В США слушается дело о взятках руководству Казахстана

В федеральном суде Южного округа Нью-Йорка состоялось предсудебное слушание по делу 66-летнего банкира и юриста Джеймса Гиффена, обвиняемого в даче взяток руководителям Казахстана, отмывании денег и уклонении от налогов.

Гиффен, чья близость к Астане принесла ему здесь прозвище Мистер Казахстан, был арестован в марте 2003 года в аэропорту им. Кеннеди при посадке в самолет и быстро был выпущен под залог в 10 миллионов долларов.

Обвиняемому не требовалось вносить всю сумму целиком: Гиффен заплатил суду 250 тысяч долларов, а остальное обеспечил недвижимостью, которая, если он уйдет в бега, перейдет в собственность государства.

В обитом темно-коричневыми деревянными панелями зале федерального судьи Уильяма Поули собрались четверо государственных обвинителей во главе со Стивеном Ричином, четверо членов адвокатской команды Гиффена под предводительством Уильяма Шварца и сам виновник торжества, одетый, как всегда, в дорогой темно-синий костюм. Загорелый Гиффен невысок ростом, обладает приятными чертами лица и редеющими седыми волосами, зачесанными весьма искусно.

Слушание, за которым, возможно, последует собственно суд над Гиффеном, было посвящено главному яблоку раздора - большому количеству секретных документов из архивов спецслужб США, которые защита запросила у прокуратуры для того, чтобы подкрепить свой главный довод.

Он заключается в том, что на протяжении своих почти двадцатилетних контактов с руководством СССР, а потом Казахстана Гиффен регулярно информировал о них американские разведорганы, прежде всего ЦРУ, держал их в курсе всех своих действий и пользовался их благословением. Все, что делал Гиффен, заявляет защита, делалось с ведома и санкции властей США, и поэтому, согласно закону, неподсудно.

В доказательство защита представила суду копии докладных записок, которые Гиффен посылал в непоименованные правительственные органы США. Среди них, например, датированный 3 декабря 1984 года отчет о встрече Гиффена с Михаилом Горбачевым, датированный 26 февраля 1985 года отчет о встрече "с советскими официальными лицами в советском центральном комитете" (очевидно, ЦК КПСС) и докладная записка президенту США Джорджу Бушу (8 декабря 1989 г.).

Секретные документы

В свою очередь, адвокаты потребовали, чтобы власти предоставили им закрытые документы спецслужб, касающиеся Гиффена и его нью-йоркского торгового банка Mercator Corporation. В определенных пределах прокуратура обязана это делать и делает, но без малейшего удовольствия, ибо закрытые процессы в США не практикуются. Поэтому в США так редки суды над шпионами: опасаясь рассекречивания закрытых документов на гласном суде, прокуратура предпочитает полюбовно договориться с обвиняемым и предлагает ему послабление в обмен на признание вины.

Циники обвиняют защиту в шантаже. По их словам, адвокаты требуют секретов в уповании на то, что прокуратура не захочет их разглашения и просто закроет дело. Возможно, по той же причине защитники Гиффена требуют, чтобы судья вопреки пожеланиям прокуратуры рассекретил многие материалы дела и поместил их в открытый доступ.

Например, поначалу прокуратура зашифровала казахстанских деятелей, которых якобы облагодетельствовал Гиффен, кодовыми обозначениями КО-1 и КО-2 (от Kazakh Official), но потом удовлетворила требование защиты и стала поименно называть бывшего премьера Нурлана Балгимабева и нынешнего президента Нурсултана Назарбаева.

Их прокуратура к делу не привлекла и не могла бы, даже если бы хотела: американский закон о взятках за границей, на основании которого судят Гиффена, не распространяется на предполагаемых их получателей. Тем не менее, здешняя пресса пишет о многочисленных попытках казахстанских властей добиться прекращения дела в США. Сообщалось, например, что Назарбаев лично обращался с этим к госсекретарю Мэдлин Олбрайт. Поскольку дело открыла судебная ветвь власти, исполнительная не могла его закрыть, и эти попытки успеха не имели.

Прокуратура не отрицает доверительных сношений Гиффена с правительственными органами США, но отмечает, что он никогда не был их сотрудником, никогда не вводил их в курс инкриминируемых ему схем и не получал их согласия на сомнительные финансовые операции.

Не убеждает обвинение и тот довод защиты, что Гиффен действовал в качестве официального лица Казахстана, имея даже его диппаспорт и официальное удостоверение, и поэтому неподсуден в США.

Другой аргумент защиты состоит в том, что Гиффен тайно переводил деньги на швейцарские счета казахстанских руководителей не в целях их обогащения, а для утайки этих средств от парламента республики с тем, чтобы тот не истратил их на цели, которые Назарбаев считал неоправданными.

Поскольку в деле Гиффена фигурирует масса закрытых документов, оно окружено редкой по здешним понятиям секретностью: материалы дела невозможно получить в открытых судебных базах данных, и они предоставляются лишь в канцелярии федерального суда в Манхэттене, да и то часто лишь с купюрами или вымаранными черной краской словами, фразами или целыми абзацами.

Поскольку на слушании предстояло обсуждение гостайн, впервые за много лет я столкнулся с тем, что минут через 20 после начала заседания судья Поули объявил слушание закрытым и приказал своему секретарю очистить зал от публики.

http://www.kub.kz/user.php?op=userinfo&uname=%C1%E8-%E1%E8-%F1%E8

Владимир Козловский
Русская служба Би-би-си
08 Jun 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom