Непройденный опыт.

Непройденный опыт

«Владельцы капитала будут стимулировать рабочий класс покупать все больше и больше дорогих товаров, зданий и техники. Толкая их тем самым для того, чтобы они брали все более дорогие кредиты до тех пор, пока кредиты не станут невыплачиваемыми. Невыплачиваемые кредиты ведут к банкротству банков, которые будут национализированы государством, что в итоге и приведет к возникновению коммунизма».

К. Маркс, 1867 год.

Национализация банков –

ЗЛО ИЛИ ДОБРО?

На сегодняшний день почти все страны стоят перед вопросом – как преодолеть кризис, как восстановить кредитование реального сектора, которое, несмотря на вливание десятков миллиардов долларов, фактически заморожено? Также одной из ключевых проблем стал вопрос национализации банков. Весь мир, включая нас, столкнулся с этой дилеммой. На примере действий правительств Европы, Америки и СНГ попытаемся дойти до истины и понять, что наиболее приемлемо в ситуации мирового финансового кризиса.

Европейская национализация банков

Чтобы спасти от банкротства крупные финучреждения, европейские правительства начали их повальную национализацию.

Правительство Исландии скупило акции сразу трех банков. Под государственный контроль перешли Glitnir Bank, Landesbanki Islands и Kaupthing Bank. Экономист Deutsche Bank AB Хенрик Гульберг считает, что «чрезмерная зависимость банковского сектора от долговых рынков поставила Исландию, возможно, в самое неблагоприятное положение среди развитых государств при попытках преодоления кризиса (внешний долг исландских банков оценивают в $61 млрд.)».

Великобритания в свой актив может записать уже две национализации банков – Brad-ford&Bingley и Northern Rock. Также правительству уже принадлежит 43% акций Lloyds и 70% Royal Bank of Scotland.

Еще недавно британцы планировали установить абсолютный рекорд, купив разного размера пакеты акций сразу в восьми британских банках: Barclays, HSBC, Abbey, HBOS, Lloyds TSB, Nationwide Building Society, Royal Bank of Scotland и Standard Chartered. На все эти приобретения Минфин обещал выделить 50 млрд. фунтов стерлингов (около 64,5 млрд. евро).

Менее масштабной была совместная покупка правительств Бельгии, Нидерландов и Люксембурга 75% акций группы Fortis за 11,2 млрд. евро. Национализация затронула и Ирландию, там было принято решение национализировать Anglo Irish Bank, заплатив 1,5 млрд. евро за 75% акций.

Латвийское правительство в свете нестабильности также прибегло к национализации и изменило схему госпомощи своему Parex bankа – взяв под контроль государства не 51%, как планировалось ранее, а 85% акций банка. В результате Parex banka стал дочерним предприятием принадлежащего латвийскому государству Latvijas Hipotеku un zemes bankа и акции с правом голоса перешли в его собственность.

Волна национализации банков докатилась и до Германии. Правительство получило блок-пакет – это 25% акций второго по величине банка страны – Commerzbank за 10 млрд. евро. Нерешенной была судьба еще одного крупнейшего ипотечного банка – Hypo Real Estate Group. Но до сегодняшнего дня ему оказывают лишь финансовую поддержку: чиновники договорились с группой немецких банков, которая его прокредитовала на 50 млрд. евро под государственные гарантии.

И совсем недавно правительство Германии заявило, что отложит передачу в бундестаг законопроекта, позволяющего властям национализировать банки, находящиеся в трудном финансовом положении, до 27 марта. Это позволит Hypo Real Estate избежать национализации до данного срока. Главным аргументом против принятия законопроекта было его противоречие с нормами конституции.

Многие европейские аналитики сходятся во мнении, что национализация европейских банков не поможет финансовому сектору преодолеть последствия кризиса, а, наоборот, замедлит процесс восстановления. По мнению экспертов, бюрократы – плохие банкиры, и национализацию не следует использовать в качестве первого средства.

Попытки разрешить европейский банковский кризис силами национальных правительств доказали свою неэффективность, доказательство тому – отчеты банков. По их мнению, решение проблем крупных европейских банков возможно только на общеевропейском уровне, в то время как национализация банков приведет, в конечном счете, к возрождению фрагментации европейской финансовой системы.

США на распутье

Сейчас правительство США участвует в руководстве работой банков Citigroup и Bank of America. Кроме этого еще 318 банков получают правительственную помощь для покрытия дефицита, и такую же помощь получают 8000 предприятий банковской индустрии.

Недавние проблемы и резкое падение стоимости акций Citigroup породили опасения, что правительство, которое уже имеет привилегированные акции и варранты для покупки обыкновенных акций, может прибегнуть к национализации банка. Между тем, аналитики сомневаются в том, что США сможет последовать примеру Британии и национализировать финансовые учреждения.

Генеральный директор Citigroup Викрэм Пэндит предупреждает, что национализация одного из проблемных банков США может заставить правительство взять под свой контроль весь банковский сектор, что приведет к перестройке глобальной финансовой системы.

Но, не смотря на это, экономическая команда Обамы разработала план спасения. Программа предусматривает три направления: национализацию банков; создание правительственного «плохого банка», который примет все неликвиды с балансов других банков; продолжение программы администрации Буша по закачиванию денег налогоплательщиков в терпящие крах банки.

По плану оказания правительственной помощи в банковскую индустрию было уже вложено около 350 миллиардов долларов. Также бесчисленные миллиарды вливались через федеральный резерв, но вложение большого количества наличных никакого положительного воздействия на экономику пока что не оказало. В итоге американцы уже потратили половину денег, выделенных на оказание помощи банкам, а банки находятся в худшем состоянии, чем полгода тому назад.

Россия и Казахстан

Вопросы о национализации не обошли стороной ни нас, ни наших соседей. В России, например, долгое время ходили разговоры о скорой национализации банков.

Премьер Владимир Путин пояснил, что государство не стремится скупать акции частных банков. По его мнению, акционерам не следует «прятаться за широкую спину государства», тем более что это может привести к нарушению прав миноритарных акционеров.

Путин отметил, что правительство считает необходимым увеличивать объем капитала второго уровня частных банков и намерено делать это за счет выделения субординированных кредитов, так как они обладают целым рядом преимуществ. Такие кредиты выдаются на длительный срок и не могут быть востребованы досрочно, поэтому учитываются в капитале банка. При этом кредитор не получает права участвовать в управлении активами.

Ранее правительство разработало проект дополнительного финансирования банков по принципу «15 на 15»: если банк увеличит капитал на 15%, то ровно столько же он сможет получить и от государства в виде кредита сроком на десять лет. В обмен на свою помощь государство войдет в капитал поддерживаемых банков. На денежные вливания могут рассчитывать около 50 крупных «хороших» банков.

Как видим, позиции в отношении национализации банков, оказавшихся в условиях глобального финансового кризиса в тяжелейшей ситуации, у правительств разные. Ряд стран считают, что национализация лишь усугубляет кризис, другие уверены, что только с ее помощью они смогут стабилизировать финансовую систему своей страны.

Казахстан не в числе противников национализации банков. Хотя в октябре прошлого года правительство РК заявляло, что не намерено проводить национализацию казахстанских банков. Дополнительную капитализацию банков Казахстана («Альянс банка», «БТА банка», «Халык банка», «Казкоммерцбанка») правительство предполагало осуществить посредством эмиссии простых и привилегированных акций на сумму до 5 млрд. долларов США, доля государства не должна была превышать 25%.

Но на сегодня расклад таков. ФНБ «Самрук-Казына» стал владельцем 78,14% акций БТА и приобрел статус главного акционера. Выкуп акций будет осуществляться через дополнительную эмиссию 29 млн. 915 тыс. 425 простых акций «БТА банка», что, соответственно, приведет впоследствии к формированию доли госфонда «Самрук-Казына», в результате банк получил дополнительный капитал в размере 251,3 млрд. тенге. Экс-руководство банка с решением АФН и правительства не согласно.

Сейчас «Самрук-Казына» ведет предварительные переговоры со Сбербанком РФ на предмет его вхождения в капитал «БТА банка».

Другой системообразующий банк Казахстана – «Альянс банк» предложил «Самрук-Казына» приобрести 76% от принадлежащих банку простых акций за символическую плату в 100 тенге. Для обеспечения достаточной ликвидности банка фонд «Самрук-Казына» зачислил средства на корреспондентский счет АО «Альянс Банк» в Национальном банке на сумму в размере 200 млн. долларов.

Больше повезло «Казкоммерцбанку» и «Халык Банку». Им удалось избежать национализации, и они ограничились продажей правительству 25% акций. На их депозиты уже перечислено по 1 млрд. долларов.

Кулуарность принятия решений относительно «БТА банка» и «Альянс банка», а также непоследовательность действий правительства, заявлявшего ранее о совершенно иных векторах развития ситуации в банковской сфере, вызвали много вопросов и неоднозначных оценок. Мнения экспертов разделились: одни считают, что это поможет нашей финансовой системе, другие склонны называть это рейдерством со стороны государства, перераспределением ресурсов или, в лучшем случае, малоэффективной мерой.

Как показывает опыт других стран и прошлых кризисов, национализация не решает проблему стабилизации деятельности банков. Для казахстанских банков было бы наиболее правильно найти стратегического инвестора, который не только мог бы по коммерческой цене приобрести акции банка, но прежде всего влил бы деньги и обеспечил стабильность платежей, а банки чувствовали бы себя стабильными и сами выполняли свои функции.

Выход есть?

Многие эксперты, да и опыт других стран говорит о том, что национализация не дает результатов, а скупка проблемных активов опасна. Если их выкупить слишком дешево, то банкам это не поможет, а если слишком дорого, то это можно расценить как несправедливо щедрый подарок банкам за счет бюджета.

Мировой опыт борьбы с кризисом предыдущих лет показывает, что лучше всего использовать подход «хорошего банка/плохого банка».

Этот подход хорошо зарекомендовал себя в Швеции при борьбе с банковским кризисом 1990 года. Многие ведущие американские экономисты считают, что он применим и в сегодняшней Америке, и во всем мире в целом.

Его суть заключается в том, что каждый банк делит свои активы на безнадежные, проблемные и здоровые. Безнадежные активы списываются, а проблемные передаются на баланс вновь организованной управляющей компании «Плохой банк». Существующий банк остается со здоровыми активами, поэтому его рекапитализация может привести к возобновлению кредитования. Плохой банк работает с проблемными активами в надежде на то, что, по крайней мере, после кризиса они принесут возврат существенной части средств. По данным экономиста Эмре Эргунгора из Федерального резервного банка в Кливленде, в Швеции плохие банки вернули около трети балансовой стоимости плохих активов.

Подход «хороший банк/плохой банк» требует много работы. Он не гарантирует успеха — даже в Швеции он всего лишь снизил уровень потерь, но не избавил от экономического спада. Но сегодняшнее положение настолько отчаянное, что выбирать приходится между плохими и очень плохими решениями.

Артур САДВАКАСОВ
«Тасжарган» № 06 (132) от 11 февраля 2009 г.
12 Feb 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0017290.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage