Убей в себе императора, чтобы возродить республику.

Как известно, на прошлой неделе в Москве прошел очередной саммит ЕврАзЭс. Что примечательно, в нем президенты стран-участниц организации первым делом рассмотрели вопрос создания Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) и подписали соответствующий договор. Несмотря на бушующий в мире финансовый кризис, деньги на создание военной структуры нашлись. Оказалось, что забота о безопасности стран-участниц стала куда важнее, чем судьбы их народов, тонущих в пучине инфляции и безработицы, на гребне которых их вот-вот накроет цунами дефолта.

Откуда надвигается страх «коллективной опасности», зачем этим странам нужен аналог «Варшавского договора» и какие дыры безопасности эти страны собираются закрыть силами одного полка на все сообщество, изначально созданное ради общих экономических интересов бывших республик Союза ССР? Эти и другие проблемы мы попросили прокомментировать координатора Европейского клуба Казахстана, кандидата политологических наук Уалихана ТУЛЕШОВА.

– Уалихан мырза, сначала мы хотели бы узнать вашу оценку того, как в целом 2008 год прошел для стран СНГ?

– Страны СНГ в 2008 году местами дрейфовали, местами мчались во весь опор в сторону дальнейшего развала постсоветского пространства. Дезинтеграция – это основной и главный тренд постсоветского пространства. Практически все страны СНГ в той или иной мере конкретности продолжали процесс осознания своих национальных интересов. При этом элиты большинства стран Содружества перестали видеть в самом СНГ, а также в других структурах, интеграционный смысл и характер данных объединений, поскольку в них продолжает господствовать прежний советский, фактически силовой, а не демократический механизм интеграции. Многие покинут СНГ, я думаю, в этом году…

– Стоп, Уалихан! Здесь я бы хотел с вами не согласиться ввиду примера прошлой московской недели, где президенты стран СНГ подписали документ, возрождающий былой «Варшавский договор», который являлся генератором «холодной войны». А вы говорите «покинут»…

– Даже это решение о создании общих вооруженных сил стран ОДКБ отчасти было выторговано Россией. Оно было добыто посредством давления Москвы на привыкшие жить под патронажем России, в ее «подбрюшье», правящие элиты этих постсоветских стран. Нас, кстати сказать, тоже немного «напрягли», потому что против кого выступать этим силам, так никто и не понял. Или сделал вид, что не понял. Россия созданием сил быстрого реагирования на самом деле обязуется защищать всех остальных при условии, что ее об этом попросят.

– А если не попросят? Например, кто может угрожать Казахстану, когда в нем находится огромный капитал Китая и США?

– Я согласен с вами. Но при этом надо понимать, что сегодняшняя российская армия не та, что была при СССР. Она не сопоставима по мощи, как считают сами российские эксперты, ни с турецкой, ни с польской, а уж тем более израильской армиями. Говорить об армии США или о НАТО даже не приходится.

И вообще, кого будет защищать Казахстан? А Таджикистан? А Армения? Отсюда следует, что не надо никаких иллюзий: все, что выторговано и выбито, в конце концов отыграется обратно. Потому что деньги проедятся, влияние развеется, а проблемы останутся. Говорить о том, что создан настоящий военно-политический союз типа НАТО, не приходится, тем более что Казахстан ни с кем воевать не собирается. Это противоречит его оборонительной доктрине, это противоречит Конституции Казахстана.

– Кстати, об Основном законе. Как вы прокомментируете последние изменения российской конституции об увеличении сроков пребывания во власти президента и парламента? Что они дадут демократическому процессу в России?

– А где вы видели проблески демократии в России? Я, например, вижу обратный процесс. Если вы помните, Дмитрий Медведев в своем интервью региональным СМИ 18 ноября 2008 года, обосновывая необходимость увеличения срока президентских полномочий и срока депутатов Государственной Думы, уже назвал Россию президентской республикой. Я думаю, он не оговорился, именно президентской республикой. Более того, он сказал, что парламентской республики в России быть не может, мол, это «смерти подобно».

Мало того, что российские политики отрицают европейский опыт демократии, федеративных отношений стран Европы, являющийся образцом сочетания интересов этнических сообществ государств и их социумов. Сегодняшние российские политики самого высокого ранга, признавая демократический централизм, не признают демократии, фактически ставя под сомнение парламентаризм как способ осуществления демократии. Мне кажется, что в своей озлобленности и обиженности на весь мир, который, как им кажется, не понимает и не поймет «встающую с колен» Россию, сегодняшние руководители этой страны встали «на тропу войны» с собственными народами. А это противоречит нашим национальным интересам, несет угрозу нашей молодой государственности.

– А может быть, Россия, как вы говорите, встала «на тропу войны» с Америкой?

– Это бесполезная затея. Выборы показали, что США находятся на пороге важного шага к новому качеству общественной и экономической жизни. Сегодня Штаты начинают переход к формированию нового, по сути европейского, постмодернистского качества культурной ориентации. Это в свою очередь не замедлит отразиться на существе и динамике всей мировой политики, поскольку евроатлантическая солидарность и евроатлантическое партнерство будут оставаться ориентиром для всего мира, а также отношений США с Китаем. Ведь Китай давно пользуется «европейским рецептом» развития. Почему Россия должна игнорировать передовые социально-политические подходы, не рискуя отпугнуть от себя нас?

– Нас вряд ли отпугнут от России, когда власть Казахстана видит в ней спасение самой себя... Но все-таки и нам тоже необходимо крепко задуматься о том, что же надо делать в этих условиях?

– Во всяком случае, нам не надо унижаться до просьб о том, чтобы Россия сделала «КазСат-2» более надежным или помогла послать в космос нашего космонавта, чтобы он там поприсутствовал несколько дней, ничего не делая.

– А если серьезно?

– А если серьезно, то наши власти должны приложить все усилия по приведению всего национального законодательства в соответствие этно-социальным нормативам и требованиям духовной унии казахской нации, пока слабо отраженным в Конституции нашей страны и ее законах. Надо это делать, иначе разваливающаяся соседняя Россия зацепит и увлечет нас за собой в пучину дезинтеграционных тенденций, столь свойственных полиэтническим, слабо развитым в социальном и человеческом измерении государствам. Разваливаясь сами, начнут разваливать нас. Кавказские события должны стать уроком для нашей молодой государственности.

Второе. Президенту надо повторить «путь Максимуса», то есть восстановить подлинную демократию, восстановить парламентскую республику, а не углублять некий президентский вариант средневековой монархии. Ведь если он этого не сделает, то, не дай Аллах, после его ухода в стране начнется открытая битва наследников – ФПГ, причем начнутся настоящие бои без правил. К чему это может привести в условиях авторитарной конституции, непрописанных процедур смены власти, бесправия населения и отсутствия политических свобод большинства, псевдомногопартийности, говорить не приходится. Органы безопасности станут отдельным и самым страшным полем битвы за обладание ими, их средствами, – начнется невиданное противостояние. Представляете, что будет?

– Вы – не знаю, а я представляю, что наши, как говорят, вшивые интеллигенты заболеют болезнью ностальгии по Назарбаеву, вспоминая, как он хорошо обеспечивал стабильность… Пример тому – Сталин, которого до сих пор не забывает старое поколение…

– В современном мире все время силой стабильность обеспечить невозможно. Авторитарная модель государственности исчерпала себя, она несет большие угрозы казахской нации своим волюнтаризмом и псевдолегитимностью, она устала от себя, она «засыпает» и перестала адекватно реагировать на вызовы. Всей полноты кризиса правительство страны не видит, так как выполняет функцию защиты олигархического устройства экономики. Так Казахстан превращается в некое подобие Узбекистана, многократно увеличивая возможность социально-экономической катастрофы. К тому же сырье, как главный товар страны, перестает быть востребованным на мировых рынках, а значит, могут закрыться вслед за металлургическим и другие производства и т.д.

Как гласят постулаты политической экономии, социально-экономический кризис зачастую приводит к насильственной смене социально-экономической модели. Об этом нельзя забывать ни в коем случае.

