Герои непризнанных войн

«РОДИНА вас не забудет», - с этими словами командиры посылали в бой солдат на таджикско-афганской границе в конце прошлого века. Никому не приходило в голову, что война, вспыхнувшая там в начале девяностых, ненастоящая. Тем не менее сегодня участники событий в Таджикистане оказались вне списка ветеранов боевых действий. Ни льгот не положено им, ни, значит, почета.

Накануне Дня защитника Отечества в редакции «РГ» побывал Иван Майборода, брат начальника 12-й заставы Московского пограничного отряда, которая в июле 1993 года совершила подвиг. Напомним, что тогда на заставу напала крупная банда моджахедов. Причем врагов было в десять раз больше (без всякого преувеличения), чем пограничников. Но «зеленые фуражки» больше пятнадцати часов держали оборону. В жестоком бою погибли двадцать пять защитников заставы. Оставшиеся 18 пограничников, в большинстве раненые, контуженные, продолжали упорно обороняться до последнего патрона. И только когда боеприпасов осталось всего ничего, заместитель начальника заставы лейтенант Андрей Мерзликин собрал оставшихся в живых и прорвал позиции боевиков. Затем подоспевший резерв погранотряда очистил заставу от моджахедов.

Это было, и это правда. За мужество и героизм в том бою шесть пограничников получили звание Героя России. Увы, четверо из них были награждены посмертно. Среди них - начальник заставы старший лейтенант Михаил Майборода, погибший в первые минуты боя.

А его брат Иван, служивший на заставе рядовым, получил контузию, несколько пулевых ранений и орден «За личное мужество».

Но де-юре никакой он не ветеран, а так, самый обычный строитель из Липецка, которого никто и не думает приглашать на торжественные мероприятия. Ему закрыт вход в госпитали для ветеранов, и боевые раны, которые иногда болят, надо лечить в самой обычной поликлинике, выстояв огромную очередь. Поэтому он предпочитает не лечить: сами пройдут. О льготах и бесплатных санаториях, какой-то там реабилитации, нет и речи, потому что кровь он проливал на Пяндже, а не под Грозным или Кабулом. Это, как говорится, «две очень большие разницы».

Получается, что командиры тогда обманывали, обещая память - не вечную, а нормальную, положенную героям при жизни? Возможно, обманывали. Хотя несправедливость еще можно исправить. По крайней мере, это попытались сделать депутаты Законодательного собрания Нижегородской области. Они внесли в Госдуму законопроект, предлагающий добавить в перечень боевых действий гражданскую войну в Таджикистане и ряд других вооруженных конфликтов, которые сегодня в военных списках не значатся.

Дело в том, что само участие в бою не является основанием, чтобы человека в погонах признали участником боевых действий. Конечно, с точки зрения обывателя, это звучит глупо. Но, с точки зрения юриста, все разумно: есть процедура, без нее никуда. Существует перечень территорий и периодов ведения боевых действий. Для этого надо заглянуть в приложение к Федеральному закону «О ветеранах».

Конечно, иногда войны разгораются быстрее, чем меняются законы. В таких случаях солдату остается верить, что со временем законодатели внесут поправки в перечень. Например, контртеррористическую операцию в Чечне включили в перечень, и это правильно. Война в Афганистане из этого перечня и не вычеркивалась, что тоже справедливо. В этом перечне и гражданская война, и боевые действия в Испании 1936-1939 годов. И так далее, вплоть до Афганистана и контртеррористической операции в Чечне. Зато локальные военные конфликты в Нагорном Карабахе, Приднестровье, а также грузино-осетинский, грузино-абхазский и осетино-ингушский конфликты и война в Таджикистане в перечне не указаны.

Что теряют герои непризнанных войн? Согласно Закону «О ветеранах» участники боевых действий получают ежемесячную денежную выплату в размере примерно 1200 рублей. Они имеют право на внеочередное оказание медицинских услуг, например, протезирование. Им положены бесплатные путевки в санатории. Коммунальщики обязаны делать 50-процентную скидку, выписывая счета за коммунальные услуги. Ветеранов могут прикреплять к специальным больницам, в том числе военным госпиталям. В общем немало, учитывая, что многие воевавшие - сегодня люди небогатые. Но, чтобы получить доступ к льготам, надо предъявить удостоверение. А если ты воевал не в Чечне, а «всего лишь» в Таджикистане, то в военкомате, где выдают корочки, получишь от ворот поворот.

Так вышло, что бои на таджикско-афганской границе оказались в тени новейшей российской истории. Причина, как ни цинично звучит, - сильная конкуренция среди войн в конце двадцатого века, особенно на одной шестой части суши. Сразу после распада Советского Союза на окраинах империи вспыхнули многочисленные пожары. Таджикистан был лишь одной из «горячих точек». И без него тогда стране хватало жарких новостей.

А потом началась первая чеченская война, и простым россиянам стало не до Таджикистана. Граждане учили по «Новостям» совсем другую географию: Грозный, Шатой, Ведено. Поэтому, естественно, сегодня чаще вспоминают Чечню, чем Таджикистан.

А ведь все начиналось именно в Таджикистане. Вам что-нибудь говорило имя бен Ладен или Хаттаб 15 лет назад? В 1993 году эти имена мало кто знал, а между тем эти террористы уже вовсю занимались своим делом в Таджикистане.

- Я, когда увидел Хаттаба по телевизору, то очень удивился: лицо показалось очень знакомым, - рассказал корреспонденту «РГ» Иван Майборода. - Долго не мог вспомнить, где я его видел? Но я был точно уверен: мы с ним встречались. У него же яркая внешность, такого не забудешь. А потом друзья сказали: «Так Хаттаб же участвовал в нападении на 12-ю заставу». И точно! Я видел его именно там, в бою. Он был метрах в пятидесяти от меня, я даже целился в него, был шанс убить его. Но он меня обхитрил. Все-таки, это был умелый воин. Враг, конечно, но очень умелый, а потому опасный.

Но в те годы Хаттаб еще бегал в подмастерьях у авторитетных моджахедов. Работы у него было немало: в 1993 году на таджикско-афганской границе шла настоящая война. В Афганистане было создано так называемое правительство Таджикистана в изгнании из бежавших из страны исламистов Партии исламского возрождения Таджикистана. Еще в марте 1993 года в северных провинциях Афганистана сконцентрировались тысячи вооруженных боевиков. Они пытались прорваться в Таджикистан, чтобы продолжить гражданскую войну внутри страны и установить свою власть. Граница превратилась в линию фронта.

В 1993 году между нашими странами был подписан Договор о дружбе и взаимопомощи, и Таджикистан делегировал Пограничным войскам России полномочия по охране своих границ с Афганистаном и Китаем. Бои на границе продолжались вплоть до 1996 года. Пограничники наносили удары и по базам террористов в Афганистане. Закончилось все процессом примирения в Таджикистане. В том, что Таджикистан сегодня не «горячая точка», а стабильное государство с жесткой вертикалью власти - большая заслуга и российских пограничников. Но их героизм сегодня не оценен, что, признаться, для истории совсем не редкость.

- После этих событий я получил письмо из Голицынского института погранвойск, - рассказывает Иван Майборода. - Приглашали учиться, обещали принять без экзаменов. Я отказался, и на тот момент не жалел. А сейчас бы поступил по-другому. Сегодня я горжусь младшим братом: он оканчивает Московский пограничный институт ФСБ, поступал туда, кстати, три раза.

Владислав Куликов
Российская газета
23 Feb 2007

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom