Ержан ДОСМУХАМЕДОВ: “По сценарию следующий президент Казахстана - Тасмагамбетов"

Интервью с Ержаном ДОСМУХАМЕДОВЫМ

- Как Вы восприняли публикацию в газете «Время»?

Во-первых, отмечу, что столь молниеносная реакция раскрученного брэнда – положительный знак и комплимент. Газета «Время» - как известно всем – газета не Владимира Васильевича Ни.

Во-вторых, публикация вполне согласуется с теми сценариями, которые проводились против меня и раньше власть имущими. Разница лишь в том, что подключены теперь уже люди иной категории. Обращаясь к их высказываниям замечу – никогда всерьез не воспринимал и не воспринимаю людей, которые высказывают не свою личную точку зрения и никак не могут выйти из маниакального состояния отцов демократии.

Я неоднократно заявлял, если давление на меня со стороны власть имущих будет усиливаться, то противодействие с моей стороны будет еще большим. Kаждый раз, когда это будет необходимо, я буду с еще большей подробностью и скрупулезностью отвечать оппонентам и всесторонне освещать события.

- Какая есть связь между Вами и Рахатом Алиевым? В последнее время Вы в своих выступлениях стали ссылаться на него. Не означает ли это, что Р.Алиев с Вашей помощью хочет отомстить Кулибаеву? Или хотя бы снизить уровень доверия Президента к нему?

Никакой связи у меня с Р.Алиевым нет. О том, что Тимуром Кулибаевым были высказаны особые условия регистрации, я говорил с января месяца. Вспомните мое заявление на последней пресс-конференции перед моим вынужденным отъездом из страны. Во всех своих выступлениях и статьях с начала года я также информировал общественность о них. Факты - вещь упрямая: когда я говорил во всеуслышание о кулибаевских условиях – Рахат Алиев был первым заместителем министра иностранных дел. Так что, сегодня меня трудно упрекнуть в том, что заявление – дело рук Рахата Алиева или с неба свалившаяся история. Хотя заказ ясен – в контексте моей недавней поездки для участия в слушаниях по вопросу председательства Казахстана в ОБСЕ в город Вену, как-то связать меня с демонизированным образом Рахата Алиева. Именно такое хотят с нами как народом сделать сегодня некоторые провластные СМИ. Эта бредовая идея, навязываемая общественному мнению - отметается фактологически. Это первое.

Второе. Я не раз говорил о том, что не желаю подливать масла в казахстанскую политическую печку, которая за 15 лет независимости уже окончательно стала человеческой душегубкой. Убежден, нельзя строить новое пост-тоталитарное общество на обмане, цинизме и человеческих костях. Все эти месяцы я умышленно неоднократно говорил об особых условиях, выдвинутых Кулибаевым, в надежде, что он сам исправит ошибку и даст свои комментарии. Если до выхода комментариев в газете “Время” я считал, что он просто трус, то, прочитав его мысли, вложенные в уста Ораза и Рыспека, я уверен, что он еще и трусливый лгун. Мнения своего менять не собираюсь. И пусть он теперь всем покажет свой звериный оскал со своим окружением подхалимов, нукеров, экстрасенсов, бандитов и 4 миллиардами долларов, замешанных на поте и крови простого народа. Я ничего не боюсь. Потому что я говорю правду и для меня гораздо важнее, каким меня запомнит Бог, а не надутый нефтебарон c до смешного примитивными мещанскими замашками. Две международные неправительственные организации начали анализ источников происхождения денег казахских олигархов, вошедших в недавний список FORBES. Именно благодаря усилиям этих НПО, ряд депутатов Британского парламента уже поставили вопрос перед своим правительством по поводу легитимности казахстанского листинга и размещения «нечистых» денег на территории их страны. Я дал согласие принять участие в инициативе указанных международных НПО. Полагаю, что сэр Ричард Эванс, после шквала критики в британской прессе относительно его отношений с саудийским военно-промышленным комплексом, навряд ли сможет быть полезным.

Третье – абсолютно не возможно сделать из меня орудие возмездия, так как в свое время и Рахату Мухтаровичу, и Тимуру Аскаровичу я рассказывал анекдот о золотой рыбке и «а мне, пожалуйста, чашечку кофе». Оба зятя знают, что это моя принципиальная позиция и соответственно бесполезно даже обсуждать ее. На более серьезной ноте, думаю, что после эйфории тактических побед, сейчас оба прекрасно понимают, что их стратегический союз более взаимовыгоден, чем контрпродуктивное взаимное кровопускание. Как впрочем выгодно – и политически и по-человечески - и Президенту восстановить мир и согласие в своей многострадальной семье. Нукеры, к сожалению, в своих корыстных интересах как и ранее продолжают подогревать неприязненные отношения внутри семьи, дестабилизируя тем самым обстановку в стране, подрывая ее международный имидж, на который им наплевать.

Относительно последней части вашего вопроса – у президента уже ни к кому доверия нет. Он рассчитывает только на себя. Так что то, что произошло с Рахатом, может произойти и с Тимуром и с любым членом его окружения.

- В одном из своих заявлении сказали, что Рахат Алиев собирается обнародовать некую важную информацию в Вене перед судом. Речь идет о В.Резване. Где Вы взяли эту информацию, и почему сочли нужным сделать эту информацию достоянием общественности?

Речь идет о моем открытом письме министру юстиции. В нем частности сказано, что в ходе моего недавнего визита в Вену для участия в слушаниях по вопросу председательствования Казахстана в ОБСЕ, мне поступило сообщение о том, что бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол и заместитель председателя КНБ страны господин Р.Алиев готов сделать официальное заявление, под присягой в стенах ОБСЕ и Австрийского суда, а также предоставить другие доказательства того, что гражданин В.Резван является осведомителем Алматинского департамента КНБ и неоднократно уведомлял КНБ об обстановке в общественных организациях, подрывал их деятельность и дискредитировал неугодных общественно-политических деятелей.

Я попросил министра, чтобы в контексте проводимой Министерством юстиции скрупулезной экспертизы регистрационных документов нашей партии, принять к сведению это существенное новое обстоятельство, поскольку, во-первых, гр-н В.Резван и рекомендованная им для работы с документацией и заявлениями гражданка Ж.Ахметова, секретно действовали от имени государства и, следовательно, изначально умышленно нарушили Конституцию и 3акон “О политических партиях” РК, запрещающие вмешательство государства в дела общественных организаций. Сведения, переданные СМИ указанными сотрудниками спецслужб страны на их последней пресс-конференции, таким образом, являются материальным доказательством грубого умышленного нарушения фундаментальной конституционной нормы государством в лице КНБ Республики Казахстан. Во-вторых, действия указанных осведомителей также подтверждают, что именно они совершили и были готовы скрыть совершенные ими манипуляции и фальсификации с регистрационными документами и заявлениями в случае, если бы они смогли сместить меня 12 июня и принять заказанное КНБ решение о ликвидации партии путем ее присоединения к другим партиям. Однако, в-третьих, после того, как разработанный план был сорван и под протестным давлением граждан и общественных организаций они были исключены из партии, указанные осведомители КНБ вдруг решили сообщить Министерству юстиции все совершенные ими и известные им так называемые фальсификации. В связи с этим я попросил министра объяснить общественности, зарубежным и казахстанским СМИ и международным организациям, по какой причине Министерство столь незамедлительно решило - после столь длительной собственной многомесячной экспертизы - вернуть документы двум гражданам-осведомителям КНБ, исключенным из партии? Чем объяснить такую молниеносную синхронность действии между КНБ и Министерством юстиции по отношению к независимым политическим объединениям граждан? В ходе нашей личной встречи министр Балиева сказалa мне, что решение о регистрации партии принимает лично Глава государства. В связи с этим я задал вопрос ей: Значит ли, что весь происходящий антидемократический беспредел с регистрацией партии “Атамекен” происходит по прямому указанию Главы государства, как следует из Вашего заявления?

- Как Вы думаете, почему конфликт между Алиевым и Назарбаевым дошел до такого состояния? Кто сыграл в этом ключевую роль? Как Вы оцениваете шансы Рахата Алиева вернуться в Казахстан? Если он вернется, то в качестве кого? Могут ли быть такие прецеденты в будущем?

Конфликт дошел до такого состояния, потому что в правящей элите страны – раскол. Растет напряжение. Pазломы происходят по финансовой причине. В условиях клиенталистского государства без рыночной экономики, которым уже определенно стал Казахстан – власть тоже является капиталом. Она становится основным видом капитала поскольку дает возможность доступа к торговле правилами игры и распределению ресурсами. Для международных политиков и аналитиков история с Рахатом Алиевым подтверждает, что в Казахстане транзит от тоталитаризмa к демократическому обществу так до сих пор за 15 лет и не произошел, а налицо - регресс к тоталитаризму. Рыночные силы подавлены. Народ лишь косметически принимает участие в формировании власти. Так что уже не столь важно – вернется Рахат Алиев или нет. И в каком качестве он вернется. Аналогичные прецеденты еще несомненно будут, так как схватка между членами элиты еще продолжается и ожесточенно усиливается. Важно, однако следующее – то, что уже произошло как прожектор высветило уродливое лицо казахстанской псевдо - демократии. Посмотрите – стоило родственнику Президента перестать юридически быть его родственником как на него с остервенением, сравнимым с волчьим, накинулась вся элита. Что за национальная элитa и госаппарат - в нравственном измерении - построены за 15 лет независимости?! Неужели гарантом соблюдения человеческих прав и достоинства является приближенность к Президентy, а не Конституция, законы и международные обязательства нашей страны? В цивилизованном демократическом обществе такое невозможно.

- Чем сейчас занимается Акежан Кажегельдин? Не боитесь ли Вы повторить судьбу Кажегельдина?

Думаю, что первую часть вопроса будет уместнее задать самому Кажегельдину. Уверен, он в состоянии исчерпывающе на него ответить.

Ответ на вторую часть вашего вопроса – я ничего не боюсь.

- Недавно Вы сделали еще одно заявление, где черным по белому сказали, что Тимур Кулибаев хотел получить у Вас клятву на лояльность? Можете рассказать о подробностях этой встречи? Не означает ли это, что все зарегистрированные партии подотчетны перед ним? Или же "Атамекен" изначально создавался под его крышей? Зачем надо было упоминать имя покойного Алтынбека Сарсенбайлуы, и тем самым наживать себе врагов в стане оппозиции?

А что если человек является одним из лидеров оппозиции он имеет больше прав в том, чтобы оскорблять других членов гражданского общества и подобно Богу давать свои оценки? Я осознавал, какое содержание имеет мое заявление. Говорить полуправду – о том, что Тимур просил написать расписку и поклясться на Коране в лояльности Президентy - и одновременно умолчать о том, что в том же кабинете и в тот же час речь шла о смерти человека, которого я лично знал, по-казахски обнимался при встрече, делился мыслями - было бы верхом эгоизма, политического цинизма и человеческого предательства. Я рассчитывал на мудрость и отсутствие политконьюктурности особенно тех людей, которые взахлеб и злопыхательски сорвались на меня в газете “Время”. Я понимаю состав коктейля их мотивов и чувств. Это проявление и тех качеств, которые осуждал Абай в своих «Словах назидания». Есть и такой фактор: кое-кто в оппозиции хочет создать образ мученика, аналог Мартина Лютера Кинга. Это неверное решение. Времена идолов прошли и в свое время они дали импульс репрессиям и девальвации ценности человека. Смерть Алтынбека, которого я уважал, часто контактировал, работая у вице-президента страны Ерика Магзумовича Асанбаева - трагедия. Не только личная или его семьи. Но, прежде всего, трагедия нашего общества, в своем развитии с этой смертью незаметно перешагнувшего безумную чертy, когда человеческая жизнь полностью обесценилась и стала дешевой разменной монетой в руках сатанистов-политиков. Не следует делать из Алтынбека мумию и так скоро создавать идеологический мавзолей. Мы – мусульмане. Мне посчастливилось дважды совершить паломничество в две главные святыни – Мекку и Медину. Уверен, что в мире ином Алтынбеку, не верившим до последней секунды, что у него столь варварски отнимут жизнь, сейчас более необходимо, чтобы его жизнь и смерть дали импульс нравственному очищению его родной земли, соотечественников, а не идолопоклонничеству, к которому ислам всегда относился, как и христианство, с осуждением. Для покойного человека миллион, расписки, политика – это вопрос прошедшeй мирской суеты. Гораздо важнее - восстановить правду. Обращаясь к Рыспеку хочу спросить – зачем пытаетесь искать правду там, где ее не найдете? Прекрасно зная и не веря в наше правосудие и власть Рыспек с наивностью продолжает искать истину. Он не верит власти, не верит судебной системе, не верит мне. Остался ли кто-нибудь кому он верит? Хотелось бы напомнить и Рыспеку и так называемым друзьям оппозиционерам, что Алтеке был человеком с мировоззрением глобального масштаба. Поэтому если на его родине власть имущие не могут или не хотят оценить его по достоинству, то нельзя пренебрегать действиями тех людей, которые уважали Алтеке как образованного, интеллигентного сына своего народа и выдающегося политика и стремятся найти истину международными инструментами. Мое заявление – призвано дать еще один импульс требованию расследовать все обстоятельства смерти этого замечательного человека. Ни у кого язык не повернется по-плохому вспоминать об умершем – такова традиция в человеческом обществе. Поэтому я отметаю все неважное. Я не буду вступать в пустую перепалку с людьми, движимыми не искренними мотивами. Я настаиваю на проведении дополнительного расследования с тем, чтобы было соблюдено фундаментальное процессуальное условие - полноты, всесторонности и объективности. Нам всем – просто как людям - надо сделать все возможное, чтобы мечущийся в бессилии дух расстрелянного Алтынбека наконец-то успокоился.

- А каково Ваше отношение к комментариям одного из лидеров оппозиции Ораза Жандосова?

В наших беседах Тимур Кулибаев определил его как наислабейшее звено, но с наиболее раздутым эго. Если точнее, он никогда не считал его реально ушедшим в оппозицию, а скорее вышедшим из власти, погулять в сад. Ораз вроде имеет очное образование и казалось бы должен быть последовательным в своих заявлениях. Однако, в интервью агентству Рейтерс два месяца назад он твердо обличал меня в том, что я человек Кулибаева. Сегодня он также твердо говорит прямо о противоположном. И даже как заботливая нянька Тимура, который сам не способен связать и выразить несколько мыслей перед камерой, призывает за него читателей не воспринимать все происходящее серьезно. Ему бы еще сопли утереть Тимуру, подтянуть ему гольфики и шарик розовый дать в руки. Те, кто внимательно мониторит политические выступления и события, логически придyт к выводу, что из всей так называемой оппозиции именно его не следует воспринимать серьезно. Если быть предельно откровенным, мне импонирует лишь позиция Булата Абилова. И тем более, не следует воспринимать Ораза как человека, искренне защищающего интересы покойного Алтынбека Сарсенбай-улы. Будучи в Страсбурге, я к примеру, был очень огорчен узнать о том, что именно Ораз Жандосов единолично отклонил неоднократное предложение пригласить в качестве официального наблюдателя Европейской Комиссии за ходом казахстанского расследования убийства, Горанa Свенссона - профессионального следователя, ранее работавшего в генеральной прокуратуре Швеции по коррупционным и особо сложным делам, Интерполе и Европоле. Его участие стало бы прожектором международного демократического сообщества за не полным, не объективным и не всесторонним казахстанским расследованием на главном этапе. На чью мельницу он льет воду – такой вопрос, в контексте этого эпизода, еще в прошлом году задал журналист Анатолии Иванов. Ответа так и не последовало. Так что Оразу в данной ситуации следовало бы помолчать, а не выслуживаться перед Тимуром. Тимур сам должен сказать правду, а не прятаться из-за своей фобии камер и журналистов за спинами своих марионеток. Управлять страной, сидя в шезлонге у Женевского озера, уже не получится. Даже самый зашуганный народ, которому, со слов кое-кого, для счастья много и не надо, рано или поздно начинает осознавать, что у него есть достоинство и он не крепостное быдло. И как расстреляли Чаушеску, судили Милошевича и повесили диктатора Саддама Хусейна народ тоже уже видел.

- Значит ли, что Ваши отношения с лидерами оппозиции прекращены?

Напомню, даже тогда, когда я говорил, что к лидерам оппозиции отношусь с уважением я подразумевал тех, кто действительно не только разумом, но и сердцем продолжает курс, выстраданный теми оппозиционерами, которые пострадали и до сих пор находятся под реальным прессом административной системы.

Лидеры, которых Вы имеете в виду – это еще не весь электорат и не вся и даже не самая реальная оппозиция, которая у нас в Казахстане есть и развивается, как бы того не хотела Администрация Президента. Истерические заявления и оценки особенно тех, кто свечку при моем разговоре с Тимуром не держал - для меня очевидные довольно скоропалительные скрытые потуги Администрации президента выдать желаемое за действительное. Я не боюсь потерять отношения с теми, с кем у меня никаких отношений никогда не было, кто никогда не был лично со мною знаком, но послушно кукарекают все, что им вливают в уши «творческие» партнеры и партнерши. Кое-кому следует брать пример с Алтынбека и перенять его культуру общения. Он никогда не позволял себе развязный и хамский тон и кавалерийских оценок. Кстати, как мне стало известно в Вашингтоне, именно из-за этого неумения вежливо и тактично вести переговоры и сорвалась важная встреча с руководством ФБР, которую организовал один из неправительственных институтов США после гибели Алтынбека. Так что, следует извлекать уроки из своих прошлых ошибок и менять свою манеру общения, особенно если она наносит вред общему делу.

Находясь в Великобритании я был неприятно удивлен недавно, когда мне в стенах международного информационного агентства показали переданные в его распоряжение запись и распечатку разговоров одного из лидеров оппозиции с руководителем администрации президента и председателем КНБ Дутбаевым. Лично для меня это было печальное открытие, которое, в частности, объясняет почему несмотря на всю суицидную логику развития политической системы нашей страны, некоторые лидеры оппозиции упрямо толкают избирателей вновь принять участие в мясокомбинатовском спектакле под названием выборы. Для переживающей за народ оппозиции было бы гораздо более стратегически выгодней бойкотировать выборы и потребовать у власти изменения правил нынешней политической игры, согласно которым у народа прав - как в истории с шагреневой кожей - с каждым днем становится все меньше и меньше. Кстати, руководитель Администрации Президента, который недавно, несмотря на свою занятость вопросами развития демократии в нашем обществе, взвалил на себя дополнительное бремя развития футбола, гражданин Джаксыбеков финансирует какую-либо политпартию? Да или нет?

- Почему Вы, чтобы сохранить партию, не шли на уступки Резвана, который поставил перед Вами ультиматум приехать в страну? Ведь, по сути, невозможно управлять партийной организацией, находясь за рубежом.

Мы создавали партию не с тем, чтобы идти на какие-то не конструктивные уступки и удовлетворять капризы изголодавшихся по власти авантюристов. Партия уже создана и существует. Как поэтому можно говорить о ее «сохранении». Далее давайте сначала уточним: чем закончился этот ультиматум? Возмущением абсолютного большинства регионов, членов общественных организации и двух ранее незарегистрированных партий, которые изъявили желание присоединиться к партии «Атамекен». 2-го июля политсовет не состоялся. В нем принял участие лишь сам Резван. Остальные члены его «группы» оставили его. Было принято заявление политсовета, осуждающее провокаторскую деятельность Резвана, который был с позором исключен из партии.

Что касается второй части вашего вопроса – ответ утвердительный. Можно. Иначе столько сил не было бы брошено властью, чтобы заткнуть меня как лидера партии и ликвидировать её путем присоединения – через провокаторов–сексотов КНБ – с провластным «Адилетом» и «Ак Жолом». Подчеркну, в Казахстане невозможно полноценно управлять партией, если она не подвластна администрации президента. Голос таких партий затыкают, лидеров и активистов начинают преследовать и репрессировать. Поэтому единственной платформой, откуда партийный голос может безпрепятственно звучать – платформа свободного международного демократического сообщества. У меня состоялись многочисленные интервью с ВВС, Голосом Америки, Reuters, Washington Times, Independent, Times и другими главными рупорами демократического мира. Такого мощного результата и охвата аудитории находясь в Казахстане под прессом прокуратуры, КНБ – партия никогда не смогла бы достигнуть. К примеру, количество слушателей моего интервью на ВВС в мае в месяце составило 42 миллиона человек по всему миру. Разве плохо, что голос представителя зарождающегося казахстанского гражданского общества и голос зарождающейся партии был услышан столь широко простыми гражданами, политиками, аналитиками и учеными всего демократического мира?

- Не считаете ли Вы, что своими амбициями практически похоронили новую, трезвую и динамичную политическую структуру? Разве не было выхода из этой ситуации, при этом не расколов "Атамекен"?

Не считаю. Я не болен амбициями. Если бы это было так, то я с радостью принял бы подачку в виде обещания депутатского мандата в составе объединенной партии. Тем не менее, я продолжаю бороться за партию, за идею. Я искренне благодарю вас за комплимент, высказанный вашей авторитетной газетой в адрес нашей партии. Я принимал участие в создании партии, следовательно, если быть логичным, буду всячески защищать и оберегать ее. Как один из ее основателей и вдохновителей я искренне хочу, чтобы «Атамекен» стал новой, трезвой, динамичной и не марионеточной политической силой в нашей стране. Растущему среднему классу, предпринимателям, интеллигенции, студенчеству нужна сила, которая не будет, как заезженная пластинка кричать «Слава КПСС», а реально и аргументировано выражать проблемы и отстаивать позицию своих рядовых членов в борьбе с разжиревшей и опьяневшей от народной крови пиявки под названием бюрократически-полицейское государство. Чертовский круг нашей псевдо-демократической политсистемы надо разорвать именно посредством неподкупных партий и негосударственных организации. Для меня «Атамекен» как святой меч, к которому всяким сексотам и предателям с их грязными руками и личными эгоистическими амбициями пробраться во власть любыми путями я даже прикоснуться не позволю. Выход был – единственно верный – решительно отсечь гнилье от партии и не теряя времени на лаи собак двигаться дальше с тем, чтобы привлекать в ряды партии чистые сердца и мыслящие умы патриотов нашей Родины, нашего Атамекена. Что и было сделано моими единомышленниками и мною при поддержке тысяч членов нашей партии во всех уголках страны.

- Как Вы оцениваете предвыборную ситуацию в Казахстане? За какую партию Вы будете голосовать? Незарегистрированные или не участвующие в выборах партии, начали определять свои позиции. Какая будет позиция "Атамекена"?

Предвыборная ситуация в Казахстане – результат конституционной реформы, проведенной в течение 18 минут без участия народа, по одному из самых фундаментальных государственных вопросов. Я уже выразил свое мнение за день до ее обнародования – такая реформа исторически оттолкнула наше общество назад и подорвала международный имидж страны. Посмотрите: в западной прессе Казахстан уже открыто называют монархией и диктаторским государством. Как председатель партии, уполномоченный съездом представлять ее и делать от ее имени заявления, подчеркну еще раз, что позиция «Атамекена» – бойкот выборам, так как незачем играть в демократию на борту «Титаника», обреченного пойти ко дну. Сегодня важнее всего изменить курс корабля – по направлению к просвещенному, демократическому сообществу стран, а не примитивной личной восточной деспотии. Бойкот демократических сил заставил бы власть это сделать. После выборов репрессии и подавление свободы мысли и слова будут еще более жестокими, так как будут замаскированы голосами горстки депутатов, которых допустят к краю барского стола. Время покажет. Позвольте заметить, по сегодняшний день все мои прогнозы подтверждались.

- Ваши отношения с Тимуром Кулибаевым расстроились после съезда?

Наша последняя встреча завершилась рукопожатием, как вы помните из моего интервью газете «Республика» в январе месяце. Формально мост был сожжен моим заявлением 12 июля 2007 года. Всякому терпению есть предел. Когда удар за ударом ножом в спину - по большому счету - наносят с его благословления или молчаливого согласия, терпеть этого по-холуйски я не собираюсь. Последний спектакль с сексотиками КНБ – открыто похваставшимися в телефонном разговоре со мной санкцией Кулибаева - последняя капля в чаше терпения.

Первые холода в наших отношениях ударили летом 2005 года, когда он пригласил меня к себе с тем, чтобы попросить прекратить критику Тасмагамбетова за его беспредельную политику сноса домов и частных рынков. Его главным аргументом было то, что Тасмагамбетов – по его сценарию – будущий Глава государства и соответственно я как сторонник Кулибаева должен всячески оберегать “его” кандидата. Он попросил меня встретиться лично с Тасмагамбетовым и помириться с ним.

- Вы согласились?

Нет. Я предложил построить отношения между конфликтующими сторонами на цивилизованной, равноправной и правовой основе. Я встретился с Тасмагамбетовым. Он пересилил свой вспыльчивый и злопамятный характер и, как мне показалось, далее разговор у нас получился конструктивный. Он показал мне секретное письмо КНБ с информацией, кто какие рынки контролирует в городе Алматы. По итогам нашей встречи, через два дня я организовал согласительную встречу между общественными организациями и Тасмагамбетовым. Выяснилось, что в течение полугода аким даже не был проинформирован своим заместителем К. Букеновым о главном нормативном акте, создающем напряжение. После встречи, к сожалению, аким города все порушил своими дальнейшими силовыми действиями, не оставив мне и другим общественным деятелям никакой возможности кроме как продолжить резкую критику его политики. Как сообщил мне Тимур, Тасмагамбетов поехав на Иссык-Куль навестить Главу государства, пожаловался на меня как на идеолога, вдохновляющего движение против сноса домов за бесценок. К сожалению, затем были Бакай, Шанырак – естественные последствия силового топорного антидемократического метода управления.

- Значит, снос домов и есть первая трещина в ваших отношениях?

Не только. В ходе моей служебной командировки в ОАЭ, у меня состоялась довольно интересная встреча с родным братом Президента ОАЭ и членом правительства Шейхом Хамедом бин Заедом Аль Нахьяном. Он – прогрессивная личность, профессионал-экономист, как человек, получивший образование на Западе, выступающий катализатором многих инициатив, направленных на то, чтобы эта арабская страна стала моделью современного просвещенного общества. Встреча была успешной. Он обещал передать мои пожелания о более качественном укреплении казахско-эмиратских отношений Главе государства. Как Вы возможно помните из сообщения в «Казахстанской Правде» от 6 июля 2005 года, итогом встречи стал и подарок от имени Президента ОАЭ нашему Главе государства по случаю дня рождения – белый арабский жеребец с символическим именем – Тахадии – Единство.

Шейх загорелся желанием приехать в нашу страну, сделать что-то полезное для простых граждан. Я узнал, что шейх – охотник и мог бы приехать в отпускное время с тем, чтобы иметь больше времени узнать о стране, ее истории, людях. Он спросил меня, что можно было бы сделать для казахстанцев. После своей поездки в западный Казахстан, в частности, увидев нищенское состояние детских больниц и роддомов, я порекомендовал построить современный родильный дом или детскую больницу в Макатском районе, там же где и можно было бы организовать охоту. Позже шеих согласился выделить 10 миллионов долларов и кроме того построить питомник для разведения дрофы, на которую он собирался поохотиться. Он направил письмо Тимуру, попросив его, в установленном порядке, направить его помощника в госорган, ответственный за гослицензию.

Тимур поручил заняться этим вопросом своему фаворитy – Кенесу Рахишеву - зятю Тасмагамбетова. Прибывший помощник шейха встретился с министром сельского хозяйства, который поручил все дальнейшие контакты по данному вопросу осуществлять через своего зятя – Галымжана Есенова. Я был удивлен такому развитию событий. Причем здесь гослицензия и зять министра? Мои худшие предположения материализовались, когда растерянный представитель шейха в один из дней шепотом сообщил мне о том, что в гостинице у него попросили 600 тысяч долларов за лицензию. Я сказал ему - никаких взяток категорически не давать. Я встретился с Кенесом – резюмирующая часть нашей беседы была просто шокирующей, особенно, если учесть, что она была выражена зятем экс-премьер министра страны и известного политика. Не по годам вальяжный Кенес заметил, что помощнику шейха следует прекратить жаловаться, а то другие методы разобраться с ним найдутся. Откуда такие бандитские замашки у довольно молодого человека, становление которого как личности произошло в годы независимости? И вообще откуда у некоторых представителей пост-советского поколения такая тяга к криминальным структурам от Киргизии до Москвы, дарить роскошные автомобили лидерам преступных группировок, чьи руки по локоть в человеческой крови? Очень надеюсь, что не по поручению их патронов. После сообщения помощника шейха, я также позвонил старшему брату Галымжана - Максуту, которого знаю много лет и который, поняв суть вопроса, обещал “вправить” мозги братишке, несмотря на то, что он находился в Швейцарии в момент телефонного разговора. Далее, однако, события стали развиваться таким образом, что указанный шейх еще несколько месяцев слал все новые и новые письма, а в итоге Кенес сделал лицензию, на основании писем шейха Хамеда бин Заеда, другому шейху – премьер министру шейху Мохаммеду, который вообще не просил никакую лицензию и спокойно относится к охоте, но с которым у Кенеса и Тимура стали завязываться бизнес отношения. Я направил резкое письмо Тимуру по поводу всего происходящего, подчеркнув, что ситуация не способствует укреплению межгосударственных отношений. Он сразу перезвонил мне в тот же день и начал рассказывать мне кенесовскую сказку о протокольных нюансах, в частности, кому положена лицензия, а комy - нет. Я сказал ему, что уже где-то слышал ее. Но напомнил, что простым людям в аулах, у которых нет собственного флота реактивных самолетов и денег, чтобы своих дочерей и жен отправлять на роды в Швейцарию, было бы гораздо полезнее если бы у них пару раз побывал именно шейх, письменно заявивший о своих благотворительных намерениях и искренне заинтересованный в развитии отношений с Казахстаном, чем шейх, который и не думал и в силу занятости навряд ли соберется поохотиться в отдаленных казахских степях. Тем более, что сотрудники шейха подробно рассказали мне какие казахстанские личности - и госслужащие и генералы – ранее «помогали» с лицензией шейхам более низкого ранга за подарки, в частности, в виде автомобилей. Неприятно говорить об этом, но суть в том, что если бы история шейхa Хамеда бин Заеда была доведена до логического завершения, жители Макатского района не только бы имели больницу, но и решили бы широкий спектр социальнo-экономических проблем. Чем это не один из конкретных стартовых прорывных региональных проектов, o необходимости которыx сейчас так часто говорит Главa государства? К глубокому сожалению история эта говорит о том, что в Казахстане госмашина, даже на международном уровне превратилась в приxватизированную бизнес машину.

Мухтар ЖАНУЗАКОВ
"Жас Алаш"
27 Jul 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom