Переживет ли оппозиция кризис?

Переживет ли оппозиция кризис?
Оппозиция лишь декорация

Дмитрий Верхотуров

Экономический кризис, захвативший Казахстан, представляет собой серьезное испытание для всей республики, от президента до рядовых граждан. Проверяются на прочность все элементы государства, политической системы, общества, экономики. В период кризиса происходит безжалостная выбраковка всего, что не доказывает свою эффективность на деле.

Этот же процесс захватит и политические партии в Казахстане. Для них кризис - это наиболее благоприятное время для усиления своего влияния, для выдвижения своих программ и лидеров, поскольку позиции правительства и правящей партии объективно слабеют, и образуется довольно большой слой людей, которые не против рассмотрения возможных альтернатив.

Но кризис наступил, а оппозиции не видно. "Горизонт чист!", - можно сказать по этому поводу.

Демократическая декорация, построенная на нефтедоллары

Одна из основных проблем оппозиционных партий состоит в том, что они никогда не стремились стать правящими партиями. Большинство демократических или социал-демократических партий со дня основания определяли себя как оппозиционные, и в их программах не было и намека на то, что они могут когда-нибудь стать правящими партиями.

Это оказало на них глубокое и всестороннее влияние. Отсутствие сколько-нибудь проработанных политических программ, отсутствие четких концепций, поразительная бедность идей развития Казахстана, отсутствие сильных оппозиционных политиков и подготовленного кадрового резерва, из которого можно было бы составить новое правительство, - все это следствие застойной оппозиционности.

Избранный ими путь на деле был путем наименьшего сопротивления. Зачем думать, зачем работать? Для поддержания оппозиционности им достаточно было выкрикнуть "Долой Масимова (Ахметова, Тасмагамбетова, Токаева - нужное подчеркнуть)!", заявить: "Правительство проводит антинародную политику", добавив еще что-нибудь про коррупцию, про родственников президента, а также про раздел нефтяных доходов между казахстанцами. Отсутствие успехов и провалы тут же "объяснялись" противодействием властей, провал на выборах "объяснялся" фальсификацией голосования. В общем, "темные силы нас злобно гнетут...".

Если рассмотреть все это целиком, то нельзя не увидеть, что лидеры оппозиционных партий создали для себя очень удобные условия: никакой ответственности, никакой критики, никакой работы. Для подобной имитации политической деятельности достаточно лишь время от времени выступать в СМИ с давно заученными штампами. Любые критические отзывы можно отвергать с порога заявлением, что мол, все это "заказ Ак-Орды". Лично я нисколько не сомневаюсь в том, что и эта статья будет обозначена как "заказ Ак-Орды". Надо сказать, что это иной раз звучит как похвала. Надо же, какая в Казахстане всемогущая и всеведущая Ак-Орда!

В известной степени, оппозиционные партии и оппозиционная политика была одной из сторон нефтяного процветания Казахстана, когда на доли от нефтедолларов можно было строить декорации и создавать различные фантомы. К сожалению, многие политики тоже пошли по этому пути, занявшись строительством декораций "борьбы за демократию" в Казахстане. Этот факт имеет простое доказательство. За много лет оппозиционные партии не предъявили ни одного предложения, ни одного проекта развития какой-либо отрасли промышленности. Они не требовали строительства новых заводов, освоения новых технологий, развития выпуска новой продукции, не требовали решительного импортозамещения, хотя зависимость Казахстана от импорта поражала своими масштабами и в те годы. Единственная экономическая идея, выдвинутая оппозицией, это т.н. "нефтяной социализм", то есть прямое распределение доходов от нефти среди граждан Казахстана.

Кризис безжалостно сметет все эти фанерные и картонные дворцы, в том числе понастроенные политическими партиями. Цена на нефть резко упала, и "нефтяной социализм" от оппозиции тут же обратился в пыль. Вот теперь кризисная обстановка на деле и покажет, способна ли оппозиция к выдвижению новых идей и концепций, или нет.

Куатсыз

Обещания партий - это, своего рода вексель, который нужно оплатить ко времени учета. Казахстанские оппозиционные партии в свое время раздавали немало векселей. Кризис - это время их учета и погашения. Теперь оппозиционные партии должны показать на деле, что они могут, и чего в состоянии добиться.

Но и здесь, похоже, все векселя от оппозиционных партий окажутся "бронзовыми", то есть без обеспечения.

Оппозиционные партии на первый взгляд многочисленные. Например, по данным ЦИК РК, в Демократической партии "Азат" (бывшая ДПК "Настоящий Ак Жол") состоит 97,1 тысяча человек. В ОСДП состоит 140 тысяч человек. Ряды ДПК "Ак Жол" составляют 175,8 тысяч человек.

Но в политической деятельности ни одна оппозиционная партия не проявила этой своей силы. Казалось бы, партии "Азат", при такой численности членов не составит труда собрать многотысячный митинг. 9 февраля 2009 года ДПК "Азат" объявила о проведении широкомасштабных акций протеста по всей республике. Но на приснопамятном митинге "Азата" 21 февраля 2009 года в Алматы за кинотеатром «Сары-Арка» собралось всего около 300 человек. Причем далеко не все из них были члены партии. Большинство митингующих составили... пенсионеры, которых вывела на митинг лидер движения «Поколение» Ирина Савостина. Были также дольщики, представители ветеранов советско-афганской войны, представители общества инвалидов и молодежных организаций.

Это поднимает очень важный вопрос, а сколько на этом митинге было членов партии "Азат"? Не получится ли так, что от самой партии там был лишь сам Булат Абилов и его помощники, а также два-три десятка других партийных членов? От ДПК "Азат" ответа на этот вопрос ждать не приходится, поскольку это было бы политическое самоубийство. Признав, что члены партии составили малую долю этого крайне немногочисленного митинга, Абилов признал бы, в таком случае, что его партия не только никого не ведет, но и сама паразитирует на социальном протесте наиболее обездоленных слоев казахстанского общества.

Что у нас в "сухом остатке" от акций протеста? Во-первых, никакой акции протеста по всей республике не получилось. "Азат" заявил, что им акиматы не разрешили митинги нигде, кроме Алматы. Это, фактически, признание того, что акиматы гораздо сильнее партии, и партия бессильна перед их решениями и действиями. Партия не может справиться с акиматами. Как можно вообще говорить и утверждать, что она способна в принципе решить какие-либо задачи?

Во-вторых, единственный проведенный митинг оказался настолько малочисленным, что поневоле встает вопрос - куда делась партийная организация "Азата" города Алматы?

Митинг 21 февраля - это наиболее свежий пример такого рода в длинном ряду неудачных и малочисленных протестных кампаний и неудачных выборов от всех оппозиционных партий. Наиболее показательны результаты выборов в Мажилис 2007 года, когда ни одной из шести оппозиционных партий не удалось взять 7%-ный барьер. Некоторые партии показали совсем плохой результат. Партия патриотов Казахстана и Партия «Руханият» по итогам выборов набрали голосов меньше количества зарегистрированных членов партии. Это такие партии, которым не доверяют даже их собственные члены. Странно, что они после этого продолжили существовать, хотя результаты выборов для них - веский повод для самороспуска.

Впрочем, у других партий результаты были ненамного лучше. ДПК "Ак Жол" набрала всего на 16,3 тысячи голосов больше, чем зарегистрировано членов партии. Результат ОСДП был чуть лучше - на 131,5 тысяч голосов больше собственных рядов. Казалось бы, повод для праздника. Но если посмотреть внимательнее, то видно, что за партиями нет никакой общественной поддержки, агитационная работа поставлена исключительно плохо, и члены партии (в обязанность которых, помимо всего прочего, помогать партии) каждый член партии в среднем не смог уговорить даже одного человека поддержать его партию. Из числа подавших голоса за ДПК "Ак Жол" было только 8% сторонней поддержки, на члена партии 0,08 поддержавшего избирателя, у ОСДП - 48%, и 0,93 поддержавших избирателя на члена партии.

Для сравнения, "Нур-Отан" собрал 88,3% внешней поддержки, притом, что, в среднем на каждого члена партии приходилось 8,5 человек, поддержавших партию. Отрыв грандиозный. Этот разрыв не только не был преодолен, он даже вырос. В октябре 2007 года на сборный оппозиционный митинг в Алматы против повышения цен собралось около 1000 человек. В феврале 2009 года - около 300. Если бы не старания журналистов, то этот митинг попросту никто бы не заметил.

Что остается? Кроме слов, в сущности, ничего. Многотысячные ряды партий на поверку оказываются "бумажными". Акиматы в состоянии просто взять и запретить любые митинги оппозиции, и даже сорвать общеказахстанскую акцию протеста. Партии ничем ответить им не могут, если не считать жалоб в прессе. Поддержка их в обществе такова, что перспективы прохождения в парламент нулевые, и проходной барьер им не одолеть.

Оппозиционные партии не могут оплатить ни один, выданный ими вексель, из чего следует, что они банкроты.

Кризис это политическое банкротство сделает свершившимся фактом, от него невозможно будет отвертеться, как в годы нефтяного благополучия.

Где оппозиционный кабинет?

Митинговавшие, вместе с "Азатом" требовали отставки Карима Масимова и Тимура Кулибаева. Это старинная забава казахстанских оппозиционеров. А что ими было предложено взамен? Абилов предлагал вместо них только одну кандидатуру - Ораза Жандосова. Тут возможно два варианта толкования этого предложения. Либо Абилов требует, чтобы Жандосов совмещал посты премьер-министра и главы фонда "Самрук-Казына". Либо больше Абилову выставить некого, и он в принципе согласен, чтобы важнейшие посты ("Самрук-Казына" - это очень важная организация, контролирующая экономику Казахстана) занимали случайные и никому не известные люди.

Оппозиция может во время кризиса получить власть только в том случае, если в ее рядах есть люди, способные составить новый правительственный кабинет. Это является решающим фактором, и значение заранее подготовленного оппозиционного кабинета намного больше, чем способность выиграть любые выборы. Любая оппозиционная партия, которая на деле покажет свое умение в управлении в пору кризиса, быстро станет правящей партией.

Но у оппозиции такого кабинета нет. Впрочем, с объединением усилий, созданием коалиций (задачи попроще, чем формирование "теневого кабинета") у них никогда не было хорошо. История оппозиционных партий была насыщена расколами, размежеваниями, междуусобной борьбой. Итог этого таков: к кризису оппозиционные партии подошли практически без кадров для правительственных портфелей, имея одного-двух политиков, которых можно на такие должности предложить. Правительство "народного доверия" в таких условиях невозможно, просто за отсутствием политиков, которым народ бы доверял, ну или хотя бы знал.

Не говоря уже о том, что если случится чудо и реализуется мечта Абилова, что Жандосов и впрямь станет премьер-министром, то он для упрочения своего положения и влияния вынужден будет "пустить в расход" Абилова в первую очередь. Премьерская власть в пору кризиса должна быть прочной, тогда как сидеть на качающемся премьерском кресле в столь сложную пору - это заведомо проигрышная стратегия. Этого можно было бы избежать, если бы была программа, концепции, согласованная позиция, команда. Но чего нет, того нет.

Не все переживут зиму

Скорее всего, оппозиция не переживет кризиса, поскольку ни у оппозиционных политиков, ни у оппозиционных партий нет ничего, что можно было бы предложить Казахстану в эту тяжелую пору. У них нет идей и концепций борьбы с кризисом и развития Казахстана. У них нет политиков, способных создать правительство. У них нет общественной поддержки, чтобы пройти в парламент. У них нет силы, чтобы добиться чего-либо, даже отстоять свое право на свободу выражения своего мнения.

Ничего не навязывая, можно высказать мнение, что в таких условиях оппозиционеры должны оставить политическую деятельность. Сказать: "Мы не справились", и уйти. Они могут заняться другой общественно-полезной деятельностью, например, написать историю своих партий, собрать архивы, чтобы можно было внимательно изучить опыт первоначального развития партийной системы Казахстана.

Принимать судьбоносные решения будут другие люди.

http://www.posit.su/?lan=ru&id=100&pub=22122

Дмитрий Верхотуров
Позиция.su
17 Mar 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0017711.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage