, на базаре я предпочитаю брать помидоры у своего знакомого Дяди Васи. С точки зрения свободного рынка, я действую нерационально и нерыночно, потому что на рынке, я должна покупать товары исходя не из личностных предпочтений и связей, а исходя из цены и качества. Персоналии на рынке не должны иметь значения, рынок должен быть анонимен и объективен. Я не должна видеть человека-продавца или производителя, я должна видеть товар. Но согласитесь, ведь такого "в реале" никогда не бывает. "Чистого" рынка без персональных предпочтений, исторических, культурных и других связей - не существует. Моя связь с Дядей Васей, у которого я покупаю помидоры, - есть именно такая историческая и культурная связь на уровне персоналий. Почему я предпочитаю Дядю Васю? Потому что я его знаю, он не будет меня обвешивать и обманывать. Я ему доверяю, он - местный, я предпочитаю, чтобы за счет моих денег обогатился он, а не какой-то приезжий гастролер. Предпочитая покупать у дяди Васи, я занимаюсь протекционизмом и поддержкой "своих". И мне повезло, что меня не отправили покупать помидоры от имени какой-нибудь государственной или какой другой организации, в которой есть установленная процедура по выбору товара на рынке. Помню в одной организации, в которой я работала, процедура была такая: сравнить цены как минимум в трех местах и купить товар по самой низкой цене. Но даже при такой "объективной" процедуре, я думаю, я бы умудрилась купить помидоры у Дяди Васи.

Нерыночные социальные отношения – вообще бездонный источник коррупции. Один из самых распространенных аспектов коррупции - это обыденная социальность, паутина взаимных услуг, которую практикуют все слои общества. Известная нам с давних времен формула "услуга за услугу" в формализованных отношениях, когда люди должны представлять не себя персонально, а организацию или даже государство, становится коррупцией. В своем интервью, опубликованном на ia-centr.ru Данияр Ашимбаев точно обрисовал это, когда сказал, что главная проблема коррупции заключается не в деньгах: "вопрос не в деньгах, потому что банальная схема "я тебе бумажку - ты мне 10 штук в конверте" практикуется, главным образом, на низовом уровне - в дорожной полиции, ЦОНах и т.п., потому что решение какого-то кадрового вопроса происходит не за деньги, а за моральную поддержку при решении какого-то следующего вопроса".

Так как элита живет рядом друг с дружкой, общается между собой и практикует такую, казалось бы, обыденную форму социальности между собой, безобидные в других условиях социальные связи превращаются в эксклюзивный "нетвок". То, что люди "наверху" друг с другом завязаны – вопрос, возможно, даже не столько коррупционный, сколько классовый, вопрос элитарной эксклюзивности. Даже те из них, кто выпадает из обоймы госслужбы и уходит в оппозицию, не теряют этих "элитарных" связей.

Коррупция, Государство и Рыночная Идеология

Самое распространенное определение коррупции - "злоупотребление служебным положением в корыстных целях", то есть - обвинения в коррупции чаще всего касаются государственных служащих, которые не должны действовать в корыстных интересах. Но в условиях рыночных отношений и рыночной идеологии, получается, что идеология государства и государственных людей полностью противоречит идеологии общества, где царят рыночные отношения и где всем разрешается и даже предписывается преследовать личный интерес.

А откуда мы берем госслужащих как не из этого самого общества? То есть, до того как они попали на госслужбу, они могли заниматься "корыстным" частным интересом, но как только попали на госслужбу, они должны сразу поменять направленность - отказаться от частных интересов ради интересов государственных и общественных. То есть, все общество (бизнес и т.д.) занято тем, что преследует личный интерес, а от государственного человека требуется быть "винтиком" без личного интереса, он должен представлять не себя, а систему. Но ведь это почти невозможно. Это требует совершенно другого мышления - думать не за себя и о себе, а о других, о государстве, об обществе. Разве много таких людей в обществе?

Так как же быть? Где взять государственных людей, которые бы на время нахождения в должности забыли о личных интересах и думали об интересах коллективных? И многие ли люди могут забыть свой личный интерес и выпасть из паутины личных взаимных услуг? В развитых государствах, государственная служба представляет собой трамплин - символический капитал, который уволившиеся госслужащие легко переводят в капитал финансовый и монетарный. Бывшие президенты, вице-президенты, секретари министерств и другие высокие чины делают деньги на консультациях, выступлениях, бизнесе и т.д. Чаще всего они становятся богатыми людьми после того, как покинули службу, но благодаря экспертизе, престижу и связям, которые приобрели, будучи на службе. То есть, западная система государственной службы все-таки больше основана на "прянике" - финансовой привлекательности.

В Советском Союзе, государственная служба держалась и на прянике, и на кнуте, и на чувстве долга, люди имели престиж и льготы, но в случае чего - кнут был неотвратим.

А на чем будет строиться наше Казахстанское воспитание людей, которые должны представлять общественные интересы? Где брать таких людей, которые будут "хорошими яблоками" и не испортятся? Как воспитывать их думать о государстве? Что нужно "нашему" человеку для того, чтобы он перестал думать о себе и стал думать о других?

http://zonakz.net/

Алима БИСЕНОВА
Zona.kz
31 Mar 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0017925.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage