«Новый план» Масимова или Рузвельта?

В нашей стране любое политическое событие так или иначе носит в себе «генетический код» главы государства. Формировали его президентские по-литтехнологи и имиджмейкеры достаточно долго. Дальнейшее позиционирование Нурсултана Назарбаева как дальновидного стратега, инициатора массы интеграционных проектов, лидера нации и, наконец, как выяснилось, финансового теоретика, требует новых идей и подходов. Да вот только с этим у экономических и политических топ-менеджеров, призванных поддерживать тот самый «генетический код», по всей видимости, большой дефицит. «Новый план» дальнейшей модернизации страны и реализации стратегии занятости для обеспечения посткризис ного развития страны, уж очень напоминающий комплекс мер «Нового курса» Франклина Рузвельта в 1932 году, тому яркое подтверждение. И проблема не в том, что наши власти не сумели сочинить собственный рецепт выхода из кризиса, а в том, что имеющуюся форму они не смогли наполнить реальным и, самое главное, эффективным содержанием.

Побежали, задрав штаны?

Возможно, мы никогда не обратились бы к этой теме, если бы в послании президента народу Казахстана не было озвучена идея реализации «Нового плана». Само название непроизвольно вызвало ассоциации с «Новым курсом» президента США Франклина Делано Рузвельта, руководившего страной в период Великой депрессии. И каково же было наше удивление, когда мы увидели, что добрая часть предполагаемых мер по реализации стратегии занятости и обеспечению посткризисного развития страны буквально под кальку «слизана» с антикризисной программы 80-летней давности, автором которой был президент Америки, прозванный с легкой руки журналистов «ФДР»-ом.

Проводить параллели между президентом США Рузвельтом и Назарбаевым, главой нашего государства, хотелось бы меньше всего. В конце концов, разные страны, разные условия и уровень развития, эпохи разные, мы сами другие, да и президенты тоже не клонированные. Однако команда так называемых антикризисных менеджеров, видимо, на этот счет имеет свое мнение. Хотя вернее было бы сказать - отсутствие такового, что подвигло их на «плагиат».

Проколы премьера Карима Масимова, команда которого ответственна за подготовку экономического блока и Ак Орды, которая отвечает за послание как политический документ, очевидны.

Интересно, знает ли президент Назарбаев о там что антикризисные «изобретения» хореографов политической и экономической жизни Казахстана, в числе которых руководители правительства, Администрации президента и главного оператора антикризисной программы «Самрук-Казына», далеко не первой свежести и уж точно не могут претендовать на патент ноу-хау?

Однажды Франклин Рузвельт, характеризуя работоспособность своей команды, сказал следующее: «Я не самый умный парень на свете, но я умею подбирать умных сотрудников». Отчасти залог успеха американского президента состоял именно в этом. Отнести наших «сотрудников» к разряду «умных» сложно, хотя бы потому, что вся «умность» пока что сводится к слепому копированию всего и вся. Рыночную экономику строили по сингапурской и малазийской модели, а вот из кризиса выходить собираемся по американскому сценарию, да еще, как выясняется, с местным «колоритом» ведения дел. А еще говорили, что «мы не будем бежать за Соединенными штатами, задрав штаны», что у нас «свой путь развития». На поверку вышло, что побежали, да еще как.

Конечно, сам по себе факт обращения к опыту по выходу из кризиса такой великой державы, как США, похвален. Однако в этой связи возникают два вопроса. Первый касается этической стороны «плагиата». Уж если руководители правительства и высокопоставленные клерки из «Самрук-Казына» посчитали, что в нынешней ситуации американский сценарий антикризисного пакета 1932 года наиболее приемлемый, то почему бы открыто об этом не сказать, а не приписывать себе авторство и лавры эдаких «экономических гуру»? В конце концов, предлагая эти идеи как собственные, а после вкладывая их в уста президента - как совместный интеллектуальный продукт, они оказывают первому руководителю страны «медвежью услугу».

Старый «новый курс»: В чем различие?

Надо отметить, что ситуация, в которой оказался Казахстан в условиях жесточайшего мирового кризиса, сродни временам Великой депрессии. Спустя почти 80 лет мы также являемся свидетелями значительного спада производства в результате неиспользуемых производственных мощностей. Безработица начинает существенно подрывать устои социальной стабильности. Ситуацию усугубляет снижение размера зарплаты в рыночном секторе, что способствует низкому платежному спросу значительной части населения. Налицо все признаки избыточной монополизации рынка. Дестабилизирует ситуацию низкий уровень социальной поддержки, отсталость ряда регионов и тяжелейшее положение в сельском хозяйстве.

Очевидно, от этого и отталкивались наши антикризисные топ-менеджеры, беря на вооружение «Новый курс» Франклина Рузвельта. Только они не учли, что США почти век назад пришли к столь плачевному состоянию в результате перепроизводства и неспособности потреблять весь объем производимой продукции. Мы же вынуждены были обратиться к антикризисной программе в результате отсутствия производства как такового, так как были и пока остаемся сырьевой страной, ориентированной на экспорт углеводородов и металлов. Также если американцы предприняли меры по обеспечению занятости, госрегулированию экономики, дефицитному финансированию бюджета и т.д. как главный антикризисный пакет, то наши власти рассматривают их в качестве задач по преодолению последствий кризиса и подготовке последующего экономического роста.

Одновременно с этим существуют и различия в условиях, при которых принимались программы. Так, Рузвельт, несмотря на жесткость и радикальность предпринимаемых мер, всегда оставался демократом. Он не пытался сконцентрировать власть в своих руках. У нас президент и его партия «Hyp Отан» контролируют законодательную, исполнительную ветви власти. Судебная власть также не отличается независимостью. В США двухпартийная система, причем политическая оппозиция всегда была и остается сильной. В Казахстане парламент состоит из представителей одной партии, оппозиция существует, как говорится, вопреки. В нашей стране власть контролирует средства массовой информации, особенно телевидение, и манипулирует общественным мнением. Американские средства массовой информации - радио и газеты -очень жестко критиковали Рузвельта. Американские власти уважали право частной собственности. У нас с этим существуют значительные проблемы. В Америке опасались, что бесконечное выдвижение на пост президента одного и того же человека может привести к диктаторству, а Рузвельт проработал 4 срока. Поэтому была принята поправка к Конституции, запрещающая занимать президентский пост более двух 4-летних сроков. Наша власть, наоборот, приняла поправки в Конституцию, которые снимают в этом отношении ограничения по отношению к первому президенту республики.

Сложилось такое впечатление, что власть пытается идеи и эмоции, которые привели в движение Америку эпохи Рузвельта, скомпилировать и наложить на казахстанскую действительность с тем, чтобы привести в движение наше общество, сделать планы власти созвучными чаяниям народа. Только звучат ли они в унисон?

Кратко пройдем по основным «антикризисным вехам» американского «курса» и казахстанского «плана».

Как для США 40-х годов прошлого столетия, так и для Казахстана первого десятилетия XXI века в основу политики легли меры по усилению государственного регулирования экономики, дефицитного финансирования бюджета, важнейшие институциональные преобразования.

1. Банковская «перезагрузка»

Банковская система претерпела достаточно жесткую «перезагрузку». В американском варианте все началось с «банковских каникул» (закрытие всех банков на неделю) и тотальной ревизии всех банков. Устойчивые и «здоровые» банки получили право на жизнь, произошло укрупнение банковской системы. Был введен запрет на выплату процентов по текущим счетам, проценты по депозитным счетам подвергались регулированию ФРС. Был регламентирован биржевой кредит и принят закон о страховании депозитов, согласно которому государство брало на себя обязательства выплачивать вклады в пределах установленного законом лимита на вклад в одном банке. Именно эта мера во многом позволила в итоге стабилизировать ситуацию с «бегством вкладчиков». Был введен плавающий курс доллара, проведен отказ от золотого стандарта, а проведенная в дальнейшем девальвация доллара способствовала обесценению долгов и повышению конкурентной способности американского экспорта.

В Казахстане сначала комбанки были объявлены виновниками всех бед в стране, что спровоцировало нездоровую полемику среди общественности и нарастанию панических настроений среди населения. Именно тогда был зафиксирован максимальный отток депозитов как физических, так и юридических лиц. Попытки властей успокоить людей заверениями об увеличении суммы гарантированного возмещения по вкладам физических лиц с 700 тысяч до 5 миллионов тенге уже должного эффекта не имели.

Далее начался болезненный процесс вхождения государства в банки, который власть цинично именует «дополнительной ликвидностью банков». Если в Штатах был введен плавающий курс доллара, и только после этого они пошли на девальвацию, то наше правительство на поддержание курса тенге сначала потратило 6 млрд. долларов из золотовалютных резервов и после этого решилось на девальвацию. Тем не менее, даже после предпринятых радикальных мер казахстанские власти вынуждены держать тенге по отношению к доллару в «контролируемом коридоре».

Как видим, название одно, а вот цели и механизм реализации существенно различаются. Ориентир на «забытого американца у подножья экономической пирамиды» позволил Рузвельту превратиться в национального лидера нации, а умирающей экономике вырасти до стандарта «более демократичной экономической и социальной системы». Если бы меры правительства нашей страны были реально обусловлены заботой об интересах большинства сограждан, а не узкой группы лиц, «приближенных к телу», то они обеспечили бы беспрецедентную в казахстанской истории общественную поддержку программы правительства и инициатив главы государства.

2. Стабилизация промышленного производства

Возрождение промышленности в США началось с принятия национального Закона, который предписывал всем ассоциациям предпринимателей вырабатывать кодексы «честной конкуренции», определявшие условия, объем производства, минимальный уровень цен. При этом с предприятий, принявших такие кодексы, снимались антитрестовские меры воздействия. Социальная составляющая была выражена в том, что вводилось ограничение на продолжительность рабочей недели, предписывался обязательный минимум оплаты труда. Признавалось право организации профсоюзов и заключение коллективных договоров, атак-же право на стачки. Была образована Национальная администрация восстановления.

По существу, вышеобозначенные «кодексы» являются прототипом нынешних казахстанских «меморандумов», которые заключили власти с крупнейшими промышленными и строительными предприятиями республики. В казахстанских «кодексах» также отражаются меры доверия и взаимопонимания, а также обязательства промышленных гигантов по отношению к тем, кто у них работает. Однако, если эти нормы в Штатах были закреплены соответствующим Законом, то в Казахстане фактически это всего лишь ни к чему не обязывающий меморандум, от которого работодатель в любую минуту может отказаться. О чем кстати и заявил Белович, один из руководителей крупнейшей строительной компании «Базис-А».

3. Социальный антикризисный пакет

Социальная политика «курса» Рузвельта основывалась на борьбе с безработицей и улучшением материального положения населения. С этой целью были предприняты следующие меры: прямая помощь безработным, введение системы страхования по безработице и организация общественных работ. Общественные работы в основном использовались при строительстве дорог, ремонта судов, предотвращения наводнений, развития речного судоходства. Была создана Администрация общественных работ. Из политических соображений особенное внимание правительство уделяло мерам по увеличению занятости среди молодежи посредством создания и госфинансирования специальных лагерей занятости молодежи.

Стратегия занятости населения в рузвельтовской программе является краеугольным камнем и основана в преобладающей мере на использовании общественных работ. Казахстанский вариант решения «кризисных шоков» основан на принципе достаточности рабочих мест посредством переподготовки кадров. Переученные люди смогут работать в сфере реконструкции и модернизации коммунальных сетей, строительства, реконструкции и ремонта автомобильных дорог местного значения,атакже обновления социальной инфраструктуры, прежде всего школ и больниц.

Кстати, заверения о том, что во время кризиса ни одна социальная программа не будет свернута, оказались только обещаниями. Так, строительство новых школ из госпрограммы «100 школ, 100 больниц» в настоящее время замораживается.

Наши власти не смогли отказаться и от весьма популярной в рузвельтовском плане «молодежной темы» и расширения социальных рабочих мест.

Намерения по поэтапному замещению иностранных рабочих отечественными кадрами наполовину приветствуются, только вот на фоне заявлений господина Кайрата Келимбетова, нынешнего главы госхолдинга «Самрук-Казына» в период избирательной компании о привлечении в Казахстан более миллиона трудовых мигрантов, выглядят как- то нелогично. Хотя стоит отметить - то, что сейчас собирается сделать власть, оппозиция предлагала еще два года назад.

Важнейшим достижением «нового курса» стало создание системы социального страхования. В августе 1935 года был принят закон, предусматривавший страхование по старости и безработице. В Казахстане в этом году в парламент внесут проект поправок в закон об обязательном социальном страховании. Одновременно с этим планируется увеличение максимального периода выплаты пособия по безработице из Государственного фонда социального страхования с 4 до 6 месяцев.

4. Жилищное строительство и ипотека

Правительство Рузвельта уделяло значительное внимание развитию жилищного строительства, в частности ипотечного кредитования. Сначала была создана компания, выпустившая облигации для финансирования ипотеки, позднее -Федеральная национальная ипотечная ассоциация, находящаяся под контролем государства. Начальный капитал компании был сформирован за счет средств бюджета.

У нас наиболее важными были пункты о выдаче новых ипотечных кредитов по сниженным ставкам и финансирование незавершенных объектов строительства. Пункт о понижении ставок по действующим ипотечным кредитам как меры по стабилизации рынка недвижимости актуализировался после девальвации, когда удорожание доллара стало непреодолимым препятствием для дальнейшего погашения кредитов даже для добросовестных заемщиков.

Данной программой хотели снизить уровень социальной напряженности, а получили обратный эффект. По существу программу по рефинансированию ипотечных долгов после проведенной девальвации можно назвать аферой в государственном масштабе, так как власть за счет средств Нац-фонда пытается еще и заработать на казахстанцах, которые по вине, в том числе государства, оказались в сложных условиях должников. По предварительным оценкам, их число составляет более 85% от общей массы ипотечников.

5. Политика в области сельского хозяйства

Меры по борьбе с кризисом в сельском хозяйстве нашли отражение в билле о помощи фермерам. Предусматривалось госрегулирование сельского хозяйства. Первый этап

мероприятий был направлен на укрупнение структуры сельского хозяйства и поднятие цен на сельхозпродукты.

Также, как и в США, действия наших властей направлены на стимулирование объединения мелких товаропроизводителей в потребительские кооперативы. Однакоукрупнение хозяйств на селе через кооперацию идет с трудом.

Господдержка в размере 280 млрд. тенге направлена на инвестпроекты по развитию экспортно-ориентированных производств (молочнотоварные фермы, птицефабрики, откормочные площадки, производство плодоовощных культур, инфраструктур экспорта казахстанского зерна и его глубокая переработка и т.д.).

В целях повышения конкурентоспособности американских крупных фермерских хозяйств вводились премиальные выплаты для тех, кто сокращал посевные площади. Правительство решило проблему рефинансирования безнадежных кредитов посредством выдачи займов. Также власти осуществили финансовую помощь мелким фермерам для покупки ферм и переселения на более качественные земли.

В Казахстане на эти цели должна была работать госпрограмма развития сельских территорий. Насколько она эффективно реализовывалась, результаты, а вернее, их отсутствие, говорят сами за себя.

Государственное регулирование сельского хозяйства США было дополнено принятием закона о сохранении плодородия почв и о квотах для внутреннего рынка. У нас власти в земледелии намерены активизировать работу по внедрению в производство влагоресурсосберегающих технологий с помощью инструмента субсидирования тех, кто применяет эти технологии. Кроме того, для повышения плодородия почвы со следующего года намечается субсидирование затрат по приобретению минеральных удобрений и внесению их в соответствии с почвенной картограммой.

Меры нашего правительства предусматривают также поддержку перерабатывающих предприятий посредством субсидирования ставок вознаграждения по кредитам, выдаваемым финансовыми институтами. Однако ее охват ввиду дефицита средств составляет всего около 10 процентов от общего количества получателей кредитов.

Таким образом, в качестве общих признаков «нового курса» и «нового плана» можно назвать государственное регулирование сельского хозяйства, решение о необходимости укрупнения сельхозпредприятий, взятие на вооружение механизма субсидирования. Разница заключается в том, что американское правительство, понимая, что агропромышленный комплекс существовал за счет кредитов, пошло на беспрецен-дентные меры по рефинансированию безнадежных кредитов посредством выдачи займов и колоссальному субсидированию сельского хозяйства. Казахстанское правительство ищет окольные пути. Выделенных средств для кредитования сельского хозяйства недостаточно. К тому же несовершенство казахстанских законов и правил кредитования субъектов сельского хозяйства сводит на нет даже существующие меры.

О единстве нации

ИТОГ - сходство в названии и выборе приоритетов. Различие в наполнении реальным содержанием антикризисных мер. Проблема Штатов была в том, что они производили больше, чем могли сами употребить. В Казахстане проблема обратного порядка. Мы пока что не можем обеспечить собственное потребление.

Может ли в этих условиях работать «новый курс», пусть даже и переименованный в «новый план» - большой вопрос.

Рузвельту хватило два срока для построения фундамента новой экономики. Скорость проводимых преобразований и динамика экономических результатов выглядела впечатляюще. Если в 1933 году ВНП составлял 56 млрд.долларов, то в 1940 уже 100,4 млрд.долларов. У них «Новый курс» сработал на все сто: Сможет ли «Новый план» Казахстана повторить победу над кризисом? Хочется верить, но причин для сомнений еще предостаточно.

Кардинальной разницей является то, что предпринимаемые меры наши чиновники предпочитают называть ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМ КОНТРОЛЕМ, пусть даже в лице ФНБ «Самрук-Казына», над банками, фермерами, промышленностью и т.д. Видимо, это льстит их тщеславию. В американском случае это было ПАРТНЕРСТВО между правительством и субъектами экономики. Причем партнерство заключалось не в смысле участия правительства в прибылях, поскольку таковые по-прежнему принадлежали частным гражданам, а в смысле совместного проведения планов в жизнь. Наше же правительство на нас еще пытается и заработать.

Что в итоге мы получили? Помимо потери квартир, бизнеса, сбережений, заработной платы мы потеряли самое главное - духовные ценности. Именно такие действия власти способствуют утрате уверенности в настоящем и будущем. Но «душевного спокойствия и довольства каждого человека и его семьи» Франклину Рузвельту посредством политики партнерства удалось добиться.

Нашим властям, как видим, уготована участь только призывать к единению. А может ли быть единение, когда сытый не способен разуметь голодного?

• Кстати, надо отметить, что в рузвельтовском варианте в «интересах справедливости и во исполнение конституционных полномочий нашего правительства» власть «поставила всех в равное положение во имя сохранения общего блага». В этом-то и заключается главная особенность и отличие американского «курса» от отечественного «плана».

При каких условиях возможно единение? Во-первых, государство обязано выйти из пассивной роли вактивно-преобо-азующую. Несмотря на то, что мы называем себя рыночным государством, капитализма у нас по существу нет. У нас отсутствует в добротном виде класс национальных производителей. Средний класс застыл в состоянии эмбриона и до массовости ему очень далеко. Состояние экономики на местах, особенно в глубинке, вообще трудно назвать экономикой, потому что там процветает натуральное хозяйство.

Наши наиболее успешные предприятия работают на экспорт, их покупатели за рубежом. Развитие и проблемы нашего внутреннего рынка их волнуют меньше всего. В США интересы капиталистов были ориентированы в определяющей мере на внутренний рынок, они были кровно заинтересованы в этом. Кстати, этому же способствовала социальная активность населения и мощный контроль со стороны как граждан, так и государства. Именно общественное мнение стало главным оружием, которое американцы использовали в наступлении на Великую депрессию.

Мы же, рефлексируя, не способны предъявить какие-либо требования к государству. Усугубляют положение ситуация, когда оппозиция властью не рассматривается как равноправный партнер, отсутствие ясных идей развития страны, социальная пассивность населения.

Как видим, народ готов проявлять бесконечное терпение и жить, так как этого хочет власть, а изменения же сверху идут умеренными темпами.

Однако бесконечная терпимость народных масс - опасная иллюзия. Поэтому как власть, так и национальная бизнес-элита должны понять реальные масштабы экономических и социальных проблем нашей страны, обратить внимание на проблемы обычного казахстанца, а не решать узкокорпоративные цели.

Власть, бизнес совместно с оппонентами должны предложить экономическую и политическую идеологию, адекватную имеющимся внутренним и внешним вызовам. Только при этом условии может произойти переориентация всей экономической политики страны в необходимом русле. Эта идеология должна найти поддержку подавляющего большинства населения и послужить основой для консолидации всего общества и государства.

Нам нужны свои «беседы у камина». Руководство страны обязано поднять дух казахского народа через пропаганду своего плана. Но сначала этот план должен соответствовать реальным чаяниям своих граждан. Народ всегда в лихую годину откликался на призыв лидера, если лидер был вместе с ним.

http://www.posit.kz/?lan=ru&id=102&pub=22151

Сырым ДАТОВ
«Тас Жарган»
18 Mar 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0017738.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage