Недешевые кошечки

Апрель 2003 года, граница Камбоджи с Таиландом. Кучки уставших
бэкпекеров расположились на траве в ожидании обязательного измерения
температуры. Анкеты с новыми пунктами о последних посещенных странах.
Импровизированный карантин в полуразвалившемся сарае.

«Как вы себя чувствуете? Нет ли недомоганий?» — никого не интересует,
зачем я еду из Камбоджи в Таиланд. Пограничников волнует, не везу ли
какой страшной заразы. На кону десятки миллионов долларов — внесение в
черный список Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) может
разорить туристические компании и отели, отпугнуть инвесторов и
негативно сказаться на международной торговле.

Так получилось, что той весной я объехал почти всю Юго-Восточную Азию
и Китай. Девять границ — девять анкет по поводу атипичной пневмонии.
На границе Таиланда с Бирмой температуру измеряют с помощью прозрачной
пластинки, прикладываемой ко лбу. Между Вьетнамом и Камбоджей —
градусником в ухе. В Сингапуре используют бесконтактные сканеры.

Каждая страна пытается справиться с эпидемией в силу своих финансовых
возможностей. В Бирме на весь самолет положено лишь три пластинки для
измерения температуры, которые старательно протирают после каждого
туриста. В Таиланде уже использованные одноразовые градусники
выкидывают в мусорное ведро…

Борьба с атипичной пневмонией (точное название — Severe Acute
Respiratory Syndrome, SARS) стала настоящим триумфом ВОЗ. Никогда
прежде эта организация не получала такого веса и влияния, как в те
весенние месяцы 2003 года. В ВОЗ считают, что благодаря их усилиям
человечество удалось спасти от чудовищной опасности.

«SARS: Как была остановлена глобальная пандемия» — так называется
отчетный сборник регионального директора ВОЗ по тихоокеанскому региону
Шигеру Оми, на базе которого в 2005 году он попытался стать главой
этой организации. Г-н Оми совсем немного проиграл гонконгской китаянке
Маргарет Чэн, сделавшей себе имя на борьбе с другой «чумой двадцать
первого века» — птичьим гриппом.

Можно по-разному относиться к серьезности этих угроз, но понятно, что
игнорировать их нельзя. Новая эпидемиологическая реальность уже
вынудила правительства ряда азиатских стран разработать специальные
антикризисные программы. Такие же меры приняли многие крупные
корпорации. Если бизнес и не пострадает от вспышек новых болезней, то
избежать убытков от борьбы с ними не получится.
Как все начиналось

Первые сообщения о странных случаях заболевания гриппом на юге Китая
начали поступать еще в середине ноября 2002 года, но им не придали
большого значения. Официально считается, что первой жертвой атипичной
пневмонии стал 45−летний китаец из города Фошань в провинции Гуандун,
заразивший еще четырех своих родственников.

Второй жертвой — уже в начале декабря — стал повар из Шэньчжэня,
передавший инфекцию восьми ухаживавшим за ним докторам и медсестрам.

В январе на юге Китая было отмечено еще несколько случаев заражения,
которые позволили местным врачам говорить о вспышке «неизвестной
респираторной инфекции».

30 января болезнь выходит на новую стадию. 44−летний продавец
морепродуктов из Гуанчжоу заражает атипичной пневмонией 50 сотрудников
больницы и 19 родственников. Китайские власти уже серьезно
обеспокоены, но информация держится в секрете: ни общественность, ни
ВОЗ пока ни о чем не подозревают, хотя по Гуандуну уже начинают ползти
слухи.

Жители скупают йод, который, как считается, может спасти от заражения.
К началу февраля в Гуандуне заразилось уже более 300 человек, около
100 из них умерли. 14 февраля пекинский офис ВОЗ получает официальное
уведомление из министерства здравоохранения КНР о том, что «вспышка
болезни находится под контролем».

Но уже через неделю на «карте SARS» появляется новая горячая точка.
Подцепивший инфекцию врач из Гуандуна приезжает на одну ночь на
свадебный банкет в Гонконг, где заражает 16 человек.

22 февраля в Гонконге выявлен еще один носитель инфекции — 49−летняя
женщина, вернувшаяся с юга Китая.

26 февраля SARS достигает Вьетнама вместе с 48−летним менеджером по
продажам из США, прибывшим в Ханой из поездки по югу Китая.

Дальше SARS стремительно расширяет свою географию: 1 марта — Сингапур,
2 марта — Пекин, 5 марта — Торонто, 14 марта — Тайвань, 11 апреля —
Южная Африка, 12 апреля — Монголия, 13 апреля — Филиппины…

ВОЗ резко меняет свое отношение к болезни. Если в середине марта здесь
не рекомендовали вводить запреты на передвижения людей, то уже в
начале апреля ВОЗ вводит ограничения на поездки, что наносит тяжелый
экономический удар по пострадавшим районам.
Разгар эпидемии

На пике заражения (в апреле-мае) число новых больных достигает
нескольких десятков в день. Улицы Гонконга, Пекина и Сингапура
пустеют, здесь практически останавливается деловая жизнь. Отменяются
авиарейсы, сворачиваются международные выставки.

В Китае растут продажи автомобилей. Обеспеченные китайцы, боясь
заражения, пересаживаются с общественного транспорта на личный. В
Гонконге разоряются бары и рестораны, жители города теперь едят только
дома. В Пекине закрываются театры, кинотеатры, интернет-кафе и другие
увеселительные заведения. 20 апреля китайские власти увольняют
министра здравоохранения КНР Чжан Вэнькана и мэра Пекина Мэн Сюэнуна
за неспособность справиться с ситуацией.

В Сингапуре всех, кто общался с заболевшими, сажают на домашний
карантин. Власти города устанавливают в домах камеры для мониторинга
соблюдения его условий. В Гонконге школы прекращают работать на месяц,
в Китае — на две недели. В начале мая в Сингапуре появляется первый
SARS-курорт — городские власти превращают отель Aloha во временный
карантинный центр. Появляется первый специализированный телеканал,
передающий только новости о развитии болезни.

Кажется, что атипичная пневмония уже стала неотъемлемой частью
повседневной жизни и в обозримом будущем избавиться от болезни не
удастся.
Счастливый конец

Атипичная пневмония сошла на нет неожиданно, когда все информационно
подкованное человечество, напуганное релизами ВОЗ, было готово к
затяжной и тяжелой борьбе. Уже к концу июня большинство ранее
зараженных районов были объявлены свободными от SARS.

В середине июля в Куале-Лумпуре проходит первая научная конференция по
SARS, в ходе которой о болезни говорят фактически в прошедшем времени.
Осенью врачи выявили лишь несколько случаев заражения, ни один из
которых не стал источником новой вспышки болезни. В апреле 2004 года
SARS заразились двое ученых в китайском Университете вирусологии,
после чего упоминание об этой болезни окончательно исчезло из
новостных лент.

Фото: ИТАР-ТАСС

До сих пор неясно, была ли болезнь побеждена совместными усилиями
правительств либо она «рассосалась» сама, — это признают даже во
Всемирной организации здравоохранения. «Мы до конца не понимаем,
почему эпидемия остановилась во Вьетнаме, где больным не был обеспечен
должный карантин», — говорит Шигеру Оми. По мнению чиновника ВОЗ,
человечеству повезло, что новый вирус оказался не очень заразным, а
инкубационный период сравнительно длительным (от 2 до 10 дней), что во
многих случаях позволяло выявить все контакты зараженного человека и
изолировать заразившихся до того, как болезнь разовьется. «Это было
как предупреждение: в следующий раз все может быть намного хуже», —
заключает Оми.

Как бы то ни было, но уже в конце 2003 года можно было подвести итоги
вспышки атипичной пневмонии. За несколько месяцев инфекцию подцепили
более 8 тыс. человек, из них более 700 скончались. Случаи заражения
были отмечены в 27 странах, но основной удар пришелся на Азию — Китай,
Гонконг, Сингапур и Вьетнам. В Гонконге, кстати, поставили
единственный в мире памятник врачам и медсестрам, погибшим от SARS, —
тихий уголок со скульптурами погибших в глубине парка в самом центре
города.

С тех пор внимания СМИ атипичная пневмония почти не привлекала. У
человечества за последние годы появились более модные страхи и более
актуальные проблемы.
Что это было?

В феврале 2003 года ученые были уверены, что инфекция пришла из
животного мира. К лету список подозреваемых сузился до одного вида —
диких кошек вивер, популярного лакомства на юге Китая, где вообще
любят разную кулинарную экзотику.

Впрочем, и остальным животным до конца обелить себя не удалось.
Скажем, источником инфекции в одном из кластеров в Гонконге могли
стать крысы. Ряд исследователей подозревают в распространении вируса и
летучих мышей. В любом случае инфекция передалась в результате
взаимодействия между человеком и животным.

В разгар болезни на юге Китая была запрещена продажа диких зверей, но
уже в 2004 году она возобновилась практически в прежних объемах.
Атипичная пневмония далеко не первое заболевание, которое передалось
человеку от животных (достаточно вспомнить вирус иммунодефицита, чьи
истоки находят у приматов в африканской саванне), но скоротечность
болезни сделала ее своего рода медицинским экспериментом. За полтора
года болезнь мутировала, стала смертельно опасной для человека, а
потом вновь исчезла.

Основной ущерб от SARS был связан с нарушением деловой активности и
снижением туристических потоков в зараженные районы. Канадские власти
оценили убытки в 500 млн долларов США, потери Гонконга и Сингапура
были еще большими.

Для выхода из кризиса в Азии решили стимулировать внутреннее
потребление. В Сингапуре, например, разработали программу поощрения
внутреннего туризма — жителям города предложили заново открыть его для
себя. Местные отели ввели скидки для посетителей с сингапурскими
паспортами, так же поступили многие музеи, рестораны и магазины.

Сегодня об атипичной пневмонии напоминают лишь бесконтактные замеры
температуры в крупнейших азиатских аэропортах. Восточная Азия довольно
быстро оправилась от последствий SARS, в первую очередь благодаря
краткосрочности кризиса. Уже в 2004 году темпы экономического роста в
Гонконге и Сингапуре вернулись на прежний уровень, на росте Китая
атипичная пневмония вообще практически не сказалась. За первые шесть
месяцев 2003 года экспорт из Китая вырос на 30% по сравнению с 2002
годом, и это несмотря на то, что основной удар атипичная пневмония
нанесла по югу КНР, где находится значительная часть экспортных
производств.

По словам опрошенных «Экспертом» представителей крупных гонконгских
компаний и азиатских представительств транснациональных корпораций,
вспышка атипичной пневмонии вынудила многих из них разработать
специальные программы подготовки к возможным ограничениям на
передвижения персонала. Речь идет в первую очередь о большем
использовании видеоконференций и создании условий для автономной
работы отдельных отделов и подразделений. Резко выросли инвестиции в
IT. У ряда компаний появились специальные инструкции, в которых
подробно описано, как тот или иной департамент должен действовать в
случае объявления карантина.

Понятно, что сегодня крупный бизнес волнуют совсем другие проблемы, но
наработанные методики могут пригодиться в будущем. Тесное соседство
человека и животных в Азии и Африке еще наверняка обернется новыми
неприятными сюрпризами.

Сингапур-Гонконг


NewsRu.com
07 Jan 2009

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom