"Я подписала протокол, не читая"

Вчера в Медеуском районном суде Алматы в ходе очередного заседания по делу бывшего председателя правления АО "Нурбанк" Абильмажина ГИЛИМОВА, а также заместителя начальника ДВД Алматы Нурлана САМАЛИХОВА, собровцев ЖУМАШЕВА, МУСАПИРОВА, САРЫПБЕКОВА и ОСПАНКУЛОВА и их командира Болата КАДЫРГОЖАЕВА была допрошена самая, пожалуй, ожидаемая свидетельница. Это действующий председатель правления банка Гульмира ДЖУМАДИЛЛАЕВА.

Именно она в тот злополучный день 31 января, как заявил Гилимов в эфире телеканала "Астана", вызвала Жолдаса ТИМРАЛИЕВА на встречу в банк, после чего он бесследно исчез. Кстати, брат Гульмиры, Талгат ДЖУМАДИЛЛАЕВ, с 2003-го по май 2007 года являлся председателем совета директоров Нурбанка, а еще раньше - однокурсником Рахата АЛИЕВА по мединституту.

И с тех пор, по словам знающих его людей, был чем-то вроде "золотой рыбки" на посылках при экс-после Казахстана в Австрии.

Джумадиллаева появилась на суде со своим адвокатом, который, правда, за все время допроса его клиентки не проронил ни слова. Свидетельница почти сразу отказалась от всех своих показаний, которые она давала в ходе предварительного следствия.

- Я подписала протокол допроса, не читая, - заявила Гульмира Джумадиллаева. - На следующий день после тех событий ко мне пришел следователь из финансовой полиции. У него уже были напечатаны показания, и я подписала (выделено нами. - М.А.). У меня не было оснований не доверять сотруднику правоохранительных органов. А 31 января встреча с Жолдасом Тимралиевым состоялась по моей инициативе: нужно было, чтобы он и Нурали АЛИЕВ (нынешний первый зампред правления АО "Нурбанк". - М.А.) обсудили вопросы по кредитам, так как я этим не занимаюсь. Встреча состоялась, я его встретила (Тимралиева. - М.А.) в коридоре в районе 15 часов. Мы поговорили, и он направился в кабинет Нурали. Больше я его не видела. В конце рабочего дня, примерно в 18.15, я выходила в коридор и видела такую картину: было движение по коридору, и возле моего кабинета я увидела Алиева Нурали Рахатовича, ближе к центральному выходу - Алиева Рахата Мухтаровича. Несколько человек с ними разговаривали. Я ничего толком не поняла. Нурали Алиев спросил, собираюсь ли я домой. Я ответила, что да, и он сказал, чтобы я вышла через служебный выход. На этом все, я уехала. В инциденте с собровцами я не участвовала.

После перерыва были допрошены еще три свидетеля: бывший начальник службы безопасности бизнес-центра "Кен Дала" Мурат СУЛТАНОВ, помощник председателя правления Нурбанка Назар РЫСМАГАМБЕТОВ и руководитель службы внутреннего аудита Елена КИРИЛЕНКО.

Мурат Султанов подтвердил показания свидетельницы Калдыкис ТУРЕПКЕНОВОЙ, которая в ходе заседания суда 29 мая рассказала, что 31 января камеры внутреннего наблюдения в Нурбанке были развернуты на стену, чтобы ничего не фиксировать. Также он рассказал о том, как сотрудники службы безопасности пытались уговорить его стереть видеозаписи, датированные 31 января, и об обстоятельствах их изъятия сотрудниками финансовой полиции.

- Когда мне доложили, что камеры развернуты, - говорит Мурат Султанов, - я позвонил начальнику отдела службы безопасности банка и спросил, в чем дело. Он говорит: "Это временно". Через какое-то время он перезвонил мне и говорит: "Можно я приду?" Он пришел и говорит: "Нужно некоторые записи с монитора убрать". Я удивился и спросил, что за секретность. А он ответил, что приехал акционер, и нужно, чтобы его изображения не было. Я сказал, что такую команду дать не могу, так как не подчиняюсь банку и мне нужно поговорить со своим руководством. В итоге первый заместитель директора не разрешил стирать записи. А уже в районе 23 часов финполиция изъяла эти записи.

Назар Рысмагамбетов заявил, что не уклонялся от явки в суд, а находился на лечении. По его словам, несколько лет назад он получил травму головы с частичной потерей памяти, и с тех пор два-три раза в год проходит курс реабилитации. Свидетель рассказал о том, как покупал сотовые телефоны для Абильмажина Гилимова - с целью личного общения.

А Елена Кириленко, в свою очередь, подтвердила показания бывшей зампредседателя правления банка Жанар КАЙРАНОВОЙ (см. "Это мое здание, бейте на поражение!", "Время" от 30.5.2007 г.), с той лишь разницей, что она не слышала, как Рахат Алиев сказал "Бейте на поражение".

- Мы с Жанар обсуждали рабочие вопросы, - говорит Елена Кириленко, - когда я обратила внимание, что у нее сделалось испуганное лицо, и она спросила меня, слышала ли я? Она написала на бумаге "бей на поражение". Я сказала, что этого не услышала, потому что в тот момент рассказывала и обратила внимание только тогда, когда она изменилась в лице.

Заслушав этих трех свидетелей, суд удалился на перерыв, после которого на закрытом - без прессы - судебном заседании были допрошены два "секретных" свидетеля.

Мадина АИМБЕТОВА
"Время"
21 Jun 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom