AVE МАРИЯ! Ушла из жизни Мария Михайловна Пульман.

AVE МАРИЯ! Ушла из жизни Мария Михайловна Пульман.
Наша газета понесла тяжелую утрату. Постоянный комментатор и ведущий полосы «За справедливый Казахстан», известный правозащитник, юрист Международного бюро по правам человека, лауреат Европейской премии в области демократии и прав человека Мария Михайловна ПУЛЬМАН больше не будет публиковать свои материалы в «Общественной позиции», но мы будем помнить ее всегда.

Мария Михайловна была очень светлым и справедливым человеком. Она была очень молода душой, поэтому, общаясь с ней, мы никогда не ощущали разницу в возрасте. Мы знаем, как она страдала от болей, но самое поразительное, что даже в таком состоянии она не переставала думать о работе в бюро, регулярно писала в газету, волновалась обо всех нас и даже о тех, с кем не была знакома лично. Мария Михайловна много читала и постоянно рекомендовала книги друзьям, обладала чувством юмора и умела смеяться от души, очень любила жизнь и любила путешествовать по миру. Она любила писать письма, была в них откровенна . Одно из ее последних писем «из больницы» нам любезно разрешила опубликовать Лира БАЙСЕИТОВА, которая сейчас проживает в Швейцарии.

«Лира, я тебе наши новости не сообщаю, все ты знаешь из Интернета. Как видишь, у нас не соскучишься. Упорно говорили о возможности пересмотра дела тех, кто был осужден за убийство Сарсенбаева, мелькали сообщения о том, что нелепые версии с самоубийством Нуркадилова тоже будут подвергнуты определенной ревизии. Не знаю, что будет. Да, честно сказать, и думать об этом не особо хочется, невозможно жить там, где ломают человеческие судьбы (вспомни Кажегельдина, Дуванова, Жакиянова), где чуть ли не ежедневно меняются правила игры. Мы живем не в правовом государстве, где правит настроение чиновника, а не закон. Все это смертельно надоело, а куда денешься?

К числу малоимущих граждан я себя отнести не могу, на лекарственные препараты всегда заработаю. А как живут те, у кого такой возможности нет? Как живут пенсионеры, которые всю жизнь работали на это государство, а сегодня получают от него пенсию в размере 15-20 тысяч тенге, при этом половину этих денег (половину - это в лучшем случае) оставляют в аптеке? Савостина продолжает бушевать по этому поводу, где-то выступает, куда-то ездит, с кем-то встречается - и что? Я вообще отказываюсь понимать происходящее.

Наша отечественная медицина скомпрометировала себя раз и навсегда. Имеется в виду не только Республика Казахстан, а все необозримое пространство СНГ. Если ты смотришь новостные программы с этого пространства, то в курсе дела: двухмесячной девочке куда-то не туда всадили иглу - пришлось ампутировать ручку; трехлетнему малышу неправильно поставили диагноз - пришлось ампутировать обе ножки, ты представляешь себе этот ужас и трагедию родителей!

У нас, в Алма-Ате, одна дама явилась для производства невинной процедуры - удаления зуба. Не сделали пробу на переносимость к анаболикам - в результате месяц пребывает в коме, надежд на жизнь нет. Скажи, как к ним идти? Как им доверить свою, пусть не такую уж юную, но тем не менее единственную, жизнь? Где почерпнуть уверенность, что тебя после этого визита не отволокут в реанимацию? Если будет уместным это выражение - то я тебе завидую: ты находишься в руках внимательного и квалифицированного медицинского персонала Швейцарии.

Ясно одно - от всякого рода лечения мне необходимо отказаться, надо смириться, привыкнуть к необходимости жить с болезнью и, что называется, попытаться с этой болезнью «договориться». Хотя, сказать тебе честно, каким именно образом надо «договариваться с болезнью - я понятия не имею. Но все в жизни когда-то бывает в первый раз - освою и эту науку. Надо перестать хныкать и задавать себе сакраментальный вопрос - «за что? почему именно мне?» За что тебе? За что многим другим? Чем лучше я, за что меня должна миновать горькая чаша? Относительно себя ничего хорошего сообщить пока не могу. Не пойму, что это - затянувшаяся послеоперационная реабилитация или знак свыше о том, что я никогда не смогу нормально ходить. Нормально - то есть не в пределах квартиры и не на ходунках.

Поскольку беда, как известно, не приходит одна - не пришла она в одиночестве и ко мне. Невесть, откуда взялся конъюнктивит на правом глазу, лечит меня сосед, врач-офтальмолог, кандидат наук, в общем, специалист. Приходит каждый вечер, делает инъекции в нижнее веко, процедура не из приятных, но что делать. Однако никаких сдвигов к лучшему не наблюдается, правый глаз в пелене, то есть внешне это не видно, внешне просто воспаленное глазное яблоко, а видно все через пелену. Лира, стоимость всякого рода лечения превосходит нормальные представления о ценах.

Инфаркт и инсульт - ничего так не боюсь, как этих двух слов, причем очень навязчиво об этом думаю, навлекая на себя какую-нибудь из этих напастей. Ты знаешь, будь мне сейчас лет 35-40 - я бы нашла деньги на операцию в Израиле. У меня роскошная квартира в центре города, за которую сегодня мне без звука дают 300 000 долларов. Я бы ее продала, приобрела что-нибудь меньшее по площади, а остальные деньги обратила бы на лечение, чтоб после операции снова пуститься в жизненное плавание, уже будучи здоровой. А теперь, Лира, времени, мало осталось. В смысле оставшегося жизненного пространства. Да, никто не знает, сколько ему отпущено, но примерный прогноз может сделать каждый. Сделала его и я. Причем давно. Ты знаешь, когда умер Абдулов, Марк Захаров сказал на его похоронах: «У каждого человека есть какое-то жизненное предназначение, и когда оно выполнено - человек уходит. Саша свое предназначение выполнил…» Честно сказать, выполнила его и я, хотя порой толком не знаю - в чем именно это предназначение заключалось…

Мне ничего непонятно в этой жизненной круговерти… Дело в другом - очень приятно, когда перед тобой человек эрудированный, начитанный, располагающий основательным багажом знаний. Я безумно устала от дилетантов, нет от них спасения, и обличья у них разные - судьи, прокуроры, журналисты, врачи. Досадно, что подрастает поколение, которое краем уха слышало о Пушкине, но осведомлено о назначении противозачаточных средств. Не знаю, как в Швейцарии, но здесь всему этому способствует телевидение; страшно надоели бессмысленные сериалы, у которых даже нет возможности запомнить названия, настолько у них примитивные сюжеты, какие-то пустопорожние диалоги. Как хочется чего-нибудь умного, что задело бы душу - увы… Мне порой кажется, что телевидение давно превратилось в оружие массовой дебилизации населения, но властям это удобно.

Давай побудем еще здесь, а туда мы никогда не опоздаем, туда не бывает опозданий. Давай будем жить.

Мария Пульман»

17 января Мария Пульман скончалась от обширного инфаркта… Ее пенсия составляла 8000 тенге...

Мы будем помнить ее всегда

Мария Михайловна была опытным и знающим юристом, человеком широких и прогрессивных воззрений. В годы перестройки Мария Пульман была одним из основателей Алма-Атинского отделения общества «Мемориал», затем была в числе учредителей Казахстанского международного бюро по правам человека. Мария Михайловна была настоящим правозащитником мирового масштаба, ее знали и уважали коллеги в США, Европе. Вклад М.Пульман по внедрению демократических принципов в общественное сознание неоценим, а борьба против пыток и беззакония уже не обратима. Выражаю искренние сочувствия дочери, зятю и внуку.

Серик МЕДЕТБЕКОВ, комиссия им. З.Нуркадилова

Бывают люди, которые всегда являются «совестью» народа. Люди, которые болеют всей душой, пытаясь защитить человека от беззакония. Пульман сродни таким людям, как великий Сахаров. Она, несмотря на трудности, всегда принципиально оспаривала свою позицию. Наряду с правовой помощью простым людям, Мария Михайловна большую роль играла в становлении целой плеяды политиков, общественных деятелей. В этом смысле наша общественность потеряла одного из самых стойких борцов за демократию, желающих расцвета нашей стране и справедливости в нашем обществе.

Жармахан ТУЯКБАЙ, лидер ОСДП

Так довелось, что есть два этапа моего общения с Марьей Михайловной: 1-й этап - когда я, как журналист, узнал о ее делах в «Мемориале», тогда это было заочное общение.

2-й этап - когда я пришел в ряды РНПК. Это 1998 год, когда мы активно работали с Казахстанским международным бюро по правам человека. Она там была самой активной, и я был свидетелем, когда простые казахстанцы, которые искали правду, справедливость и защиту, искали непременно Марию Пульман.

Когда я начал писать колонку в газете «Тасжарган», в лице Марии Михайловны я нашел теплого критика, которая всегда болела за меня. Она давала советы и любила писать электронные письма. Мария Михайловна - человек высочайшей внутренней культуры. Я бы ее назвал последней из Могикан, классической интеллигенцией классического подвижничества. Она была из плеяды последних романтиков, живших во имя защиты свободы граждан. Учитывая ее опыт работы в МВД, ее образование, хочу сказать, что она сделала очень многое для того, чтобы казахстанцы знали о своих правах. Я сам по ее приглашению читал лекции в ее воскресной школе. Я считаю, что мы потеряли глубоко порядочного человека, который ратовал за справедливость, просвещал наш народ. Нам ее будет не хватать.

Амиржан КОСАНОВ,

Прошу передать мои искренние соболезнования дочери, зятю и внуку Марии Пульман. Мы потеряли не только сильного и принципиального правозащитника, но и умного, образованного интеллектуала, лучшего представителя демократической общественности современного Казахстана. Мария Пульман олицетворяла мужество и честность, стойкость и открытость оппонентов нынешней власти. Она могла критиковать действующую власть, подбирая сокрушительные факты, могла прямо заявить о нарушениях в законодательстве и на практике, она до последнего вздоха боролась за достойную жизнь для казахстанцев. Имя ее останется в истории страны.

Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН, политик, лидер партии РНПК

Я знала Марию Михайловну будто всю жизнь, хотя общаться мы стали только десять лет назад. И болезни у нас с ней одинаковые. И думали мы с ней об одном и том же - о людях, об их правах, об их защите. Мария Михайловна была грамотным юристом, имела трудовой стаж около 50 лет, была правозащитником с мировым именем, работала, пока имела силы, до 72 лет, а государство начисляло ей пенсию в 8000 тенге! Вот как у нас ценят заслуженных людей. Пусть тебе будет пухом земля, Мария!

Ирина САВОСТИНА, лидер движения «Поколение»

Коллектив редакции газеты «Общественная позиция» выражает свои искренние соболезнования дочери Анне и зятю Валерию МУЛЛАЕВЫМ в связи с безвременной кончиной нашего постоянного автора, лауреата Европейской премии в области демократии и прав человека, известного правозащитника и замечательного человека Марии Михайловны ПУЛЬМАН.

Скорбим вместе с вами.

AVE МАРИЯ!

или Об уходящем поколении

подвижников

Ушла из жизни Мария Михайловна Пульман. Кажется, только вчера она прислала мне по электронной почте очередной свой отзыв о моей колонке в «Тасжаргане». И вот так распорядилась судьба, что эту же колонку я посвящаю памяти ей самой. Вот уж действительно, человек предполагает, а Бог располагает….

Все знают о ней как об известном в стране юристе. Об этом в эти дни говорится много. И заслуженно. Особенно о ее правозащитной деятельности. О просветительстве. О борьбе с пытками.

Не хочу повторять их и повторяться. Она не любила ненужные повторы.

Скажу лишь о своем, немного личном…

Публичная общественная деятельность предполагает широкий круг общения. Ее правила особенно обязывают вести себя корректно и ровно со всеми, с кем имеешь дело. Иногда бывает антипатия к человеку, но во имя общих целей и задач не показываешь это. Могут подумать, что ты сноб. Или что-то иное. И в результате страдает общее дело.

Но бывают приятные исключения, когда совместная работа становится поводом для более близкого, дружеского общения.

Для меня Мария Михайловна – из этой, не очень многочисленной, категории. Ее сестринское (можно сказать, материнское) отношение ко всем нам, кто несет на себе тяжелое бремя критика власти и гонимого, чувствовалось во всем. Она болела за всех, кому было трудно.

Помню, как она скрупулезно собирала все материалы по моему уголовному делу 5-летней давности, что даже «замучила» адвоката Игоря Меерзона.

«Мария апай (иногда я себе это позволял), зачем все это нужно? Что было, то прошло. Срок-то, тем более условной отсидки, вышел», – задаю я ей вопрос.

«Нет, дорогой Амиржан. Чтобы помнили. И других не обижали, как тебя. И потом. Это нужно тебе самому. Ибо когда сменится власть, этот твой приговор станет на вес золота, орден тебе дадут за это», – отвечала она на полном серьезе (но со своей неповторимой улыбкой!). – «К тому же это поручение моего начальника Жовтиса, а я, чтоб ты знал, дисциплинированный подчиненный».

Нет, она не была оппозиционеркой в чисто политическом понимании этого слова. Как истинный правозащитник, она не вступила ни в одну из партий. Но всем нам, независимо от оппозиционной окраски, сочувствовала. Поддерживала. Помогала. Защищала.

И словом, и делом.

И если в оппозиции к нашей власти находятся такие порядочные люди, как Мария Михайловна, требующие от нее только одного – соблюдения законности и прав человека – значит с ней, с этой властью, что-то не так. Или в ней что-то или ее саму надо менять!

В ее иронических высказываниях и характеристиках не было сарказма, чего-то уничижительного. Такая добрая ирония, которая возвышала собеседника. Скорее, ирония было направлена не визави, а ей самой.

А иронизировать над собой могут только сильные и самодостаточные личности. Сейчас траур не только в семье Пульман. Траур в обществе. Ибо скоро мы поймем, что ушла не только одна Пульман.

Уходит целое поколение истинных интеллигентов. Бескорыстных. Честных. Перед собой и миром. Для которых понятия «честь» и «благородство», «порядочность» и «культура» не были пустым звуком. Они читали классиков мировой литературы. Они знают разницу между Гомером и… Гулливером, Л.Толстым и А.Толстым, Манном и Гроссманом (далее – по неведомому многим нынешним псевдоинтеллигентам списку).

Уходит поколение подвижников-демократов, сформировавшихся во времена гегемонии КПСС. При том режиме создававших «Мемориал». Потом принявших долгожданную Перестройку. Позже – Независимость со всеми ее плюсами и минусами (в плане поведения не зависимой от своего народа власти). Именно на их, подвижников, плечах, на их самоотверженности и энтузиазме держится общий прогресс. Ибо все эти годы они занимаются простым и сложным делом – просвещением простых граждан.

Ох, как актуально звучат эти слова в наше, слишком уж меркантильное время…

В эти дни подумал: почему мы слишком поздно говорим друг другу добрые слова? Почему не при жизни? Да, такие слова звучат иногда во время юбилеев и дат. Но в силу заорганизованности они, при всей своей искренности, кажутся все же наигранными…

А ушедшему в мир иной, по большому счету, зачем посмертные почести и дифирамбы?

И еще об одном. Не хотелось бы об этом говорить, слишком уж щепетильная тема. Но, видимо, придется. Речь о кощунственном поведении власти в такие горестные моменты. У нас получается так: если человек вне власти (или не, дай бог, оппонирует ей), он лишается всякого внимания и официальных почестей после своего ухода из жизни. Вспомните хотя бы Димеке Кунаева (о нем разговор особый).

Или видных государственных деятелей Ерика Асанбаева, Заманбека Нуркадилова, Болатхана Тайжана, Алтынбека Сарсенбаева. Почему высшая власть, лично знавшая их и которой они верой и правдой служили в разные годы, отвернулась от них, от их семей в дни траура? И после – от их светлой памяти.

Кто скажет, что Мария Михайловна сделала для общества меньше, чем какой-то министр МВД или юстиции? За годы ее подвижничества эти чиновники менялись, как перчатки, а она оставалась неизменно на своем месте, защищая права тысяч простых казахстанцев.

Неужели, чтобы заслужить почетные государственные проводы, нужно обязательно быть на назначаемой должности с определенными привилегиями?

Что за страна, которая даже из ухода из жизни делает свою грязную политику?!

Не потому ли многие наши достигшие всего «видные деятели» преклонного возраста молчат? Ждут пышных похорон?..

В эти январские дни (и, надеюсь, после) все мы будем вспоминать о Марии Михайловне. Кто-то поставит свечку. Кто-то помянет.

Я же уже сходил в мечеть и посвятил аят из Корана в память рабы Божьей – Марии.

Лишним не будет. Ведь главное теперь, чтобы ей там, наверху, было хорошо.

Ведь она при жизни так хотела, чтобы другим было хорошо.

В этой жизни.

И чтобы нас не пытали. А пытала только Совесть!

У кого она есть…

Амиржан Косанов


«Тасжарган» № 03 (129) от 21 января 2009 г.
21 Jan 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom
Content-type: text/html Error Encountered
 
Error Encountered
Could not write cached page [admin/temp/cache/file=News&report=SingleArticleRu2005&ArticleID=0017078.html].

Permission denied

Вернуться на Eurasia-Internet Homepage