Поэтому последние годы президент должен посвятить тому, чтобы построить настоящую либерально-демократическую политическую систему, со всеми противовесами, систему общепризнанной идеологией которой, к примеру, станет реальный социал-демократический политический вектор, а европейский путь – цивилизационным направлением развития страны.

Третье. Наконец надо провести честные довыборы в парламент, продемонстрировать зрелость собственного народа на предмет соответствия нашему грядущему председательству в ОБСЕ. Хватит бояться.

– Из всего высказанного вами действительно становится страшно за завтрашний день, когда, возможно начнется, как вы уже упомянули, «война за интересы»…

– А вы как думаете, что должно начаться? Братание ФПГ, что ли, которые разделили страну не только экономически, но и, условно говоря, физически? Или приближенные к президенту люди, миллиардеры и мультимиллионеры, которые ни разу не озвучили своих политических и экономических, я не говорю философских, нравственных взглядов, будут совместно рулить страной на основе «консенсуса», да? Они этого слова не знают. Я вам говорю, не знают! Их сметут в первую же неделю внутриэлитных разборок и потом долго будут искать за границей. Последний пример с БТА – ясное и явное доказательство этому.

– Кстати, в отношении БТА можно подробнее?

– Какие вам нужны подробности? Разве вы не знали, что Мухтар Аблязов сидел из-за Рахата Алиева, после того как он с другими организовал ДВК? Разве вы не подозревали, что он как человек глубоко обижен на режим за унижения? Почему он уводил деньги, причем через оффшор? С кем он там, в Швейцарии? Может, он, как Джордж Сорос, хотел обрушить экономику, а с нею и режим? Может, это еще предстоит испытать, как только инвесторы в западных судах начнут предъявлять иски? Кто взрастил «монстра»? Почему к нему как к главному менеджеру банка легитимно, в конституционном порядке, через суд (как это делается в нормальных демократических государствах) не были предъявлены претензии раньше, хотя бы месяца три назад? Куда смотрели АФН и Нацбанк? Значит ли это, что любого директора малого предприятия может уволить налоговая инспекция, как уволило АФН Мухтара Аблязова, каким бы негодяем при этом он ни был? Это происходит, может, потому, что у нас институционально ориентированный авторитаризм и большинство бюрократов государства выполняет функции суда, а суд стал частным юридическим бизнесом этих же бюрократов?

– Что-то у вас не ответы получаются, а сплошные вопросы…

– А потому что в вопросах кроются ответы. Почему сегодня государство «заходит» в бизнес, как вор, не как в Германии или в США? Потому что дефолт на носу? Потому что управленцы государства никакие, молчат, как партизаны на допросе? Потому что за БТА могут рухнуть другие? Не проще ли сразу объявить «политику военного коммунизма» и национализировать все и всех нас?

Разве вы не подозревали, что в условиях отсутствия гласности, информированности, переговоров, оглашения их итогов на основе применения ясного и четкого закона о помощи банкам, открытой договорной площадки с оппозицией рейдерство Рахата Алиева в этом случае отличается от рейдерства государственного только наличием уголовно-криминальной ситуации со стрельбой, пытками, убийствами, серной кислотой? Разве вы до сих пор не поняли, что наша банковская система, что бы ни говорил уважаемый Григорий Марченко, так и не достигла европейских стандартов ни к 2007 году, ни к 2009? Поэтому деньги, которые Аблязов «увел» из Казахстана, будут защищаться европейским правосудием так же, как защищается австрийским правосудием от нашего правосудия Рахат? Какие нужны еще подробности?

Вообще, ситуация в стране для простого народа чрезвычайно тяжелая, я бы сказал – драматическая. Люди несколько месяцев не получают зарплаты, они обозлены, из последних сил держатся, чтобы не выйти на улицы, как говорится, на несанкционированные митинги. И поверьте, многие в такой ситуации, в какой оказался Аблязов, будь он трижды вором, поступили бы так же. Но, в отличие от Аблязова, который, я думаю, будет протестовать, судиться (вернее, возможно, его будут преследовать,) и станет снова оппозиционером, обиженным, простые люди не будут искать аргументов для оправданий. Это, если хотите, эдакий личностный протест – «меня обидели, а я украл и убежал».

– Как вы считаете, это не слишком ли большая цена, которую платит народ Казахстана за возможность жить в условиях рыночно ориентированного авторитаризма?

– Если казахам разрешается негодовать по поводу неудовлетворительного состояния казахского языка и национальной культуры, то это не значит, что казахам разрешили говорить. Итак, что в сухом остатке? Грядущее банкротство Казахстана как правового и демократического государства на посту председателя ОБСЕ в 2009 году, не выполняющего своих обязательств по демократизации, провалы с проведением нескончаемой, замучившей всех, индустриализации, продукция которой сегодня не востребована даже на 20%, зимние Азиатские игры? Отсутствие социальной инфраструктуры для большинства жителей страны, равных возможностей для всех? Отсутствие газификации, телефонизации, Интернета, снабжения питьевой водой для жителей большинства регионов страны? Отсутствие национальной системы автомобильных дорог с твердым покрытием, подлинно независимой национальной энергосистемы, независимой национальной телекоммуникационной системы и т.д.? Что еще? Ничего предсказывать не нужно, не нужно кликушествовать. Об этом мы говорили несколько лет назад. Все происходит само собой, ибо такова природа авторитаризма. Он в сущности один сплошной – Гейт.

С другой стороны, чаша терпения казахов чрезвычайно глубока, порог чувствительности очень высок, если вспомнить то, что было сделано большевиками в Казахстане. Власти думают, что им верят. Хотя верить-то собственно больше некому, потому что оппозиция пока не выражает глубинные интересы наших граждан, она не консолидирована по цивилизационному принципу. На самом деле люди давно ни во что не верят. Они верят только в себя. И это уже радует. Поэтому после того, как кризис сорвет последние фиговые листки обещаний, за которые прячется «казахстанская стабильность», обнажит реальную беспомощность власти, люди будут готовы стать свободными в полном смысле этого слова сами начнут строить демократию «снизу».

– Хорошо. Теперь давайте перейдем на другой, более спокойный уровень обсуждения общественных проблем. Сейчас стало модно говорить о национализме. Многие политические партии стали обращать на это внимание. В этой связи, как вы считаете, не переходят ли партии ОСДП и «Азат» в националистический формат, если так можно выразиться? И вообще, как к этому надо относиться?

– Эти партии, насколько я знаю, выдвигают по формату практически те же проблемы, которые ставятся «Единой Россией» в России, украинскими, грузинскими партиями и т.д. К сожалению, в СНГ вообще, а в Казахстане в частности, политические партии не хотят, а, скорее всего, не могут глубже и тоньше поднять вопросы нацстроительства, становления духовной унии нации – культурного стержня унитарных государств, не могут более конкретно осветить национальные вопросы. Партии в силу электоральных традиций не могут поднимать актуальнейшие проблемы этносоциального и национального строительства. Они боятся быть неправильно понятыми и обвиненными в разжигании национальной розни и т.п. Поэтому десоветизация, деколонизация, написание национального образа истории, исследование и раскрытие «белых пятен», голодомор 30-х годов прошлого века, осознание всей полноты национальных интересов, язык и культура, цивилизационная принадлежность – эти актуальнейшие вопросы для казахской нации в период ее становления, включая диаспоры, – остаются вне партийной полемики.

И поэтому в Казахстане еще нет партии, которая так глубоко и широко, как скажем, социал-демократия в Европе, смотрела бы на все эти проблемы. Партии Казахстана еще не понимают всего значения термина «национализм», в котором, как мне кажется, заложен дискурс сочетания этнической природы и культуры людей. Бояться этого слова не надо, ведь оно является корнем крайне идеологизированного и распространенного когда-то марксистами термина «интернационализм».

– Если вы заметили, даже политологическая наука Казахстана вопрос «национализма» произносит вполголоса, будто бы боясь последствий, опасаясь, как бы чего не вышло?

– Нашим политологам, которые боятся слова «национализм», не понимая его оттенков и научных смыслов, я бы посоветовал в условиях Казахстана оперировать термином конструктивный национализм, позитивное содержание которого марксисты, сами того не ведая, раньше неумело и половинчато затолкали в термин «интернационализм». То есть интернационализм – это неумный, неполный и неглубокий национализм, поскольку интернациональные доктрины (типа «развитого социализма» и «евразийства») очень часто приводили к недемократическим отношениям центра и республик, новых независимых государств и бывших метрополий… Поэтому сегодня стоит говорить не об интернационализме, при котором право наций на самоопределение, как вы помните, контролировалось «старшим братом», а о конструктивном национализме, креативном демократическом национализме.

Креативный демократический национализм – современная идеология нациостроительства, это то, чем европейская социал-демократия, например, сплотила Европу. Ведь европейцам после Второй мировой войны приходилось заново обретать собственное достоинство и честь, одним – как победителям, другим – как побежденным.

– И, наконец, в начале 2009 года произошло очередное неприятное событие между Украиной и Россией. Скажите, как вы относитесь к произошедшему российско-украинскому газовому конфликту? Что там вообще произошло на взгляд стороннего наблюдателя?

– Хорошо, что конфликт произошел, как это ни странно звучит и кощунственно не выглядит. Он должен был произойти. От конфликта, как это ни парадоксально, выиграли все участвующие стороны. Украина в глазах цивилизованного мира восстановила собственное достоинство, получив 20-процентную скидку на 2009 год и приведя к европейской формуле ценообразования поставщика. Заметьте, я говорю не просто о рыночной цене на газ, о которой так громко кричала российская пресса, а о европейской формуле ценообразования, которая завязана на текущие цены на нефть.

Выиграл Евросоюз, поскольку были приняты его стандарты ценообразования и распространено его влияние на позитивный исход данного конфликта. Выиграли и страны центрально-азиатского региона. В Узбекистане Дмитрий Медведев и Ислам Каримов договорились о применении европейской формулы ценообразования на газ. Казахстан получит рыночную цену за транзит туркменского и узбекского газа. Об этом уже подписано соответствующее соглашение.

Что бы Россия уже ни предпринимала, мир получил европейскую формулу газового сотрудничества как некий эталон коммерческих отношений в нефтегазовой сфере. Единственно, жалко, что словацкому премьеру, когда он приехал с венгерским и болгарским коллегами на встречу в Кремль, на его реплику о неких «доказательствах с украинской стороны» пришлось услышать очередные грубости от Владимира Путина, что, мол, «в одном месте» видал он такие доказательства и что никто не заставит его поверить в их объективность.

– Не в этом ли суть агрессивной политики России по отношению к своим европейским коллегам, когда взаимодействие примеряется по-русски – через «одно место»?

– На ваш вопрос я хочу ответить следующей новостью из Европы. В конце января четыре страны Европы, среди которых Венгрия, Австрия, Болгария и Турция, инициировали создание газового консорциума с Азербайджаном, напрямую, без России. Болгария, например, уже с 2010 года будет импортировать 1 миллиард кубических метров азербайджанского газа и собирается в скором времени предъявить «Газпрому» иск, кажется, на 175 миллионов евро за отключение поставки российского газа из-за прекращения его транзита Украиной. В Болгарии справедливо считают, что все дистрибьюторы «Газпрома» (Overgas, Wintershau и «Газпромэкспорт») должны выплатить компенсацию стране.

Как известно, кроме Болгарии, пострадали еще 17 европейских стран, среди которых оказалась и Германия. Здесь компания E.On Ruhrgas (акционер и партнер «Газпрома»!) тоже собирается подать иск против российского газового монополиста. Как считают специалисты, сумма данного иска может оказаться значительно выше болгарской.

При всем скепсисе российской стороны в отношении удовлетворения исков к «Газпрому», если истцам удастся доказать, что у российской компании была возможность прокачивать газ через территорию Украины в Европу, суд может обязать «Газпром» выплатить компенсации, невзирая на «несанкционированный отбор газа» украинцами. Эта новость пока замалчивается главными российскими СМИ…

– Да, комментарии, как говорится, излишни. Огромное спасибо за интервью!

Сырым ДАТОВ
«Тасжарган» № 06 (132) от 11 февраля 2009 г.
12 Feb 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0017285.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage