Бурджанадзе: мы хотим нормальных отношений с Россией

В Грузии состоялось голосование на досрочных президентских выборах, а также
референдумах о переносе сроков парламентских выборов и о вступлении в НАТО.
Исполняющая обязанности президента Грузии, спикер парламента страны Нино
Бурджанадзе ответила на вопросы Би-би-си.

Би-би-си: На ваш взгляд, есть ли у нынешних президентских выборов в Грузии
какие-либо отличительные черты?

Нино Бурджанадзе: Да, безусловно. Во-первых, это, действительно, выборы,
где самая высокая конкуренция, и реальная конкуренция между кандидатами.
Во-вторых, я могу сказать, что во время этих выборов можно назвать
беспрецедентным тот уровень сотрудничества, который есть сейчас у
государства с международными организациями, с БДИПЧ, ПАСЕ, Советом Европы и
так далее.

Мы действительно очень активно сотрудничаем в этом направлении, есть
беспредентное количество наблюдателей, практически около тысячи, и это
действительно заслуга руководителей страны. Я лично, например, обзвонила
всех моих коллег по парламентской линии и просила их прислать как можно
больше наблюдателей, чтобы доверие к выборам было очень высокое.

Поляризация во время выборов в Грузии всегда была тоже очень высокой. К
сожалению, мы никак пока не можем перейти в такое нормальное русло, когда
выборы не будут историческим событием, но, я думаю, мы все-таки перешагнем
этот рубеж и выборы будут признаны нормальными, демократичными и
свободными.

Би-би-си: Как вы можете прокомментировать утверждения некоторых лидеров
оппозиции, что предвыборная кампания проходила с нарушениями со стороны
кандидата от правящей партии и что власти пошли на любые действия, чтобы
обеспечить его победу?

Н.Б.: Что значит - "власти пошли на любые действия"? Знаете, сказать можно
все, что угодно. Во-первых, наш кандидат был самым активным, скажем прямо.
У него было по шесть, по семь, по восемь встреч в день тогда, когда некоторые
кандидаты в президенты проводили по три встречи, а другие вообще не
проводили никаких встреч.

Что касается, допустим, одного из обвинений, что мы, например, выдавали
ваучеры на оплату газа, электроэнергии и так далее малообеспеченным людям,
но, простите, это были обещания, которые Саакашвили дал в бытность
президентом, когда еще никто не говорил о выборах и не знал, что они вообще
будут, еще в октябре давал своим людям.

Что же нам было делать? Раз назначены выборы, отказаться от выполнения
своих обязанностей? Я, например, заявила об этом и со всей ответственностью
заявляю сейчас, что если бы это были обещания не того кандидата, которого я
поддерживаю, а любого другого кандидата в бытность его президентом, я бы
все равно выполнила их. Потому что я надеюсь, что когда-нибудь Грузия станет
страной, где следующие президенты или исполняющие их обязанности, выполняют
обещания предыдущих, независимо от того, нравится им предыдущий президент
или нет. Обещания, данные народу, нужно выполнять. Конечно, люди помнили,
что это были обещания Саакашвили, но это не наша вина, если мы обещаем и
делаем то, что обещаем.

Наверное, были какие-то нарушения, безусловно, но не в том масштабе,
однозначно, о котором говорит оппозиция. Я создала специальную
межведомственную группу, которой руководила министр юстиции и главной целью
которой было реагирование на любое нарушение или информацию о нем,
поступившую со стороны оппозиции.

Я могу вам сказать, что абсолютное большинство таких информаций
просто-напросто не подтверждалось. Поэтому еще раз говорю, что кампания
была неидеальной, идеальной кампании, наверное, нет нигде в мире, тем более в
государствах с новой демократией, но кампания в целом проходила в
соотвествии с демократическими нормами и стандартами. Я надеюсь, что это
будет сказано и в докладах БДИПЧ и других международных организаций. Что
касается нарушений, то на любые из них будет адекватная реакция со стороны
государства.

Би-би-си: Что намерены предпринять власти, если оппозиция не согласится с
итогами выборов и снова выведет на улицы своих сторонников?

Н.Б.: Мне кажется, что это будет очень сложно для оппозиции, потому что мы
делаем все, чтобы выборы прошли нормально и после того, как они пройдут
демократично, после того, как международные сообщества, надеюсь, это
отметят, оппозиции будет достаточно сложно вывести большое количество
народу. Ну, может быть, выйдут те, у кого есть конкретные интересы, или те,
кто так ненавидит власть, что не смотрит ни на что другое, или люди,
которые связаны с силами, желающими дестабилизировать ситуацию в Грузии.

Если манифестация или митинг, проводимые оппозицией, будут проходить в
рамках закона, то, естественно, государство не будет ни на что реагировать,
и будет вести себя так же, как и любое другое. Если же кто-то попытается
дестабилизировать ситуацию в государстве, мы все равно будем действовать в
рамках закона и Конституции, однако никому не дадим возможность
дестабилизировать ситуацию в стране, защитим демократию и стабильность и
спокойствие нашего народа.

Би-би-си: Не считает ли вы, что демократический имидж Грузии серьезно
пострадал после событий 7 ноября?

Н.Б.: Да, безусловно, эти события нам серьезно навредили, потому что для
всех, в том числе и для нас самих, они были неожиданностью. Видимо, слишком
хорошо это планировалось, но не в наших властных структурах и кулуарах.

Я думаю, что последние события, которые имели место, когда мы, совершенно
неожиданно для нас, благодаря хорошей работе наших правоохранительных
рганов, получили видео- и аудио- записи разговоров тех людей, которые
пытались совершить государственный переворот в Грузии, где они говорят:
неважно, демократично пройдут выборы или нет, в любом случае нужно выводить
людей на улице и свергать эту власть, - мне кажется, очень многие люди,
объективно и справедливо смотрящие на ситуацию, поняли и поверили нам, что
страна стояла перед очень и очень большой опасностью.

Используя не самые лучшие методы, безусловно, никто не хотел использовать
силу - ни президент, ни я, и мы не были рады этому, нам пришлось это
сделать - мы спасли страну от глубочайшего кризиса и от возвращения в 90-е годы, когда страна была абсолютно разорвана на части гражданской войной.

Би-би-си: Как вы относитесь к предложениям отказаться от президентского
правления и перейти к парламентскому, а то и к конституционной монархии?

Н.Б.: Я категорически против парламентской республики. Конечно, абсолютное
большинство простых граждан, которые просто поддержали идею парламентской
респуболики, не понимают, какую опасность для такой страны, как Грузия,
таит в себе парламентская республика. Люди как бы были привлечены тем, что, в
принципе, парламентская республика - это хорошая модель, и во многих
стабильных государствах эта модель хорошо работает.

Но, не надо забывать, в какой мы ситуации: это страна, в которой есть два
нерешенных конфликта; что самое главное - это страна, где нет еще сильной
политической культуры и сильных политических партий - основы основ каждого
государства. Как минимум, две политические партии в стране должны быть
очень сильными, очень ответственными, для того, чтобы в случае кризиса хотя бы
создать коалиционное правительство. Этого в нашей стране, к сожалению, нет.
Она не готова к парламентской модели. Поэтому разговор о парламентской
модели в Грузии, это, как минимум, политическая близорукость.

Би-би-си: Вы упомянули конфликты. Не думаете ли вы, что положительный ответ
на плебисците в отношении членства в НАТО еще более усложнит отношения
России и Грузии и отрицательно скажется на вопросе о конфликтных регионах.
Тем более, что со дня на день ожидается решение косовской проблемы, которое
скажется на разрешении этих конфликтов не лучшим образом, как об этом
говорят российские власти.

Н.Б.: Я бы задала вам вопрос: когда вы говорите об ухудшении
российско-грузинских отношений, куда дальше? Что будет дальше? Россия нам
войну объявит, или что? Грузия-то не собирается, естественно, войну
объявлять, ну, а так мы находимся, практически, в состоянии холодной войны.
Поэтому, к сожалению, мы дошли до такой стадии российско-грузинских
отношений, когда еще больше ухудшать их просто невозможно.

Я как раз думаю, что наоборот. Мы как раз находимся на перекрестке, и я
думаю, если наконец-то решится вопрос относительно, как минимум, участия
Грузии в [натовской программе] MAP, это как раз поставит эти отношения в
какое-то определенное нормальное русло.

Россия наконец-то начнет понимать, что хорошие отношения Грузии с НАТО и
Евросоюзом ни в коем случае не значат автоматически плохих отношений с
Россией. И то, что у нас нет никаких планов делать что-то назло России.
Наоборот, мы хотим нормальных добрых отношений. Но если Россия будет
продолжать в том же духе, если она будет поддерживать сепаратистов в
Абхазии и Южной Осетии, то, конечно, наши отношения от этого лучше не станут. А от НАТО мы не откажемся.

Адрес статьи на bbcrussian.com
http://news.bbc.co.uk/go/pr/fr/-/hi/russian/international/newsid_7173000/717


BBC
07 Jan 2008

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom