«Я возьму свое там, где увижу свое»

Минувший 2007-й год завершился на победной для официальной Астаны ноте. Казахстан получил право на председательство в ОБСЕ. Правда, не в 2009 году, как хотелось, а в 2010-м, что в принципе тоже неплохо. Зарубежные обозреватели, в том числе наш постоянный автор Аркадий ДУБНОВ, комментируя этот факт, не преминули заметить, что победа далась Казахстану недешево, поскольку ради достижения заветной цели «Ак-Орде» пришлось пойти на определенные договоренности и уступки Западу, и даже больше того - устроить в некотором смысле «подставу» России.

Говоря о «подставе», наблюдатели явно подразумевали выступление министра иностранных дел РК Марата ТАЖИНА на 15-м совещании министров иностранных дел (СМИД) государств-участников ОБСЕ. Г-н Тажин сказал: «Казахстан обязуется сохранить Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) и его существующий мандат и не будет поддерживать какие-либо будущие попытки ослабить их. В качестве потенциального председателя Казахстан обязуется быть справедливым и объективным лидером, и не будет участником каких-либо предложений, которые создают проблемы для БДИПЧ и его мандата».

По мнению некоторых экспертов, это заявление главы казахстанского МИДа не могло понравиться России, которая требует реформирования института БДИПЧ, да и всей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в целом.

Так чего же теперь следует ожидать Казахстану во взаимоотношениях с северным соседом? Не выйдет ли нам это председательство боком? Что думают по этому поводу казахстанские аналитики и политологи? Наш сегодняшний комментатор - Николай КУЗЬМИН, политолог, востоковед, в недавнем прошлом начальник аналитического отдела МИД РК, а ныне - редактор отдела политики журнала «Эксперт Казахстан».

- Николай, прежде всего, как Вы считаете, является ли удовлетворение заявки Казахстана на председательство в ОБСЕ достижением казахстанской внешней политики? Согласны ли Вы с тем, что это для Казахстана благо?

- Безусловно, это достижение, потому что Казахстан этого добивался и добился, в конечном итоге, преодолев различные преграды и препятствия.

А вот благо это для Казахстана или нет? В целом для страны председательство в ОБСЕ, как и председательство в любой другой организации - вопрос престижа. А поскольку Казахстан - это президентская республика, и внешняя политика государства - это президентская внешняя политика, то, следовательно, получение права председательствовать в ОБСЕ - вопрос престижа лично президента РК Нурсултана Назарбаева.

Разумеется, мы тоже можем гордиться удовлетворением казахстанской заявки на председательство, но в первую очередь это нужно и важно для президента. И именно потому, что это было так нужно и важно президенту, Казахстан и добился своей цели.

Причем получил даже больше, чем мог рассчитывать. Несмотря на жесткое противостояние политических оппонентов Назарбаева, то бишь казахстанской оппозиции, которая говорила, что согласие ОБСЕ предоставить Казахстану председательство подорвет имидж этой организации и что решение этого вопроса невозможно без выполнения руководством страны определенных требований (либерализации законов о выборах, о СМИ, о политических партиях и т.д.), Казахстан был избран председателем как равный среди равных.

Международное сообщество, таким образом, подтвердило свою приверженность принципу равенства и не стало выдвигать каких-либо условий будущему председателю ОБСЕ. А казахстанский режим получил возможность говорить об этом, в общем-то, дежурном мероприятии как о достижении и использовать факт получения поста председателя в пропагандистских целях внутри страны.

- Но Вы согласны с теми наблюдателями, которые утверждают, что, пойдя на некоторые уступки Западу ради достижения заветного председательства, Казахстан попал в довольно щекотливую ситуацию, осложнив отношения со своим ближайшим союзником - Россией? Речь, прежде всего, идет о заверении г-на Тажина сохранить мандат БДИПЧ в неприкосновенности...

- Я склонен расценивать слова г-на Тажина иначе. Он сказал на совещании в Мадриде то, что от него хотели услышать.

- Однако, пусть даже только на словах, но г-н Тажин все-таки не поддержал Россию, которая требует реформирования БДИПЧ?

- Да, безусловно. Но, как известно, Россия на СМИД в Мадриде вышла с двумя требованиями. Причем оба были сформулированы достаточно жестко, и за обоими чувствовалась скрытая угроза: дескать, если вы их не выполните, то зачем вы вообще нужны?

Требования, как мы помним, были однозначны. Во-первых, сделать Казахстан председателем. Во-вторых, реформировать работу наблюдательных миссий БДИПЧ. Ни то, ни другое требование ранее не поддерживалось западными государствами. Однако отказ по обеим позициям мог привести в итоге к заявлению России, что все ее предложения отвергаются и что она не может далее работать в таких условиях. И все это - на фоне неоднократных замечаний России, что она недовольна нынешней деятельностью ОБСЕ, что она готова рассматривать вопрос о финансировании организации и т.д. При этом Россию поддержали почти все страны СНГ - чуть ли не единым фронтом.

- Таким образом, это был некий шантаж? ОБСЕ предлагалось выбрать - либо председательство Казахстана, либо реформирование БДИПЧ?

- Конечно. Из двух, образно выражаясь, «зол» было выбрано меньшее. Заметьте, что до самого последнего момента по председательству РК не было никакой определенности. У многих участников совещания были сомнения. И чуть ли не накануне СМИД еще шли переговоры относительно того, какое решение следует принять по заявке Казахстана.

- Получается, что заявление Марата Тажина сделано вовсе не в пику России? Это все - один и тот же спектакль по общему сценарию?

- Абсолютно верно! Есть и еще немаловажные обстоятельства. После унизительного для Казахстана решения по его заявке в Брюсселе в 2006 году перед руководством страны замаячила перспектива остаться без кресла председателя вообще. Но поскольку этот пост завоевывался не столько для Казахстана, сколько для главы государства, то президенту рассказали, что от председательства Казахстану будет больше головных болей, чем престижа.

Ну, что, мол, такое - ОБСЕ? Это организация, которая утратила свое былое значение для Европы, структура даже не второго, а третьего плана, никаких серьезных решений она не принимает, на ключевых постах в ней все больше восточноевропейцы - словаки, болгары, поляки, прибалты... Да при нашей-то нефти помани пальцем любого из них - тут же прилетит.

А когда Казахстан станет председателем ОБСЕ, то высшие чиновники РК (не сам президент, конечно) должны будут отчитываться перед поляками, литовцами, болгарами о том, как обстоят дела с правами человека в Казахстане, выслушивать критику, доносить потом эти неприятные вещи до президента. А там, глядишь, и самого президента об этом спросят. Ну, кому это надо?!

А ведь есть организации, гораздо более солидные и серьезные, как, например, ассоциация «Международная глобальная инициатива Клинтона», которая занимается вещами более весомыми, нежели права человека и принципы демократии. Это, скажем, проблема парникового эффекта, другие глобальные проблемы - потепление, изменение климата, борьба с бедностью и пр. В деятельности этой ассоциации участвуют серьезные солидные люди, в чем г-н Назарбаев смог убедиться, побывав осенью прошлого года во время своей поездки в Нью-Йорк на одном из мероприятий этой ассоциации.

Так что, по большому счету, официальной Астане в этом году на самом деле было практически все равно - станет ли Казахстан председателем или нет. Потому-то и было заявлено, что независимо от того, какое решение будет принято по заявке, Казахстан продолжит свой путь демократических реформ. Другими словами, Казахстан дал понять, что не пойдет на поводу у Вены, скажем так. И, по моей информации, накануне СМИД у президента была такая позиция: ни на какие уступки не идти, оно того не стоит. Не дадут кресла председателя - займемся реформированием БДИПЧ...

Поэтому я считаю разговоры о том, что Казахстан выступил против России, просто смешными.

- А каково Ваше мнение относительно ситуации вокруг Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ)? Как известно, Россия наложила на него мораторий, требуя от стран-участниц НАТО ратификации этого договора. Не потребует ли Россия от Казахстана аналогичных действий?

- Думаю, что не потребует. Россия никогда еще не пыталась принудить Казахстан к каким-то демонстративным шагам в свою поддержку. Ей нужна поддержка иного рода. Россия требовала и будет требовать от Казахстана только одного - чтобы нефть и газ шли, что называется, в правильном направлении. Это и есть реальная политика. А ОБСЕ, демократия и прочие дела в том же духе - это виртуальная политика.

- Значит, Вы полагаете, что ни Казахстан, ни Белоруссия, ни Украина не будут задействованы в борьбе России с усиливающимся влиянием НАТО?

- Разумеется, они будут задействованы, но в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). И называться этот, по большому счету, военный шантаж будет не борьбой с НАТО, а сотрудничеством ОДКБ и НАТО.

Это тоже, в отличие от ОБСЕ, реальная политика. А ОБСЕ - это игра. И сегодня все делают вид, что в этой игре победил Казахстан, хотя в принципе это сделка с Россией, которая продвинула на пост председателя ОБСЕ своего ближайшего политического и военного союзника. И то, что Россия сумела перебороть противников председательства Казахстана, идет ей в зачет.

- Кстати, о правильном направлении нефти и газа. Россия же получила от Казахстана желаемое. Я говорю о недавнем соглашении - о строительстве новых нефтяных и газовых магистралей. Как Вы думаете, не слишком ли Казахстан увлекается многовекторностью в политике, заключая одновременно соглашения такого рода с Россией, с США и возглавив в этом году межгосударственную организацию ТРАСЕКА, цель которой - способствовать налаживанию прямых торгово-экономических связей республик Центральной Азии с Европой через Каспийское море, Закавказье и Черное море или Турцию, то есть в обход России?

- Хочу напомнить одно расхожее выражение. Политика - это искусство компромиссов. И если Казахстан сотрудничает с США, то вовсе не означает, что мы делаем это назло России. Международные отношения не могут быть только черно-белыми. Тут масса нюансов и оттенков. Сотрудничать нужно со всеми, если это выгодно.

Борис Гребенщиков поет в одной песне: «Я возьму свое там, где увижу свое». Казахстан, безусловно, будет получать выгоду на всех возможных направлениях. Поэтому я уверен, что казахстанская внешняя политика будет направлена на то, чтобы, оставаясь союзником России, республика получала все возможное от Запада, причем мы, используя российский опыт, уже готовы говорить с Западом довольно жестко. История с Кашаганом в этом смысле показательна.

В целом же позиции Казахстана в экономике и политике мне кажутся достаточно прочными. Другое дело, что сама наша экономика остается весьма уязвимой. Но это, к сожалению, отражается не на чиновниках, а на населении...

http://novgaz.com/index.php?option=com_content&task=view&id=150&Itemid=1

Беседу вел Александр ВЛАДИМИРОВ
Новая газета KZ
12 Jan 2008

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom