Мне сказали: ты можешь не пережить эту ночь!

3 июля в Медеуском райсуде Алматы на очередном заседании по делу экс-председателя правления АО “Нурбанк” Абильмажина ГИЛИМОВА, заместителя начальника ДВД Алматы Нурлана САМАЛИХОВА, а также четырех бойцов СОБРа МУСАПИРОВА, ЖУМАШЕВА, ОСПАНКУЛОВА и САРЫПБЕКОВА и их командира майора Болата КАДЫРГОЖАЕВА показания двух свидетельниц, по мнению защиты, камня на камне не оставили от работы оперативно-следственной группы финансовой полиции.

Перед началом слушаний судья Арман ШАМШИЕВ зачитал заявление замначальника следственного управления городской финансовой полиции Бауржана АУБАКИРОВА, против которого Алматинский департамент КНБ возбудил уголовное дело за “незаконные методы ведения следствия”. Несмотря на объемный текст, ни сам судья, по его собственному признанию, ни адвокаты смысла заявления не уразумели. Спустя несколько минут две бывшие работницы центрального офиса Нурбанка, находящиеся сегодня под программой защиты свидетелей, полностью разъяснили суть предполагаемых претензий чекистов к г-ну Аубакирову.

Первой опрашивали Мадину ШАКИРОВУ, которая на момент 31 января работала секретарем Гульмиры ДЖУМАДИЛЛАЕВОЙ, председателя правления АО “Нурбанк”. По словам Шакировой, экс-зампред правления банка Жолдас ТИМРАЛИЕВ (впоследствии бесследно исчезнувший) в тот день пришел на встречу к Джумадиллаевой около 15.20. В это время та находилась на заседании правления, и когда ее вызвали, они переговорили в течение пяти минут. Затем Тимралиев направился в кабинет Вадима КОШЛЯКА (в то время советника первого зампреда правления Нурбанка Нурали АЛИЕВА и одновременно майора специальной информационной службы СОПа. - С. Р.). Больше девушка бывшего топ-менеджера банка не видела.

- Было ли что-либо необычное в этот день? - обратилась к ней с вопросом адвокат Татьяна КОВЫЛКИНА.

- Я работаю с 11 сентября прошлого года. В этот день (31 января. - С.Р.) ко мне подошел начальник службы безопасности банка САРСЕНБЕКОВ и впервые сказал, что мы должны уйти пораньше. А когда мы уходили, я обратила внимание, что камера слежения в холле 9-го этажа была заклеена белым кусочком бумаги и скотчем, - добавила Шакирова.

- Слышали ли вы какой-нибудь шум в этот день? - поинтересовался адвокат Марат МУРЗИН.

- Да, после 16.00 раздался короткий и испуганный крик из южного крыла офиса, где расположены кабинеты руководства. И еще там очень громко работал телевизор. Мы стали это обсуждать. Секретарь Алиева Сайера ИСЛАМОВА предположила, что он прозвучал с улицы, но это вряд ли: окна были закрыты.

- Сколько раз вас допрашивали во время предварительного следствия в финансовой полиции?

- Раза три или четыре. Первый раз я рассказала все как есть, а потом меня стали корректировать. Допросы вели следователи, а корректировал Аубакиров. Я возмутилась, а мне сказали, что, мол, зачем тебе проблемы, лучше, если это дело быстрее закончится, поэтому про крики не нужно говорить, - объяснила Мадина Шакирова.

Показания другой свидетельницы - кофе-леди Нурбанка Айнур ИДРИСОВОЙ - вообще вызвали в зале состояние, близкое к шоку. На вопрос адвоката Ковылкиной, были ли изменения ее обычного графика работы в тот день, она рассказала, что после заседания правления, которое закончилось около 16.00, у себя на кухне, расположенной рядом с кабинетами руководства банка, она услышала мужской крик.

- Я вышла в коридор и спросила, слышали ли другие. Потом вернулась на кухню. В 17.40 зашел Сарсенбеков и сказал, что я могу уйти. Обычно ему нет никакого дела до того, во сколько мы уходим.

- Другие странности в его поведении были? - уточнил Мурзин.

- После обеда он встал в фойе и практически никого не пускал в южное крыло офиса на 9м этаже.

- Сколько раз вас допрашивали в финансовой полиции?

- Два раза. Но второй (допрос. - С. Р.) - продолжался почти два дня. Отпускали только поздно ночью, чтобы могла поспать. Это было после показаний, которые я дала в ДВД Алматы для расследования похищения Тимралиева, - объяснила Идрисова. - В конце марта мне позвонили из финансовой полиции и сказали, что со мной хочет встретиться генерал КУРБАТОВ (начальник финполиции Алматы. - С. Р.). Но меня привезли к Аубакирову. Он провел со мной беседу. Сказал, что мне нужно заявить на видеокамеру и написать заявление, что в ДВД на меня давили и там я сказала неправду. Еще он говорил, что там сидят ярые оппозиционеры и мои слова могут бросить тень на президента. “Если ты не изменишь показания, то можешь не пережить сегодняшнюю ночь. Сейчас всем выгодно, чтобы ты исчезла!” - процитировала слова Аубакирова свидетельница.

Следующее заседание состоится 5 июля.

Сергей РУДЕНКО
“Время”
05 Jul 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom