Девальвация.

А ведь учитывая, что исходило оно от более чем ста тысяч человек, «подписавшихся» под ним на трех ведущих украинских интернет-сайтах, речь могла идти о неслабой сумме.

Вопрос был лаконичным и по-деловому четким: сколько простым людям надо заплатить президенту, чтобы он «вместе со всеми депутатами Верховной Рады, членами правительства навсегда уехали за границу и не мешали Украине нормально развиваться»?

Но глава государства прямо заявил, что «такие предложения не проходят», и как истинный демократ призвал совершенствовать отношения между властью и избирателями в направлении дальнейшей демократизации.

Возможно, Виктор Андреевич действительно поверил, что «две трети авторов этого вопроса находятся не в Украине и не представляют украинский народ», и насторожился, не «подстава» ли это? Соответствующий вывод о географии интернет-аудитории президенту подготовила, по слухам, Государственная служба специальной связи и защиты информации.

Правда, сайты, собиравшие вопросы для итоговой пресс-конференции президента, вступили в препирания с главой государства и его пресс-службой, утверждая, что среди тех, кто голосовал или ставил вопросы президенту, как минимум 82% пользователей из Украины, в том числе и автор «провокационного», по мнению президента, вопроса. Более того, интернетчики требуют от президента объяснений, подчеркивая, что разрешения на доступ к серверам соответствующих сайтов ни они, ни провайдер, ни суд не давали, – то есть, озвученная главой государства информация была либо заведомо неправдива, либо получена незаконным способом.

Конечно, украинскому президенту есть за что обижаться на руководство России. Последнее почти не скрывает своего презрительно-враждебного к нему отношения. Даже попадание в тройку самых упоминаемых в России персон, всего лишь вдвое отстав от Владимира Путина (отрыв от Дмитрия Медведева и того меньше), должно бы не обрадовать Виктора Андреевича, а расстроить. Ибо не надо быть экспертом, чтобы понимать, что тональность упоминаний имени украинского президента противоположна той, в которой СМИ России рассказывают о российских лидерах. Очевидно также, что эта тональность формирует и отношение российских граждан к Виктору Андреевичу, которое «теплым» тоже никак не назовешь.

И тем не менее, для формулирования неприятных и резких вопросов в адрес украинской власти (и президента - как самого высокого представителя этой власти) участие «руки Москвы» вовсе не обязательно. У самих украинцев достаточно оснований, чтобы по достоинству оценить неэффективность, эгоизм и алчность собственных государственных менеджеров. Если уж 17,5% сограждан готовы к участию в незаконных формах протеста, в том числе 4,6% - к созданию незаконных вооруженных формирований (соцопрос Центра Разумкова, проведенный в конце декабря)…

Вот только если подобные выступления в прямом эфире Владимира Путина называют «психотерапевтическими сеансами», то общение Виктора Ющенко, по аналогии, можно обозначить как гипнотерапию. Правда, собственно терапевтический эффект речей Виктора Андреевича остается неисследованным, но то, что его нескончаемые монологи вгоняют аудиторию в состояние транса и дремы, – факт.

Судите сами. За два с половиной часа итоговой пресс-конференции глава государства сподобился ответить на 10 вопросов! Если продолжать сравнение с соседями, то на состоявшейся двумя декадами ранее спецпрограмме «Разговор с Владимиром Путиным» председатель российского правительства за три часа ответил на 72 вопроса. Путем несложных математических операций легко подсчитать, что ответ на один вопрос отнимал у В.Путина в среднем 2,5 минуты, тогда как у В.Ющенко – 15 минут.

Другое дело, что даже теоретическая вероятность вызывающего вопроса (подобного тому, который был поставлен президенту Украины), обращенного в прямом эфире к В.Путину или Д.Медведеву, стремится к нулю.

Но вернемся к теме «коррупционного предложения». Если серьезно, хочется верить, что президент с такой же твердостью отказался бы и от настоящего предложения взятки, сделанного конфиденциально и вполне надежными людьми.

А то ведь последние вести с фронтов борьбы со взяточничеством усиливают беспокойство о способности государственных мужей противостоять искушению презренным металлом и его эквивалентами. Так, только в декабре в Броварском районе Киевской области доблестная милиция взяла под стражу главу одноименной рагосадминистрации на рекордной взятке в 42 миллиона(!) долларов. В Киеве судью Оболонского районного суда задержали при получении 3 тысяч долларов взятки. Во Львове против председателя Львовского апелляционного административного суда Игоря Зварича возбудили уголовное дело за получение взятки в 100 тысяч долларов, а при обыске нашли еще почти два миллиона долларов и столько же гривен.

В придумывании оправданий заслуженный юрист Украины Зварич проявил истинные чудеса находчивости, объясняя, что деньги (хранившиеся в мешках!) это результат «засеваний», по народному обычаю, в новом помещении суда, что он собирался эти деньги передать на нужды церкви, а 1,9 миллиона долларов одолжил у товарища на строительство своего дома. С каких таких легальных доходов судья собирался возвращать столь немалую сумму, Зварич на данном этапе даже не пытался придумать.

А вот мэр украинской столицы Леонид Черновецкий (демократически избранный) решил пойти другим путем и вместо борьбы с коррупцией просто ее легализовать. Среди последних «ноу-хау» Черновецкого по сбору денег особенно отличаются два.

Первое – ввести плату за медобслуживание в коммунальных медучреждениях («все равно ведь доктора деньги с пациентов берут»). Но поскольку деньги эти планируется направлять на реконструкцию больниц и улучшение медобслуживания, медработники, надо полагать, свое и дальше будут брать «на лапу».

Вторая новелла Черновецкого – сделать платными приемы граждан, а вырученные средства направить на социальные подачки малоимущим. «Я буду брать не меньше 100 тысяч долларов за встречи. Сначала представляешь квитанцию, что ты заплатил за встречу со скромным мэром, любящим бабушек, 100 тысяч долларов, а потом рассказывай про свои проблемы», - заявил мэр-геронтофил. Визиты к начальникам управлений горадминистрации, по словам киевского градоначальника, будут дешевле - от пяти до одиннадцати тысяч долларов. Если чему-то радоваться в данной ситуации, то только уверениям мэра, что суммы эти меньше, чем взятки (мэр, надо полагать, знает, о чем говорит).

Интересно, в каких условных единицах измеряется девальвация авторитета власти?

Автор – украинский журналист, лауреат конкурсов «СМИ – для гражданского общества», «Золотая Эра украинского телевидения». Специально для «Евразийского Дома»

http://eurasianhome.org/xml/t/opinion.xml?lang=ru&nic=opinion&pid=1317

ИВАН ГАЙВАНОВИЧ, КИЕВ
«Евразийский Дом»
10 Jan 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom