"Золотой телефон" Рахата Алиева
Аудиофайл Аудио, размер - 6095.10 Кбт


"Золотой телефон" Рахата Алиева
«Крестный тесть» выйдет в свет в первом квартале 2008 года

Интервью с Рахатом Алиевым.


Альтернативная ссылка на аудио-файл - http://ifolder.ru/4510119

Вчера, 10 декабря, у, как его теперь модно называть, «венского изгнанника» Рахата Алиева был юбилей – ему исполнилось 45 лет. Пользуясь этим, мы решили связаться с экс-послом Казахстана в Австрии и задать ему несколько вопросов.
Наш разговор мы и представляем вниманию слушателей «Радио Инкар-Инфо», заранее извиняясь за качество связи, а, следовательно, и записи беседы.

– На Совещании министров иностранных дел в Мадриде Казахстан был избран председателем ОБСЕ в 2010 году. Насколько нам известно, именно вы начинали разрабатывать этот вопрос в вашу бытность представителем Казахстана в этой международной организации. Довольны ли Вы сегодня тем, что Ваша инициатива была реализована?
– Я рад, что Казахстан добился искомой цели. Но и как в 2003 году, когда я на постоянном совете ОБСЕ озвучил идею о председательстве Казахстана, были недвусмысленные позиции западных стран и стран СНГ, были противники и в Астане, которые не воспринимали эту идею. Фактически было как бы два лагеря: один лагерь, который поддерживал эту идею, и второй, который был против этого.
На чем основывался такой взгляд. Во-первых, консервативные силы внутри страны не хотели изменений, чтобы внутреннее казахстанское законодательство соответствовало международным стандартам. Потому что была необходима имплементация международного законодательства, чтобы казахстанское законодательство соответствовало стандартам ОБСЕ.
В том числе недвусмысленная позиция была и у главы государства, на которого оказывали давление, в первую очередь, КНБ, силовые структуры, которые не хотели того, чтобы наше законодательство в различных сферах (это и пенитенциарная система, и в области прав человека), соответствовало высоким международным стандартам.
Но даже то, что Казахстан добился данной цели, не говорит о том, что перед казахстанской делегацией в Мадриде не ставились условия для председательства. И то, что министр иностранных дел в своем выступлении публично отрекся от совместного заявления стран ОДКБ о том, что необходимо реформировать офис в Варшаве Бюро по демократизации и правам человека, говорит о том, что очень сильное давление на него оказывали делегации США, Великобритании и других стран.
И те высокие обязательства, которые Казахстан взял на себя, данные делегации, конечно же, будут контролировать в течение этого 2008 года. Как в очередной раз Казахстан отойдет от своих публичных высказываний или на деле докажет, или в очередной раз просто обманет. Но все равно председательство Казахстана еще раз будет в центре, в фокусе этой международной организации. И то, что происходит во внешней и внутренней политике Казахстана будет под пристальным вниманием организации. И Казахстан попадает под жесткий и критический фокус и внимание всех членов ОБСЕ, а их 56 стран.

– Как Вы считаете, это решение еще может быть пересмотрено? Или оно уже окончательное, и Казахстан станет председателем ОБСЕ в 2010 году?
– Нет, это решение уже не будет пересмотрено, потому что оно базируется на консенсусном решении, когда все члены ОБСЕ, не большинством голосов, а единогласно должны поддержать кандидата. И это произошло – повторного голосования уже не будет. Этого нет в практике организации.
Я хочу подчеркнуть, что председательство в этой организации, оно, состоит из тройки председателей: предыдущий председатель, действующий председатель и будущий. Фактически руководство организацией не одна делегация ведет, а именно три.

– Рахат Мухтарович, давайте поговорим о так называемом деле «Рахатгейта», о судебном процессе, который проходит в Алматы. Вы следите за его ходом?
– Я в курсе, что проходит суд, но меня не известили о том, что идет такое судебное заседание. Во-первых, я его полностью не признаю. То, что он проводится в заочном режиме, это все делается по заказу главы государства, который еще в начале июня торжественно, в ходе интернет-конференции, сказал, что доведет сфабрикованное против меня дело до конца. Но, видимо, тот сценарий, который придумали три силовика, этот фарс и продолжается. Как я могу еще комментировать?

– То есть это тот самый сценарий трех силовиков, о котором говорилось в одном из подслушанных телефонных разговоров?
– Да, в одном из разговоров, который, кстати, был записан сотрудниками КНБ.

– Что касается телефонных разговоров. В стране нет ни одного человека, который бы сомневался в том, что слив информации – дело рук Рахата Алиева. Все прекрасно понимают, что это идет от Вас. Вы же упорно отрицаете свою причастность к этим материалам. Зачем Вам это надо, ведь все равно Вам никто не верит? Не вижу логики отказываться от авторства.
– Я не понял, какая логика, и что вы имели в виду в вопросе?

– Ваши утверждения в наших предыдущих интервью о том, что Вы не имеете к этим материалам ни какого отношения, здесь в Казахстане не воспринимаются…
– Ну я это не делаю для того чтобы… Это, во-первых, не говорит о том, это я лично делаю. Меня меньше всего беспокоят те сплетни и слухи, которые распространяет тот же КНБ. Я думаю, к ним надо обратиться за комментариями.Те высокопоставленные лица, которые фигурируют в телефонных разговорах, они, к сожалению, не комментируют. Мало того, КНБ возбудил уголовное дело, опять же, в отношении меня и других двадцати высокопоставленных сотрудников КНБ, которые уже на протяжении полугода находятся в следственном изоляторе КНБ. По-видимому, у них нужно взять комментарии.
А то что появились данные телефонные разговоры, в том числе главы государства, говорит о том, что в КНБ работают достойные профессионалы, которые устали от коррупции, от лжи, от того, что верхушка власти коррумпирована, пронизаны все ветви власти. Они отошли фактически от государственных интересов, и защищают только свои частные преступные интересы. И я, как бывший… один из руководителей КНБ, с большим уважением отношусь к тому подвигу, который они совершили и совершают. Много есть людей в правоохранительной системе, которым небезразлична судьба страны.

– Вы говорите, что никто не комментировал эти записи, Но ведь Владимир Ни и Владимир Ким на пресс-конференции в Астане прокомментировали одну из записей про самолет для президента? Они утверждают, что такого разговора не было, и в принципе не могло быть.
– Но это же легко… Тогда зачем возбуждать уголовное дело? И в январе, как мне сообщили мои бывшие коллеги, о том, что состоится суд и на суде это и будет выяснено.
Можно же легко идентифицировать эти голоса. И я не являюсь истиной в последней инстанции. И я не хочу, это только суд может. К сожалению, они же не обращаются в суд, а в суде можно было доказать. Но ведь никто же не обращается в суд, как в нормальном свободном демократическом государстве, где разделены все ветви власти?! Тем более это связано с коррупционной деятельностью приближенных к главе государства.

– Может быть, именно поэтому не обращаются?
– Ну а что обращаться в суд, когда у нас в стране… Вы что не знаете, кто решения выносит по судебным искам? Это решают руководители администрации и председатель Верховного суда. И если, не дай Бог, кто-то ослушается этого указания, то на второй день судья потеряет свое место. У нас же президент назначает всех судей, начиная с районных и заканчивая Верховным судом. Соответственно каждый боится и беспокоится за свою судьбу. Так страна выстроена, что в руках одного человека находится и исполнительная, и законодательная, и судебная власть.
– Давайте попробуем порассуждать вместе. На Ваш взгляд, чем могла быть вызвана пауза в появлении материалов? Раньше они выходили довольно регулярно и вот уже четвертую неделю – перерыв. Кое-кто из аналитиков полагает, что это связано с тем, что источник этой информации вступил в переговоры с властями Казахстана. Как Вы полагаете, насколько возможно, что такие переговоры могут иметь место и, соответственно, из-за этого замолчало Агентство независимых расследований?
– Ну… предполагать, располагать, комментировать, наверное, на то есть люди, которые анализируют и предполагают. Я никак не могу комментировать и не хочу комментировать предположения, различные толкования, сплетни и слухи. Что касается меня, то я не хочу комментировать, и не в моих правилах комментировать такие сплетни.
По видимому, я даже… Мне трудно что-то сказать по этому поводу… Если Вы намекаете на мое какое-то участие в этом, то я занимаюсь своими делами. Работаю, как я говорил, над выпуском книги, в которой я буду использовать и данные материалы в полном объеме.

– А что вы можете сказать по поводу промелькнувших в прессе слухов о том, что Вас видели вместе со своей бывшей женой в Европе? Более того, появились слухи, что Вы якобы встречались с самим Президентом Назарбаевым во время его последней поездки в Европу?
– Я не встречался ни с Президентом, ни со своей бывшей супругой. Ну, это опять из области фантастики. У меня такой принцип – не комментировать сплетни, Но раз вы спросили, я говорю, что у меня не было никаких встреч и контактов.

– В жизни все зачастую очень резко меняется и то, о чем мы даже не предполагали, становится реальностью. Кто год назад мог предположить, что Вам придется скрываться за границей. В этой связи Вы допускаете, что ситуация может измениться и между Вами и президентом Назарбаевым может быть найден компромисс?
– Во-первых, Вы тоже подвержены той пропагандистской машине, которая промывает мозги в Казахстане. Я не скрываюсь, а живу в Австрии, В Европейском Союзе. У меня официальный вид на жительство, оформленный в соответствии с законодательством Австрии. Я свободно передвигаюсь по Европейскому Союзу. Я не считаю, что я ограничен в чем-то – я свободный человек. Я передвигаюсь, я высказываю свою точку зрения. Я работаю с политической элитой Европейского Союза в качестве эксперта по Центральной Азии, по Казахстану, по СНГ. Я ни в чем не ущемлен в своих правах.
Что касается контактов, я не считаю, что необходимы какие-то революционные методы в политической работе. В том числе, в и своей, прежде всего. Я считаю, что политика – это и искусство компромисса. Но в то же время, – на каких условиях. Если власть даст возможность появлению именно нового законодательства о СМИ, который действительно будет гарантировать свободу слова, если будут новые законы, которые будут гарантировать права человека в Казахстане, если будет изменена Конституция, которая сейчас дает возможность одному лицу находиться у власти пожизненно, фактически. Тогда – почему нет? Но только на условиях того, что народ действительно мог влиять на ситуацию, как во внутренней политике, так и во внешней. В этих условиях, конечно же, нужно садиться за стол переговоров и обсуждать эти насущные проблемы. Но играть в профанацию, играть в видимость каких-то переговоров, это мы видим на примере той же политической близорукости так называемых псевдодемократов, псевдооппозиции, квазиоппозиции, которая не только финансируются из «Ак-Орды», но и вводит в заблуждение протестный электорат. На этих условиях, конечно же, невозможно вести диалог. Но я в рамках своей позиции поддерживаю здоровые конструктивные демократические силы и в оппозиции.

– Вы уже неоднократно говорили о том, что готовите к изданию книгу. Не могли бы Вы назвать примерных сроков ее появления?
– Ну это же творческий процесс (смеется), это же не написание какой-то диссертации или бизнес-плана, какого-то контракта. Появление этой книги я запланировал в первом квартале следующего года. А как оно будет? Хочется сделать действительно интересную книгу для читателей, как Казахстана, так и на Западе. Потому что разная ментальность обществ, и необходимо сфокусировать так, чтобы было интересно всем. Но и, конечно же, вся книга будет основана на фактах.
У меня опыт есть в написании докторской диссертации. Я написал две диссертации – одну по медицине, вторую – по экономике и обе защитил в Москве. Присуждены они ВАКом России, чтоб не говорили, что я в Казахстане, пользуясь какими-то рычагами, получить их. Хотя в Казахстане, по-моему, уже все чиновники если не получили докторскую степень, то это для визитной карточки у них уже ниже достоинства.

– Ну и последний вопрос. Вы намекали, что имеете информацию о причастности высших государственных чиновников к убийству Алтынбека Сарсенбаева. Что это за информация? Если это действительно так, то понимаете ли Вы, что ее публикация способна повлиять на политическую ситуацию в стране?
– К сожалению, у меня есть фактический материал по данному делу, по политическому убийству Алтынбека Сарсенбаева. Я хочу именно на основе своих собственных документов и собственного расследования отразить это в данной книге.
Но, как мы видим, те же соратники по партии Алтынбека Сарсенбаева, их это мало волнует, их больше волнует собственная персонификация в истэблишменте, выстраивание собственных отношений с «Ак-Ордой».
Я это делаю, прежде всего, для восстановления истины. И я тоже не могу быть истиной в последней инстанции. Я могу лишь пролить свет на многие факты по вовлечению высших должностных лиц, которых не коснулась наше самое гуманное в мире казахстанское правосудие, где были отсечены многие фигуранты по делу, так как дальнейшее их преследование могло бы задеть, в том числе, и главу государства.

– А почему Вы, обладая такой информацией, скрываете ее? С юридической точки зрения это можно расценить как пособничество тем, кто убил Алтеке. Вы так не считаете?
– М-м-м (неуверенно)… Трудно комментировать… такой вопрос…
Многие в той же оппозиции – агенты спецслужб, которые состоят на специальном учете, в качестве платных агентов КНБ. Они хотели и распространяли данную информацию в отношении меня… Но я же не могу быть голословным, основываясь на каких-то голословных своих предположениях или еще что-то. Прежде чем, говорить «А», нужно думать, как сказать и «Я». Все, то есть, буквы алфавита…
Я не выдвигаю ни в коем случае обвинений в адрес кого-то, я просто хочу, чтобы все тайное стало открытым и явным. Это аксиома, которая не мною сказана, и в историческом плане она все равно найдет свое отражение. И окончательную точку в данном вопросе, я думаю, скажет время. История!
И того человек, который стоял в рамках организации этого убийства, пока с него не снимут государственный иммунитет, сложно будет привлечь к ответственности. И, по-видимому, и это один из фактов, который стимулировал изменения в нашей Конституции о том, чтобы дать ему возможность править пожизненно.
…Я считаю, что окончательную точку поставят тогда, когда данный персонаж уйдет с политической сцены.

– Вы сейчас говорите о своем бывшем тесте?
– Ну… вот… я бы не хотел… (неуверенно) Да, я говорю о бывшем тесте.
Но я бы не хотел постоянно возвращаться (смеется) к тому, что это бывший тесть, такой-то тесть. Да, нас связывали родственные отношения с ним. И я не отказываюсь от того, что я был в ближайшем круге президента. Но сейчас я говорю о том президенте, который совершил конституционный переворот в нашей стране и захватил в мае месяце, в июне месяце… фактически конституционный переворот произошел. И мало кто на это обратил внимание, как в нашей стране, так и за рубежом.
И уровень нашей политической оппозиции, к сожалению, не может именно конструктивно предлагать возможности для инициирования такой ситуации, когда «верхи не могут, низы – не хотят». У нас получается (смеется) и «низы не хотят» и верхи – не хотят.

– Спасибо за интервью.
– До свидания!

http://www.inkar.info/?id=1288

http://www.inkar.info/get.php?web=podcast-2007-12-11-59319.mp3


Сергей Хецуриани

«Радио Инкар-Инфо»

13 Dec 2007




"Государство может это ... делать?!" Расшифровка телефонных разговоров Назарбаева.


Пока президенту Назарбаеву лондонские акционеры Казахмыса покупают самолеты, казахи экономят на газе и электричестве, их выселяют из очередных шаныраков.

http://TambovSaratov.xaker.ru/A330/samolet.wav

Ни – Ни Владимир Васильевич – бывший управляющий делами президента
К – Володя – Ким Владимир Сергеевич – олигарх-миллиардер
Н – Назарбаев Нурсултан Абишевич – Президент РК


Ни: Володя, мы, когда вот сидели, обсуждали самолет новый, 330-й. Непонятно, почему я написал: 100 человек?
К: Нет, там 35 плюс 12. Это получается … 35 плюс 12.
Ни: А почему я написал: 100 человек?
К: Нет, там 35 – бизнес класса, 12 – первого класса.
Ни: А внизу что-то есть, наверное, тоже?
К: Внизу, там дополнительно. Если сам решение примет, Хозяин самолета, тогда мы добавим, и там будет дополнительно 3 спальных места всего.
Ни: Три спальных места … Тогда я что-то ошибся, записал. Сейчас Нурсултану Абишевичу дам трубку.
К: Хорошо.
Н: Алло.
К: Здравствуйте, Нурсултан Абишевич.
Н: Добрый день, Владимир Сергеевич. Как себя чувствуешь?
К: Я хочу Вас поздравить ! Я слушал, как вчера Вы говорили все! Ну, что там говорить, как Вы скажете, так мы и будем делать.
Н: Все будет нормально.
К: Спасибо Вам! Владимир Васильевич рассказал Вам про этот самолет. Вы извините нас, но что делать.
Н: А какая у него дальность?
К: Ну, что сделать до 2010 года, надо что-то же делать?
Н: Делайте, так. Какая у него дальность?
К: Нурсултан Абишевич, вы извините меня. Вы хозяин самолета, он стоит уже. Но кто-то должен там решать, что внутри делать у него.
Н: А какая дальность у него, там показано – везде.
К: Этот самолет считается №1 в мире. Вообще: по дальности, по спокойствию и по безопасности. Самое главное – безопасность. И он больше, на 7 метров … на 10 метров больше чем Ваш. 767-й.
Н: Еще больше? Куда еще?
К: Он длиннее, он шире. Он на метр двадцать шире. И потом, самое главное, Нурсултан Абишевич, столько самолетов мы имеем – неужели мы не можем для Хозяина какой-то самолет. Поэтому, я, честно говоря, уже два года занимаюсь. Вы уж извините.
Н: Слишком большой, понимаешь.
К: Нурсултан Абишевич, Вы сами по себе – больше, чем этот самолет!
Н: Это понятно.
К: Поэтому, Вы знаете, Вы уж извините меня. … Но это уже куплен. Поэтому если Вы скажете, надо нам его раздолбать … Но он уже куплен.
Н: Не надо. Ты где сейчас находишься?
К: Я в Алма-Ате, Нурсултан Абишевич.
Н: Ну, ладно, давай. Здоров будь. Всего доброго.
К: Спасибо, Нурсултан Абишевич! Спасибо за доверие!
Н: Еще вот я вчера предложил. Там будут рассматривать завтра …
К: Нурсултан Абишевич, можно вопрос задать? Вам нравится самолет этот?
Н: Нравится, конечно, но большой сильно.
К: Нурсултан Абишевич! Пусть следующие президенты Казахстана, пусть они летают на меньших самолетах. У нас один президент Казахстана – пусть он летает на большем самолете. Это также самолет как у Путина будет, он заказал заранее. Но у Вас будет первый он! Вы знаете, что Ваш «Airbus» стоит, сейчас на котором летаете. У Путина такой же пришел. Вы не знаете про это? Он не говорил?
Н: Какой у меня есть?
К: Он позже пришел на год. Маленький «Airbus». У него пришел он тоже.
Н: Как у меня?
К: Да, он на год позже пришел. Конечно, мы же все отслеживаем.
Н: А тот 20-й будет в следующем году, на замену?
К: Дело в чем, что он придет в 2010 году. Он придет чуть раньше, но надо же сделать все, что положено делать.
Н: Я понимаю. 320-й, когда будет?
К: 320-й, он через год будет. Вы будете летать в феврале, в марте. Следующего 2008 года. Таких равных не будет. Их три самолета в мире. И Вы бросите все эти «Боинги», полетите в Саудовскую Аравию – там скажут: «Ох! Это у Вас самолет! Мы бы все хотели такие самолеты». Мы уже всех перекупили. Честное слово! Вы не поверите.
Н: Хорошо. Ладно. Государство может это делать. Давай, пока.
К: Спасибо, Нурсултан Абишевич!

Примечание: один Airbus уже есть, два (A-320 и A-330) на подходе. Каждый в эксклюзивном варианте («Летающий дворец») стоит 200 млн. долларов!

http://www.kub.info/article.php?sid=20028


Агентство независимых расследований

КУБ

18 Nov 2007




Сбор «Общака» в миллионах долларов США на партию Нуротан и Фонд Президента (расшифровка телефонных разговоров)

http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t0.mp3

У – Утемуратов Булат Джамитович – управляющий делами президента
Н – Назарбаев Нурсултан Абишевич – Президент РК
Адильбек – Джаксыбеков Адильбек Рыскельдинович – руководитель администрации президента


У: Алло!
Н: Ну, чего. Выяснял чего-нибудь?
У: Нет еще.
Н: Не успел еще. В общем, я нахожу на здание. Видишь, да? Твоя задача столько же собрать для самой партии.
У: Хорошо.
Н: Пусть все участвуют. Наши тоже. Чего в стороне, скажи. И Адильбеку скажи, всем.
У: Хорошо, я так предварительно прикину и покажу Вам. Для одобрения, согласую.
Н: Там же надо нам набирать.
У: Часть на фонд, часть в …
Н: Да. На фонд сколько мы уже там? Названные уже есть?
У: 20 там …
Н: Не будем говорить по телефону.
У: Хорошо.
Н: Потом еще там посмотрим и туда, и сюда.
У: Ну, я … По фонду у меня картина есть уже.
Н: Всех-всех надо.
У: Хорошо, картину я вижу. Я думаю, нет проблем.
Н: На содержание вот этого, вот, офиса в бюджете должно быть предусмотрено?
У: Который мы смотрели?
Н: Да.
У: Да, обязательно, есть он.
Н: По содержанию его самого?
У: Естественно, я прошлом году это все заложил. Однозначно, оно есть.
Н: Потом, там вот эти документы, которые в боксе лежат, в АТФ. Давай может, я их к себе положу? Забери их.
У: Ладно.
Н: Ладно, давай.

№1
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t1.mp3

У – Утемуратов Булат Джамитович – управляющий делами президента
М – Мамин Аскар Узакпаевич – аким Астаны
Адильбек – Джаксыбеков Адильбек Рыскельдинович – руководитель администрации президента
Тимур – Кулибаев Тимур Аскарович – зять президента
Карим – Масимов Карим Какимканович – премьер-министр


У: Алло.
М: Алло, приветствую.
У: С добрым утром. Слушай, два вопроса. Определи, кто от тебя подойдет. По спонсорству. Тебя тоже сюда включили.
М: Какого спонсорства?
У: Для партии «Отан».
М: А что там за спонсорство?
У: Деньги платить надо.
М: За офис, что ли?
У: Ну, не за офис, в вообще список.
М: Ну, я сейчас три миллиона вкладываю, строим городской с нуля. Городской офис партии «Отан».
У: Ну, это ты как аким этим занимайся, а тут индивидуально есть. Тут и Адильбек, и я – и все там – короче.
М: Ну, хорошо. До понедельника не это самое?
У: Все равно этим будешь сам заниматься. От Адильбека тоже другие люди. Тебе зачем заходить ко мне. Я имею в виду, кого ты будешь определять, это самое. Я с Шефом вчера разговаривал – он сказал всех! Всех наших: тебя, Адильбека, меня. Все в этом списке. Тимур там, все-все, Карим.
М: Хорошо, хорошо. Когда это надо?
У: Можно сегодня, можно завтра. Я так по одному всех приглашаю. Не хуралом, а по одному. Там через Адиля (помощник Утемуратова – телефон 7171 74-40-37). Или брат, или кто у тебя такой доверенный.
М: Хорошо… Все в разъездах сейчас.
У: Ну, хорошо. Ч просто по свежим следам. Разговор вчера состоялся. Я тебе сразу звоню.
М: Ага, вы когда уезжаете, Баке?
У: Мы будем еще до 18-го.
М: Точно это?
У: Угу, точно, точно.
М: Ну, я буду и тогда сразу…
У: НУ, давай тогда ничего не решай
М: Я смотрю все в разъездах. Те, кого я могу послать.
У: Ну, хорошо. Мне же клерки не нужны. Хорошо. Тогда в понедельник – вторник сам подойдешь. В понедельник, вернее, в понедельник.

№2
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t2.mp3

У – Утемуратов Булат Джамитович – управляющий делами президента
Н – Нам Олег -Президент-Председатель Совета Директоров АО "Корпорация KUAT


У: Алло.
Н: Алло. Булат Джамитович, Олег Нам.
У: Добрый вечер
Н: Ну, вот один вопрос, который говорили, по спонсорской помощи. В общем, как сказать … Пока у меня год получается убыточным, но я думаю, что порядка трех, наверное я смогу.
У: Олег, там минимальный проход – пять. Вот если я просто по дружески, учитывая это, я тебе могу показать список. И то, минимальные - это знаешь кто – сельхозники. Алибий, вот такие – сельхозники. Остальные – все уходят за десять.
Н: Понятно.
У: Подтянись. Давай лучше пять сделай. Я тебе по минимуму сделаю и все.
Н: Хорошо.
У: Я тебе по-дружески хочу сказать. Однозначно.
Н: Ну по всем параметрам чтоб было нормально.
У: В качестве исключения я покажу тебе. Чтоб ты видел, кто, как там. И могу пойти на встречу: в два платежа сделай. Первый делай, допустим, три, а спустя месяц еще два.
Н: Хорошо.
У: Хорошо. Ты с Адилем свяжись. Он письма официальные подпишет. Через какую ты компанию будешь делать, через одну или через две. Проплату. Если одно письмо – одно письмо. Некоторые разбивают на дочки и так далее. Мы подпишем официально от них, чтоб по телефону не говорить. Они будут официальные письма.
Н: Я понял, тогда через Адиля.
У: Да, через Адиля.

№3
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t3.mp3

У – Утемуратов Булат Джамитович – управляющий делами президента
Ж – Жумашев Сержан - председатель совета директоров компании-застройщика «Capital Partners»
Нуржан – Субханбердин Нуржан - председатель совета директоров «Казкоммерцбанка»


Ж: Алло, это Сержан беспокоит Вас.
У: Привет Сержан.
Ж: Привет, удобно Вам говорить?
У: Да.
Ж: У меня пара вопросов к Вам. По первому … по фонду. Там после нашего разговора, я к Нуржану заходил. Там с моего счета. Там наши совместные компании оплатили. Потом он сказал, что не смог долететь к Вам тогда, не смог с Вами встретиться. Поэтому мы эти деньги, которые перевели, я сказал ему, смотри, потому, что мы эти деньги уже перевели с нашей компании. Ушли. Это Вы или Нуржан при встрече с Вами переговорит. Этот вопрос открытый остался.
У: В плане чего переговорить.
Ж: В плане того, что он считает … Я говорю: это наши совместные, перевели. Надо будет … Он считает, что это совместные мы перевели, Поэтому он хочет с Вами переговорить.
У: Что он считает? Что он считает, что в смысле все что ли?
Ж: Да, он считает, что все. Я сказал, я свою часть выполнил - которые вот эти десять на двоих.
У: Нет, это недоразумение идет. Это считалось, что он один.
Ж: Не, не, не. Это нам на двоих.
У: Ну, тогда сделайте плюс пять. Вот и все.
Ж: Я ему говорил, что я свои пять уже. Хорошо, Булат Джамитович, я с ним сейчас переговорю.
У: Нет, скажи там просто уже отчитались. Не то, что отчитались, уже сказали, что он десять, и ты пять. Так у меня даже зафиксировано.
Ж: Вот поэтому я Вам и звоню. Хорошо, я сейчас ему перезвоню.

№4
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t4.mp3

Нам – Нам Олег - Президент-Председатель Совета Директоров АО "Корпорация KUAT
Н – Ни Владимир Васильевич – бывший управляющий делами президента


Нам: Владимир Васильевич, добрый день!
Н: А, привет Олег! Как ты живешь?
Нам: Ничего, нормально.
Н: Олег, вы партии перечислили деньги. Да, тоже?
Нам: Я знаю, что мы первый транш 3 перечислили и еще 2 должны были перечислить. Но я сейчас …
Н: А, нет. Вам кто дал поручение?
Нам: (мнется) Утемуратов.
Н: Утемуратов. Первый транш 3 и сейчас второй готовите?
Нам: Да.
Н: Прямо перечисление делаете?
Нам: Да, но там … чисто такое … прямо помощь … в счет партии.
Н: Хорошо. Вы ее делаете, перечисление от себя лично или от компании?
Нам: От компании.
Н: А это разрешается, Да?
Нам: Это как помощь, спонсорская помощь.
Н: Хорошо, ясно.
Нам: По-вчерашнему – это другой вопрос. Лично будет.

№5
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t5.mp3

У – Утемуратов Булат Джамитович – управляющий делами президента
Н – Ни Владимир Васильевич – бывший управляющий делами президента
Володя – Ким Владимир Сергеевич – олигарх-миллиардер
Огай – Огай Эдуард - Председатель правления ТОО "Корпорация "Казахмыс"


У: Алло, Ваке!
Н: О!
У: Это самое … Я не знаю по этому телефону, нет … По вот этому «Отану». Вы там эти 20 сделали или нет.
Н: Кого?
У: Вот мне Шеф говорит: ты, это самое …
Н: Там будет, там …
У: Я отчитывался ему. Он говорит, есть эти 20. Я говорю, в этих нету 20. А вообще, он говорит, там должны были четыре физические лица, должны были сделать.
Н: Сделано, сделано. У него. Почему? У него же все?
У: У кого?
Н: У Хозяина. Ну, у кого? У него. Я отдал все счета.
У: Вы в «Отан» сделали?
Н: Да!
У: Я у бухгалтера спрашиваю, она не знает.
Н: Ну, не знает … Все четыре человека. Я тебе фамилии могу назвать.
У: Все перечислили на счет «Отана»?
Н: Да, да, да, да, да.
У: А чего, там женщина – главный бухгалтер*. Я ее спрашиваю: там должны были перечислить четыре по 5 …
Н: 20, ровно 20. Не по 5. 11 …
У: Она нету, говорит, нету.
Н: Нет, есть. Вот слушай меня: 11 – Володя, 5, там с вычетом, все сделано – Огай …
У: В Казахстане сделали?
Н: Нет, мы оттуда загнали в Казахстан. И в Казахстане сделали.
У: Ну, хорошо. На счет «Отана»?
Н: Конечно, а куда же еще?
У: Значит, не попали они.
Н: Нет, уже больше месяца … У Шефа эти платежки.
У: Ваке, я говорю, что главный бухгалтер «Отана» мне говорит …
Н: Ну, не знает она, значит.
У: А?
Н: Не знает, не знает. Платежки все ты знаешь у кого. Четыре платежки. Я передал. Все четыре платежки передал.
У: Ваке, я Вам дам телефон этого главного бухгалтера. Вы или кто там у Вас … Я сейчас еще раз с нею переговорю, если она бестолковая такая, что не может разобраться с деньгами …
Н: Да, да.
У: Я Вам дам телефон, чтоб Вы уже делали …
Н: Да, да.
У: Может там банк «Центркредит» не показывает, блин.
Н: Да, да, да. Все мы сделаем, все сделаем. Что скажете, то сделаем.
У: Давай!

* Главный бухгалтер «НурОтана» - Сулейменова Акшабак Кураловна
Служебный телефон - 7172 55-55-80, факс - 7172 23-60-09.

№6
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t6.mp3

Е – Есимов Ахмеджан Смагулович – заместитель премьер-министра РК, Министр сельского хозяйства
Н – Ни Владимир Васильевич – бывший управляющий делами президента
«Усатый» – Утемуратов Булат Джамитович – управляющий делами президента
Имангали – Тасмагамбетов Имангали Нургалиевич – аким Алматы

Е: Ваке, как дела.
Н: Нормально.
Е: Я вчера был у Еркина Калиева – пятьдесят лет ему было. Хороший парень.
Н: Это авиация, да?
Е: Да. Он приезжал туда в Бельгию три года подряд и приезжал на мой юбилей. И я тогда ему обещал, семь лет назад же было. Я говорю: спасибо тебе, а когда твой будет, я обязательно приеду. Ну и вот, он все приглашал. Я вчера поехал. Я Имангали позвонил, он говорит, давайте съездим. Слушай, говорю, у меня вот такое обязательство и, мы с ним вдвоем без жен поехали.
Н: Хорошо.
Е: На Кок-Тюбе. Там собрали бизнесмены, ну все банкиры, бизнесмены. Он же крупный такой, известный. И он человек хороший – открытый, веселый. Там все собрались, вся элита. Немножко пообщались. Потом подошел этот «Усатый».
Н: Он был тоже?
Е: Он потом подошел. Он подошел, а мы с Имангали ушли. Посидели, и ушли потом вдвоем. Значит, но до этого, когда мы пришли, немножко походили, поговорили. Ну, вы знаете, что он занимается сбором средств для партии?
Н: Кто?
Е: «Усатый».
Н: Не знаю. Откуда я знаю?
Е: Вот так.
Н: Может, Он его туда толкнул, потом чтобы ушел.
Е: Не знаю. Не все довольны, одним словом. Что он занимается этим. Что он этим делом занимается. Ну, ладно потом может быть, встретимся, переговорим.
Н: Да, да. Хорошо.
Е: Я потом. Это очень важно.
Н: Хорошо.

№7
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t7.mp3

Н – Ни Владимир Васильевич – бывший управляющий делами президента
Б – Белович Александр Якубович – председатель совета директоров корпорации "Базис-А"


Н: Алло.
Б: Да, Владимир Васильевич.
Н: Привет, Александр Якубович. Я один вопрос хочу с тобой переговорить. Чего так дорого ты с меня просишь?
Б: За какой объект?
Н: Вот это офисное здание, ты продаешь же?
Б: В Астане?
Н: Да.
Б: Там же, я обещал. Это не мой участок. Я тридцать процентов арабам передаю. Бесплатно. Бен-Ладен групп, которых земля. Это на их же земле делается. Поэтому там такая вот ситуация.
Н: Ты как пообещал ему – Шефу?
Б: Там была цена такая – 56 миллионов. Он говорит, ну сколько там? Ты понимаешь, для каких целей. Мое поручение… Ну давайте, в конце концов, говорю – четыре. Он говорит: площадь, какая? Я говорю: 23 тысячи. Он говорит: я могу только по 2 тысячи. Вот, 46 миллионов, и больше ко мне не подходи.
Н: Ну, и что ты сказал?
Б: Я говорю: как скажете, так я и буду делать. Я немножко посопротивлялся, сказал, что мне арабам надо много отдавать. Но потом сказал, что если есть Ваше поручение, то буду выполнять.
Н: Что-то он мало с тебя взял. А с меня больше берет.
Б: Ну, как мало! 10 миллионов сразу скидка! Ничего себе!
Н: Какая скидка, какая скидка. Я бы вообще, если бы это мое здание бесплатно бы отдал.
Б: Ну, там арабы же.
Н: Вообще то, я хотел бы встретиться поговорить, как это мы сделаем. Вопроса у меня нету, Он меня придушил. Тоже, между нами. Я, как и ты, как солдат рядовой по стойке смирно стою. Я тут сейчас много … Он говорит: ты выкупи и отдай здание. На х..й, партии. Он говорит: член партии? Я давно, говорю, член партии. Я уже и так много загнал туда. Он говорит: давай, выкупай. Ну, хорошо, этот вопрос я решу.
Б: В понедельник я к Вам зайду, да. Я понял.

№8
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t8.mp3

У – Утемуратов Булат Джамитович – управляющий делами президента
Н – Ни Владимир Васильевич – бывший управляющий делами президента


Н: Теперь такой вопрос. Я… Сегодня встреча закончена с Беловичем. Цифра 46 согласована. Это уже все. Теперь мы финансирование договорились, как будем делать, но я приеду согласовать должен.
У: Мне Шеф вчера рассказал.
Н: Ну, мне еще раз согласовать надо. Партия должна чего-то платить, партия. Без этого я не могу. Потому, что ты же знаешь по легализации я уже двадцать отдал, ты знаешь же да?
У: Угу.
Н: Я по легализации двадцать уже выслал, уже получили они. И опять, если это я начну бесплатно, это разговор пойдет. Лучше потом как-то еще раз по легализации пустить. Пусть я куплю за 46, но они за миллионов 20 пусть купят у нас. А 50% на … 25 на себя, на убытки возьму. Правильно я рассуждаю?
У: Да.
Н: Зачем завтра разговоры будут. Они не понимают, откуда я расту? Чей я человек? Они сразу определят. Эти газеты сразу скажут. В общем, я приеду – все согласую.
У: Хорошо.

№9
http://TambovSaratov.xaker.ru/Otan/t9.mp3

Комментарий: Ни жалуется своей жене о добровольных взносах по просьбе Хозяина

Ж – Жена Ни Владимира Васильевича
Н – Ни Владимир Васильевич – бывший управляющий делами президента
Володя – Ким Владимир Сергеевич – олигарх-миллиардер
Огай – Огай Эдуард - Председатель правления ТОО "Корпорация "Казахмыс"


Ж: А ты с этим рассказывал ему? Насчет партийного дома и так далее?
Н: Ну, да, конечно.
Ж: Ну, и чего Он.
Н: Говорит, надо делать и все. Тоня отдала смету – 46.
Ж: Ужас!
Н: Я из них – 30, остальное, 70 – Володя. Сейчас вот поедем, Он нам еще раз конкретно скажет.
Ж: А эта как, насчет резиденции?
Н: Какой? А, тоже. Он согласился там остановить, пригласить и проверить. Но там, это черт с ним, резиденция – там миллионов 30 (неразборчиво). Это здесь 46 и никаких. Никаких льгот не будет. Давай! Делайте, находите. 46, 22 – 68, и пусть десять. 78 надо, на х..й!
Ж: Ужас!
Н: Ну, а чего сделать? Ну, а куда денешься!
Ж: Ужас, же!
Н: Ну, ничего. Сейчас Володя приедет, будем говорить. Олега я вызвал сюда. Надо искать, по другому нельзя. Но 46 хоть не сразу, траншами на месяцев пять растянем. Так дивиденды понемножку отдавать будем.

Агентство независимых расследований
КУБ
10 Nov 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom