Когда б земля таких людей не посылала миру…

Сегодня мы, в рамках портрета политика, рассказываем об Ирине Алексеевне Савостиной – бессменном лидере движения «Поколение». Совершенно целенаправленно делаем основной упор на ее биографию, так как она за свою долгую, очень непростую жизнь, начиная с раннего детства, была свидетелем многих исторических мгновений, о которых ее уникальная память сохранила интересные воспоминания. Имя Ирины Алексеевны, ее образные характеристики положения в стране и ее государственных деятелей не известны только ребенку, еще и поэтому мы уделили основное внимание событиям ее долгой, насыщенной событиями жизни.

Родилась Ирина Алексеевна в 1934 году в Москве. Мать работала в райкоме партии, отец был строителем. Но недолго длилась столичная жизнь – в 1937 г. мать с отцом по направлению горкома партии выехали на Колыму, образно говоря, на освоение Севера. Малолетних детей временно оставили у бабушки в Туле. Ирочке было всего три года. Через два года мать вернулась в Тулу, здесь родился уже четвертый ребенок Николай. И вот теперь семья отправляется на Колыму уже в полном своем составе. Ирина Алексеевна хорошо помнит, каким долгим и непростым был путь из столицы до Владивостока и далее морем на Колыму.

Следом за матерью девочка по трапу, который ей казался бесконечным, взбиралась на корабль. В бухте Нагаево их встречал отец. Больше двух лет на одном месте, согласно сталинским законам, семья не могла проживать. Магадан, поселки Спорный, Ягодный, 23 дистанция, прииски Партизан, Сусуман,Эльген и наконец переезд через Верхоянский хребет в поселок Хандыга. И все это в суровых колымских условиях. Вспоминая то тяжелое время, Ирина Алексеевна никак не может согласиться с Солженицыным, писавшим, что в колымских лагерях валялись груды замерзших трупов, что заключенных расстреливали по любому поводу. Этого не было, говорит она. На Колыме людей, способных работать, берегли.

Была война, и Америка, наш союзник, поставляла стране тушенку, машины «студебеккеры», но не за просто так, а за золото и пушнину. Зачем же уничтожать людей, которые моют это золото? Дети тоже мыли золото. Для них были даже изготовленные специальные маленькие лотки.

В общем, Колыма ударно работала на фонд обороны. Вносила свой вклад и девочка Ира. И все это в жестоких условиях Севера. Может быть, поэтому у нее сегодня невыносимо болят ноги, ломит обмороженные руки. Спустя много лет, прочитав Шаламова, Соженицына, самым правдивым Ирина Алесеевна считает роман «Дети Арбата».

«В те военные годы, – рассказывает она, – когда наша армия проливала кровь в Европе, а с востока все время ожидали нападения японцев, на Колыме дорожили каждой парой рабочих рук. Рук политзаключенных. Если бы в этом суровом краю были такие зверства, как пишет Соженицын, заключенные могли бы в три дня поднять восстание и вообще объявить себя отдельным от России государством. Ведь в те времена на Колыме было всего 10% вольнонаемного населения. Здесь все считали себя ссыльными. Все были граждане одной страны».

С того страшного времени прошло более полувека, но Ирина Алексеевна до сих пор помнит неутолимое чувство голода, вкус военного хлеба, наверное, поэтому ни хлеба, ни его крошек она со стола не смахивает.

Одним из ярких воспоминаний осталась встреча нового 1942 года. Громадная елка с пьянящим запахом хвои, установленная в насквозь промерзшем фойе Дома культуры имени Горького. Дети в валенках, укутанные теплыми платками. Ни Деда Мороза, ни Снегурочки, ни хороводов – лишь необыкновенные игрушки на елке. В стране вечной мерзлоты на таежном дереве висели яблоки, груши, сливы, увы, не живые, а из ваты, стекла.

«После того, как мы вдоволь налюбовались игрушками, – вспоминает Ирина Алексеевна, – нас повели в зрительный зал и показали фильм «Линия Маннергейма». На экране бомбежки сменялись стрельбой, взрывами. Когда фильм закончился и в зале зажгли свет, половина детей от страха спряталась под стулья и закрывала руками глаза и уши. Некоторые дети даже описались. Потом нас повели в буфет и дали каждому по настоящему пирожному, бисквитному, с кремом. И это тогда, когда мы хлеба вдоволь не ели! Могла я его сама съесть? Зажав пирожное двумя пальцами, я принесла его домой. А когда положила на стол, увидела, что три пальца, которыми я сжимала пирожное, обморожены.

Я помню, как нас, детей из интерната, возили в поселок Эльген в женский лагерь. Мы давали там концерты. В лагере женщины, истосковавшиеся по своим детям, разбирали нас по баракам, вдыхали наш запах. В бараках после мороза было тепло. Жещина всегда остается женщиной, старающейся преобразить свое жилье. На двухэтажных нарах было много вышивок, поделок. У входа стоял бак с горячей водой, и на нем сидела громадная кукла-грелка. Мы не знали, что такое игрушки, поэтому глаз от куклы не могли оторвать. Мы, не знавшие детских песен, пели о войне. Некоторые из женщин плакали, но в основном у них были очень суровые лица».

В августе 1945 года многодетная семья Савостиных выехала из Хандыги на Большую землю. Месяц в Москве, затем Ясная поляна, Щекинский химкомбинат и опять на Восток в Могочу, что недалеко от Читы. В семье к этому времени было уже восемь детей. Ирочка – старшая.

В Алма-Ату семья приехала в 1948 году. В семье прибавилось еще два ребенка. Так что не понаслышке Ирина Алексеевна знает о проблемах многодетных семей, а пережив тяжелые голодные годы и нужду простых людей. Она готова поделиться с каждым тем, что у нее есть и даже отдать последнее.

Работать она начала с 15 лет, училась в вечерней школе. Особых развлечений не было, да и матери надо было помогать по дому. Все короткое свободное время поглощали книги. Ира читала ночами, в трамвае, в обеденный перерыв. Сначала все подряд, то, что попадалось под руку, позже Шекспира, Мопассана, Мольера, Рузвельта, Есенина. У нее и сегодня на рабочем столе лежит не книга Дарьи Донцовой, а Джефферсона. Слушали Вертинского, Лещенко. Его песню «Здесь под небом чужим я как гость нежеланный» Ирина Алексеевна помнит еще с Колымы – так же, как песню неизвестного автора «Я помню тот Ванинский порт и гул парохода угрюмый».

Мать и отец работали, и зачастую заботы о младших ложились на нее. Видимо, от такой жизни у нее сложился характер деятельный, сильный, ответственно-заботливый и терпеливый. Она считает, что не может обойти вниманием человека, которому плохо. Одним словом, уже тогда у нее выработался мужской характер. Может, именно это и было причиной, что личная жизнь не сложилась. При стаже работы более 45 лет она имеет только многочисленные грамоты, благодарности, значки.

Ее и сегодня не оставляют равнодушной чужие беды. Она не пропускала суды над Булатом Абиловым, писала теплые ободряющие письма Галымжану Жакиянову в тюрьму, а тревоги за нищенское положение пенсионеров для нее стали смыслом жизни.

Ирину Савостину всегда не устраивала тенденция правительства при определении уровня жизни пенсионеров «минимальным» уровнем. Это она, одна из первых, выводила народ на площадь, требуя справедливости, а потом сидела в судах и каталажках. Ирина Алексеевна не принадлежит ни к одной партии и уважает в каждом именно человеческие качества (и неважно, к какой ты партии принадлежишь).

О Булате Абилове

● «К Булату Абилову у меня особое отношение. Он, пожалуй, единственный среди лидеров оппозиции откликается на нужды народа. Именно он рассчитался с вкладчиками НПФ «Бутя-капитал». Это он поехал в Шымкент и передал матерям детей, зараженных ВИЧ-инфекцией, миллион тенге. Он, пожалуй, первый меценат Казахстана. «Поколение» тоже не осталось без его поддержки. Нас трижды обворовывали в Доме демократии, и Булат восстановил нам украденное. Мы задыхались от летней жары, и он, побывав у нас, установил кондиционеры. Он помог изданию сборника стихотворений «Мы не забыли отзвуки войны», который разошелся по всему СНГ. Мы ни у кого ничего не просим, Булат помогает нам по своей воле, свое добро он творит по зову сердца, безо всякой помпезности, не унижая нашего стариковского достоинства. Я его очень ценю за высокую порядочность, сострадание к людям, интеллигентность, мужество. Всегда за него боюсь. Дай Бог ему здоровья. Если бы он знал, сколько людей за него молятся, сколько мне передавали для него оберегов, молитв, только для того, чтобы я во время суда положила ему в карман! Но что он может сделать для народа, не имея доступа к власти?».

Об оппозиции

«Сегодня наша оппозиция какая-то непонятная. Коммунисты раскололись на две партии, ушел из «Азата» Ораз Жандосов. Жармахан Туякбай свою партию имеет. То в Астане организовали какой-то общественный парламент, типа ПДС. Это очередная говорильня. Сейчас Общественный парламент. Но что он решает? В общем, я поняла только одно – в стране много партий, нет между ними единения. Думаю, что и для государства, и для народа достаточно было бы иметь две партии, не более. С точно определенными целями и задачами».

О партии «Адилет» и Максуте Нарикбаеве

● «В прошлом году я поближе узнала партию «Адилет». С ее председателем Максутом Султановичем Нарикбаевым знакома давно. Судя по ее членам, партия должна быть очень влиятельной. Ведь в ее ряды входят в основном юристы, законники. Им бы в парламенте работать да настоящие законы творить для страны. А они даже своей газеты типа «Человек и закон» не имеют. В ней можно было бы поднимать важные вопросы, касающиеся благосостояния народа.

● Мне приходилось несколько раз беседовать с Нарикбаевым. Мы вспомнили наше обращение к нему, когда он был прокурором Казахстана. В те «лихие девяностые» по его указанию прокурор Константинов написал для нас исковое заявление в Верховный суд по поводу перерасчета пенсии, при котором нас обсчитали в два с половиной раза. Заявление, написанное Константиновым, было буквально классикой с юридической точки зрения. И мы, 8 человек, ходили, благодарили Нарикбаева за такую помощь. В то время мы готовы были ему целовать руки. Но буквально через неделю Нарикбаева назначили председателем Верховного суда. И выходит, что он сам себе написал этот иск. И нам было отказано, нас обрекли на вымирание.

● В начале девяностых в Казахстане было 2 миллиона 800 тысяч пенсионеров. Сейчас – полтора миллиона. Нарикбаев поинтересовался, целы ли у нас документы по упомянутому выше иску. Конечно, целы, я их до могилы хранить буду!

Кто у нас сидит в парламенте? Троечники! И вот по эзоповскому принципу партия «Адилет» передает свое творение этим прихлебателям. Почему они сами не претворяют в жизнь свои творения?

● Хозяин раба Эзопа Ксанф похвастался перед друзьями во время пьянки, что выпьет море. А когда хмель прошел, те ему и говорят: ну, что же, пей море! Ксанф бросился к Эзопу за советом, как не выпить море, не уронив своего достоинства? И раб дал ему совет. Ты, мол, скажи этим друзьям, пусть они отведут все реки, которые впадают в это море, вот тогда ты его и выпьешь.

Я думаю, что всем ясно, что реки отвести не удастся, следовательно, пить море тоже не надо. Но не в этом дело. Совет дает раб, а воспользовался им хозяин. И что толку? Раб все так же остается рабом, хоть он во сто крат умней. А Ксанф, воспользовавшись советом мудрейшего человека, остается повелителем».

О парламенте

«На моих глазах прошли не одни выборы. Сейчас я отношусь к парламенту с брезгливостью. Если я не права, возьмите протоколы заседания Верховного Совета советских времен, почитайте результативную часть, и тогда сможете судить о работоспособности наших депутатов. Думаю, что целесообразней при правительстве иметь отдел юристов и правоведов высшей категории, которые бы писали и правили законы. А депутатов надо собирать два раза в год для ознакомления с этими законами с тем, чтобы они знакомили с законами начальство в округах, в которых были избраны, народ, который оказал им доверие осуществлять контроль за выполнением законов. Нам необходимо узаконить положение, которое давало бы право отзывать депутата за нерадивость».

О правительстве, о пенсиях

«Методика обнищания пенсионеров была заложена еще в 1994 году при проведении пенсионной реформы. Тогда впервые был введен в действие месячный расчетный показатель, МРП, по которому непонятно как рассчитываются размеры всех социальных выплат. Меня удивляют моральные качества высокопоставленных чиновников. Неплохо было бы, если бы при назначении на высокие должности они проходили тестирование и отвечали на такие вопросы: «Что вы знаете о жизни народа? Сколько стоит хлеб? Можешь ли ты рассчитать бюджет многодетной семьи? Знаешь ли ты, что на долю сегодняшних пенсионеров выпали самые тяжелые годы жизни?». После получения ответов спросить его – зачем ты идешь в правительство, в депутаты?

Я не перестаю удивляться тупости чиновников социальной защиты. Я иногда занимаюсь шитьем, и если бы увидела, что кто-то неправильно вырезает пройму рукава, я бы взяла его за руку и остановила. Чиновники же кромсают и законы, и постановления, как бог на душу положит, без всякой ответственности за свою деятельность. Казахстан превратили в испытательный полигон, на котором человеческая жизнь ничего не стоит. Вот придумали такой показатель, как определение размера пенсий по виду экономической деятельности. Где в Конституции или в каком законодательстве отмечена эта экономическая деятельность? Кто ее придумал? В какую больную голову пришла эта идея? Сегодня самые маленькие пенсии у нас получают врачи, учителя и труженики села. Что бы было в стране, если бы не было людей таких специальностей?

Я всегда была против определения – средний размер пенсии, который сегодня составляет 40 тысяч тенге. Кто-то получает больше 60 тысяч, кто-то 7,9 тысяч, вот тебе в среднем и 40 тысяч тенге. Или вышло положение о выплате пособия труженикам тыла. Положение требует представить двух свидетелей с трудовыми книжками о том, что ты действительно работал в годы войны. И это через 65 лет после ее окончания!

Мы проанализировали размер прожиточного минимума. Это не прожиточный минимум. Это минимальная потребительская корзина. Сегодня это 12 тыс. тенге, которых не хватит даже на полноценное питание. А из чего платить за лекарства? За коммунальные услуги, за одежду и обувь?

С нового года пенсия увеличивается в среднем на 25%. Тем, кто получает 21900 тенге, пенсию повысят на 22%.Тому, кто поучает до 21800 – 30%. А разница всего 100 тенге. При этом опять идет ограничение – общий размер пенсии не должен превышать 75% 28-кратного МРП. Почему? Что такое вообще этот МРП, и какой идиот его придумал? Но самое интересное и совершенно непонятное – это соотношение прожиточного минимума и минимальной пенсии. Нам говорят, что ПМ все время повышается, но как это соотносится с размером минимальной пенсии? В 2006 году ПМ составлял 7945 тенге, минимальная пенсия – 6900 (85%). В 2007 году прожиточный минимум составлял 8861 тенге, минимальная пенсия – 7236 тенге (81%). В начале 2008 года – 10515 и 7900 соответственно (75%). В конце 2008 года 12225 тенге, пенсия – 7900 тенге (65%). На 2009 год – 13400 и 9875 тенге (73,69%). Ну не маразм ли – минимальная пенсия ниже прожиточного минимума! Разрыв между максимальной и минимальной пенсией недопустимо высок!

Базовая пенсия по международным стандартам должна равняться прожиточному минимуму, соответствующему нормальной жизни. У нас он должен составлять по международным нормам 27363 тенге.

Пенсии должны индексироваться один раз в квартал в зависимости от инфляции. Но наше правительство, видимо, решившее уничтожить нынешнее поколение пенсионеров, этого не делает».

О пенсиях по

накопительной системе

«Еще хуже придется тем, кто сегодня молод и уйдет на пенсию только по накопительной системе. Мне даже страшно об этом подумать. Но молодежь этого не понимает. Молодые люди даже не знают, сколько у них денег на счету. Пенсионные накопления молодых сейчас сжирает кризис. Молодежи не мешало бы проверить свои пенсионные накопления, которых не хватит даже на сносную жизнь. Накопительная система – это грабеж народа».

О советском времени

«Есть люди, которые как могут клеймят советское время, презрительно называя его совковым. Так вот в это совковое время Никита Хрущев заморозил розыгрыши облигаций государственного займа на 20 лет. Это стало долгом правительства перед народом, который честно был выплачен точно в назначенный срок. А что происходит в наше несовковое время?

Давайте вспомним, как обесценились наши вклады на заре независимости и какие гроши по ним были выплачены. А как прошла приватизация государственной собственности? На что сгодились приватизационные купоны? А как нас обманули при жилищной реформе, в результате которой нам принадлежат лишь потолки и стены квартир? Куда исчез фонд медицинского страхования? Совсем недавно обманули дольщиков. Вот и теперь нет никакой гарантии, что деньги накопительных фондов перейдут в руки вкладчиков. Как тут не вспомнить жизнь в СССР! Да и разрушили его, не спросив согласия народа. Сегодня мы живем в стране воров, постоянного обмана, откровенной лжи».

Евгения ВОЙТКЕВИЧ
«Тасжарган» № 06 (132) от 11 февраля 2009 г.
12 Feb 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0017288.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage