Шанс – кому? И о чем же этот фильм?

Первая группа (назовем ее «партией») – это съемочная группа, в которую, помимо главного режиссера, операторов, техников, артистов и администраторов, входят каскадеры, статисты, массовка, подрядчики по изготовлению костюмов и декораций, шоферы, охрана и пр. Эта группа всеми возможными способами пытается получить симпатии зрителей, чтобы обеспечить себе безбедное будущее и славу.

Вторая группа – это телезрители, которым сюжет то нравится, то не нравится. Эта группа, когда сериал закончится, определит рейтинг фильма и выдаст резюме – получат киношники призы или их труд будет забыт навсегда, как горы всякого телевизионного хлама.

Такая аналогия была бы удачной, если бы на карте стояла просто популярность телегероев или творческой группы. Однако в реальной жизни все далеко не так. Без всякого преувеличения, сегодня, а вернее, 18 августа, будет решаться вопрос о том, как эти телезрители будут жить завтра. Что их ожидает в ближайшие несколько лет. Разница только в том, что это «кино» предстоит прожить САМИМ. Без дублеров, каскадеров и статистов. И, кстати, без всякой возможности снять повторные съемочные дубли.

На сегодняшний момент уже понятно, что главный вопрос выборов это – будет ОСДП в парламенте или нет. Украдут ли их бюллетени, не наберут ли они достаточного количества голосов избирателей – не так важно. Итог один – реальной оппозиции в мажилисе не будет. Или опять не будет. Или как всегда не будет – все эти комбинации мы уже неоднократно проходили.

Что стоит за этим вопросом? Многие нуротановские политики говорят, а прежде всего сам Нурсултан Абишевич, что партия действующего президента должна получить столько же голосов, сколько ее лидер в 2005 году. То есть 91 процент с «хвостиком».

Пафос этого заявления совершенно понятен, но! Давайте посмотрим на эту цифру с другой точки зрения – что-то очень знакомое проглядывает сквозь цифру 91 и завесу нуротановской символики. Узнали? Конечно же – это известный многим с детства или юности «блок коммунистов и беспартийных»! Помнится этот блок всегда безукоризненно побеждал на всех выборах в СССР. Вспоминается даже, как все это называлось – ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА. А в 80-х годах все чаще появлялось слово ТОТАЛИТАРИЗМ. Так оно и закрепилось за тем режимом, гибель которого должна была дать нам суверенный воздух свободы.
Только заметьте разницу – «беспартийных» уже не будет. Хотя, если все же не будет в мажилисе ОСДП, можно провозгласить победу «Блока нуротановцев с беспринципными». Вот это и будет знакомый нам ТОТАЛИТАРИЗМ.

Можете привести какие-нибудь аргументы «против»? Спорить можно до хрипоты, а политический процесс тихо пройдет мимо и свершится то, что всегда свершается при полном или деланном безразличии народа. Тихо и незаметно вы вдруг понимаете, что страна вокруг изменилась. И самое ужасное, что изменилась прочно и надолго. Что, оказывается, был шанс на выборах, но вы его просто не сочли серьезным – были заняты семейными или какими-то другими делами, которые в тот день показались вам наиболее важными.

Только не надо забывать одного. Тоталитарный режим, который в Германии и Италии назывался словом похлеще, приходит в дом вначале к некоторым и скрытно, а затем ко всем и не стесняясь. Помните знаменитые слова пастора Нимеллера – «В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом.

Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем.
Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной – за меня уже некому было заступиться.» Самое интересное то, что по некоторым версиям этот пастор до концлагеря был искренним антисемитом и поддерживал национал-социалистов.

Цитата Нимёллера несет в себе много разных смысловых значений. Но одно из самых главных – это не пропустить тот день, когда еще все можно изменить, когда, казалось бы, из малого шага может сложиться гораздо большее – будущее. Твое будущее. Будущее продолжателя твоего рода.

А если без патетики, то прошу вас заметить – никто, никогда, строя полицейский режим, не говорил, «сейчас мы строим диктатуру». Никто не скажет этого и сейчас. Каждый САМ должен увидеть правду своими глазами и понять умом, опытом жизни и истории, когда настает этот самый «тот день». Можем ли мы сегодня, глядя на наши горы и степи гордо сказать словами героя фильма Мела Гибсона «Апокалипсис»: «Это – мой лес. Здесь охотились мой отец и мой дед. И когда меня не будет, здесь будут охотиться мои сыновья!». Я думаю, что тот, кто сталкивался в воскресный день с забором и охранником, говорящим «извините, сюда нельзя, здесь частная собственность», поймет, о чем я.

Конечно, можно сказать, что по поводу ОСДП, ведомой ее лидерами Жармаханом Туякбаем и Булатом Абиловым в парламент, я чересчур категоричен. Как известно, в оппозиции есть и другие мнения – дескать, нужно бойкотировать эти выборы, чтобы они ни в коем случае не стали легитимными. Дескать, нам давно ясно и про «тоталитаризм», про « будущее потомков» и про «лес». Может быть, они и правы, я не знаю. Но мне все же кажется, что у социал-демократов есть гипотетический шанс. Шанс посмеяться над моей ошибкой еще может представиться. Просто этот шанс дается не оппозиции, а власти. И избирателю, который может посмотреть все по телевизору, а может и сказать свое веское слово.

Дархан КАРЕКЕРЕЙ
«Тасжарган» № 30 (58)
08 Aug 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom