Ложь и правда о декабрьских событиях 86-го

ОТ РЕДАКЦИИ – Эта дата – не для радостных реляций. Кто бы и какими бы способами ни пытался предать забвению декабрьскую трагедию, она продолжает вновь и вновь привлекать к себе внимание. И это естественно – слишком много вокруг этих событий остается покрытым мраком неизвестности. Чтобы в какой-то степени восстановить ясную картину причин и следствий кровавого разгула режима, мы предлагаем вниманию читателей материал, подготовленный журналистом Мейрамом БАЙГАЗИНЫМ, в то время работавшим пресс-секретарем в Конституционном суде.

Как вспоминают очевидцы событий, 16 декабря 1986 года в Алма-Ате был хороший солнечный день. Лежал снег, но, как обычно в ту пору бывает в южных городах, не густой. К вечеру выпал туман, стало сыро. В тот день в 10 часов утра по местному времени состоялся V Пленум ЦК Компартии Казахстана.

На повестке дня стоял один вопрос – организационный. Пленум длился совсем недолго, всего 18 минут. За столь короткий срок был решен один из важнейших вопросов – смена политического деятеля, который возглавлял республику без малого четверть века. Вместо Д.А. Кунаева, пробывшего на посту первого секретаря ЦК КП Казахстана с января 1960 года по декабрь 1962 года, а затем с декабря 1964 года до 16 декабря 1986 года, был избран Колбин В.Г., работавший до этого первым секретарем Ульяновского обкома КПСС.

Поначалу все разыгрывалось по московскому сценарию.

В Алматы прилетел заворготделом ЦК КПСС Разумовский и от имени Политбюро поблагодарил Кунаева за долголетнюю добросовестную работу, члены пленума бурными аплодисментами проводили Динмухамеда Ахметовича на пенсию. Но тут у партийной элиты вышла осечка. Она проголосовала за мало кому известного Колбина. Сам Колбин не удосужился выступить по телевидению или в печати ни в день Пленума, ни после. Его клевреты тоже ничего не сказали о причинах отставки Кунаева, в итоге – сумятица в головах простого люда. Почему Колбин? Почему не «наш», казахстанец? Пусть он будет казах, русский, немец, но «наш».

Официальное сообщение о Пленуме ЦК Компартии Казахстана было передано в тот же день, сначала по программе «Казахстан», а затем и по программе «Время». А 18 декабря 1986 года «Комсомольская правда» сообщала уже следующее: «Вчера вечером и сегодня днем в г. Алма-Ате группа учащейся молодежи, подстрекаемая националистическими элементами, вышла на улицы, высказывая неодобрение решениями состоявшегося на днях Пленума ЦК Компартии Казахстана. Сложившейся ситуацией воспользовались хулиганствующие, паразитические и другие антиобщественные лица, допустив противоправные действия в отношении представителей правопорядка, а также учинив поджоги продовольственного магазина, «личных» автомашин, оскорбительные действия против граждан города».

Причины выхода молодежи на площадь
События начались 17-го днем, продолжались ночью, весь день 18-го. 19-го демонстраций и шествий не было, но по городу усиленно дежурили патрули, в центре барражировали бронетранспортеры. Аналогичные события, поменьше размерами, произошли в Караганде, Джезказгане, Кокчетаве, Целинограде, Каркаралинске, Талды-Кургане и в ряде других населенных пунктов.

Как же начались декабрьские события?

Из оперативных сводок КГБ и МВД республики: «16 декабря 1986 года 21.00-22.30. Общежитие Алма-атинского государственного театрально-художественного института. Студенты (фамилии опущены) обошли ряд комнат и возбудили студентов своим несогласием с решением V Пленума. В ходе дискуссии было высказано предложение выразить свой протест путем выхода на площадь им. Брежнева. В то же время их сокурсники (фамилии опущены) провели подстрекательскую работу в общежитии № 1 института иностранных языков, где их активно поддержали.

Утро 17 декабря 1986 года. Из ЦК Компартии Казахстана дежурному КГБ республики поступило сообщение, что на площади им. Брежнева собираются группы молодежи. Туда выехала оперативная группа КГБ. На площади находилось более 200 человек, в руках отдельных из них были плакаты и лозунги: «Каждому народу своего вождя»...
10.20. Толпа быстро росла и подтянулась к трибуне. Над толпой возвышались два лозунга: «Да здравствуют идеи Ленина!» на казахском языке и на русском и «Мы за добровольное сближение нации, а не за принудительное!». Этот прецедент застал врасплох руководителей республики и Алматы. И диалог с молодежью, которая хотела открыто говорить о своих правах и проблемах с руководителями республики, не состоялся.

В чем же основная причина массового выступления молодежи республики?

Хотя сегодня не очень модно употреблять высказывание В.И. Ленина, но он на заре советской власти предостерегал коммунистов от «обюрокрачивания» и «администрирования». Но, тем не менее, к декабрю 1986 года Советский Союз имел не иную, а именно сталинскую модель социализма, обюрокраченную политическую систему с отчуждением широких масс населения от управления государством.

Негативные явления, которые накапливались десятилетиями, долгое время игнорировались, загонялись вовнутрь, не анализировались, не получали должной оценки. Десятилетиями административная система вместо реальной работы занималась мифотворчеством – типа того, что национальный вопрос в СССР решен «окончательно» и «бесповоротно». Провозглашая расцвет культур, в реальной жизни политические институты делали упор на их унификацию, а то и просто ассимиляцию малых народов.

Наиболее важные решения, как правило, принимались в узком кругу лиц высшего политического руководства и только потом как истина в последней инстанции доводились до народа. Суверенность республики провозглашалась только на словах. Центр неоднократно занимался перекройкой границ Казахстана. Когда в 1960 году был создан Целинный край и прошел слух, что его передадут в состав РСФСР, это вылилось в резкую и бурную реакцию студенчества республики. И так же росло напряжение, пока не вернули три района Чимкентской области, переданные ранее Узбекистану как хлопкосеющие.

Казахстан, обладая громадными природными богатствами, превратился в сырьевой придаток более развитых в промышленном отношении регионов. В сельской местности проживало 70% коренного населения. Там была безработица, зрела неудовлетворенность низким уровнем жизни. Инфляционные процессы в первую очередь задевали интересы многодетных семей и молодежи. Душевой доход в Казахстане, по подсчету экономиста Е. Арынова, в многодетных семьях составлял тогда от 30 до 80 рублей, что намного ниже прожиточного минимума.

Молодежь, выталкиваемая безработицей, нерешенностью социальных проблем, из аулов устремилась в город. А там та же бытовая неустроенность, дороговизна, в перспективе, в лучшем случае, – малосемейные общежития. В 1985 году, например, по республике только три четверти иногородних студентов обеспечивались жильем. Особенно неблагополучное положение создалось в Алма-Ате, где всего лишь 57,7% студентов имели места в общежитиях. К тому же (как раз накануне декабрьских событий) развернулась борьба с так называемыми «нетрудовыми доходами», в результате чего только в Алма-Ате около трех тысяч студентов оказались без крыши над головой.

И самое главное, в отличие от всесоюзных органов власти, в абсолютном большинстве состоящих из представителей одной национальности, руководство Казахстана с момента образования республики было многонациональным. Во главе партийной организации были русские и евреи, поляк, грузин и армянин. В Верховном Совете Казахской ССР, по данным выборов 1985 года, казахи составляли 36%, русские 40,8%. Кстати, за все годы советской власти ни один представитель республики не был избран коммунистами и народом, все назначались центром и, естественно, контролировались им же.

Теперь настала очередь Г.В. Колбина, обладавшего неограниченной властью в Казахстане и защищавшего интересы только центра.

Репрессивный аппарат работал на систему
Демонстрации и митинги до вечера 17 декабря носили мирный характер. Кстати, при абсолютном преобладании казахской молодежи, на площади немало было русских, украинцев, уйгуров и представителей других национальностей. Список задержанных милицией в те дни подтверждает это.

По декабрьским событиям были задержаны 2401 человек разных национальностей. Из них судами Алма-Аты подвергнуты административному наказанию 326 человек, в уголовном порядке осуждены 99, двое приговорены к расстрелу. Из одного Карагандинского университета, например, в связи с декабрьскими событиями в этом городе 25 студентов были исключены из комсомола, 11 – из университета.

Погиб в тюрьме осужденный К. РЫСКУЛБЕКОВ, бывший студент Алма-атинского архитектурно-строительного института. При загадочных обстоятельствах погибла участница этих событий Л. АСАНОВА. Таких трагических примеров не счесть. Как же осуществлялись карательные меры и кем?

Показания главного инспектора штаба МВД Еркина Алиевича УТЕГЕНОВА, которые он дал Конституционному суду РК: «В обязанности группы по установлению участников событий входила фиксация участников событий по изготовленным КГБ и МВД фотоальбомам. Группа размещалась в здании УВД города. Фотоальбомы были розданы во все РОВД города, а группа, возглавляемая мною, обобщала результаты и отчитывалась в МВД и прокуратуре республики.

Принцип работы был следующий: работники милиции обходили предприятия, учреждения и учебные заведения и предъявляли гражданам фотоальбомы. В этой работе использовались только гласные методы работы. По мере установления лиц, в фотоальбомах ставились пометки об этом лице, а пометки передавались в организованный в МВД штаб.

... Если давать оценку событиям того времени, то могу сказать, что многие сделали на этом служебную карьеру и до настоящего времени находятся у власти. Основная вина лежит на партии и правительстве».

Воспоминания в те годы вышедшего на пенсию Николая Петровича ЛОВЯГИНА: «В органах госбезопасности Казахстана я прослужил до июня 1987 года в должности начальника следственного отдела. Ввиду того, что у меня обострились отношения с бывшим председателем КГБ Республики МИРОШНИКОМ В.М.,в марте 1987 года я подал на его имя рапорт с просьбой уволить меня из органов КГБ по возрасту. Но увольнение затянулось до июня 1987 года, так как в Казахстане не могли, а точнее, не желали найти мне замену, хотя я предлагал назначить на мое место своего заместителя тов. МУРЗАЛИНА С., но подобрали кандидатуру из Украины – ЗАКРЕВСКОГО. ...Всем нам было дано задание найти инициаторов событий в Алма-Ате с националистическим уклоном. Их не смогли найти, потому что такой организации вообще не было в Казахстане.

...Если мое мнение что-нибудь значит, то я считаю, что основными виновниками событий 16-17 декабря 1986 года в нашей столице являются бывшие члены Политбюро ЦК КПСС во главе с ГОРБАЧЕВЫМ, которые, не взвесив все «за» и «против», приняли совершенно неправильные решения, направив в нашу интернациональную республику Колбина. Непринципиально поступило и бюро ЦК Компартии Казахстана, слепо избрав Колбина первым секретарем ЦК КПК. Я, как бывший рядовой коммунист, выражаю свое и многих других товарищей мнение. От этих непродуманных действий бывших руководителей пострадала наша молодежь».

Ситуацию характеризует Марат Ишанович ЧОРМАНОВ, в то время работавший вторым секретарем Алма-атинского горкома: «...Оценивая ретроспективно эти события, однозначно считаю, что сначала, днем 17 декабря, они носили ярко выраженный мирный, демократический характер и вполне сообразовывались с нормами действующей тогда Конституции СССР и Казахской ССР. Разделяю общественное мнение о том, что оценка событий, массовые аресты и избиения, исключения из вузов, партии и комсомола, формирование и вывод против демонстрантов мобильных отрядов рабочих, широкое использование войск носило не только антиконституционный и антизаконный характер...»

А вот разъяснение, которое тогда дал бывший член Верховного суда М. ТУЛЕГЕНОВ: «Декабрьские события в 1986 году в Алма-Ате явились результатом действий тоталитарной системы, жестокой, бесчеловечной, антиконституционной. При таких обстоятельствах сотрудники МВД, КГБ и прокуратуры республики, слепо исполняя указания свыше, провели массовое задержание участников демонстрации, в спешном порядке проводили следствие. Составляли трафаретное постановление в основном по ст. 60, 65 УК КазССР и дело передавали в суд.

Так, председатель Верховного суда республики Т. АЙТМУХАМБЕТОВ во всеуслышание заявил, что дела в отношении участников декабрьских событий будут рассматривать члены суда только казахской национальности, которые не должны допускать никакого послабления, никакого доследования, не дай бог, оправдания привлеченных».

Кстати, как явствуют тогдашние свидетельские показания многих народных судей Конституционному суду, их ориентировали на применение административных арестов, а не штрафов. Такие указания давали бывший председатель Высшего арбитражного суда РК И.А. ТЕТЕРКИН, в то время работавший заместителем министра юстиции Казахской ССР.

Все вышеперечисленные примеры – это стиль и методы работы правоохранительных органов, которые являлись в руках партийной элиты орудием репрессии и карательных действий. Можно смело проводить параллель с репрессиями 1937 года, когда в результате необъективного ведения следствия, сбора доказательств и оценки их «за участие» в антисоветской националистической организации был осужден к расстрелу почти весь руководящий состав Казахской ССР.

За что их убивали?
А теперь обратимся непосредственно к потерпевшим, которых судили, проводили всякие медицинские экспертизы, унижали и оскорбляли, а также убивали. За что и почему?

Заявление в Конституционный суд от жителя поселка Акжол Бугенского района Чимкентской области пенсионерки Акпал МОЛДАНАЗАРОВОЙ:
«Моя дочь, Кенжегуль МОЛДАНАЗАРОВА, студентка Алма-атинского мединститута, 18 декабря 1986 года, находясь на улице, попала в засаду и получила сильный удар по голове. В больнице мою дочь до конца не обследовали и сразу же выписали. Она ходила на площадь, чтобы узнать, где находится ее двоюродная сестра Анар БАДРЕНОВА, учащаяся техникума связи. Анар тоже получила удар, но впоследствии она выписалась. Дочь моя лечилась в больницах г. Арыс, Чимкента, но улучшения не наступило. Потом ее повезли в Ташкент. Там сказали, что удар пришелся в темень и в мозг начала попадать кровь. После операции в Ташкенте моя дочь умерла. Виновные в смерти моей дочери кровопийцы-солдаты и милиционеры, отдавшие им команду для избиения молодежи, руководители всех мастей должны нести ответственность. Я это прошу как мать».

А вот исповедь простого человека, женщины, которая, увидев творимое беззаконие на Алма-атинском вагоноремонтном заводе, выразила свой протест и ни за что понесла наказание. Ее имя Маржан КОЗЫБАЕВА, тогда она работала инженером цеха ремонта вагоноремзавода: «18 декабря на нашем заводе под руководством начальника отдела кадров завода Ю.Д. ТОКОВОГО люди начали собираться группами. Меня пугало то, что у них в руках были острые железные прутья длиной 50-60 см, дубинки. Еще больше меня поразило то, что они были очень веселы, как будто собирались на свадьбу. Я, мать двоих детей, увидев вооруженных людей, испугалась. В таком состоянии я пришла в цех и заявила: «Как вы смеете идти на избиение молодежи, годящейся вам почти в сыновья, братья!» Сразу же после этого меня вызвал директор завода Ю.А. СТРИЖКОВ и начал допрашивать, словно я обвиняемая. За то, что я защищала участников демонстрации, Стрижков дал распоряжение о моем освобождении от должности инженера-технолога».

А вот как описывает в газете «Жас алаш» увиденное на площади тогда один из лидеров движения «Желтоксан» Хасен КОЖА-АХМЕТ: «17 декабря, после того как солдаты и милиционеры неоднократно совершали акты вандализма, пожарные машины обливали холодной водой демонстрантов, доведенные до отчаяния, они начали отбивать мраморные плиты близлежащих зданий и этим сопротивлением на время сбили спесь карателей. И я собственными глазами видел, как каратели этими же камнями забрасывали демонстрантов и наносили им немало ранений. Это было около восьми вечера. Солдаты и милиционеры отличались безумной жестокостью. Избивая лопатами и палками и с каждой атакой возвращаясь с «трофеями», каратели, схватив демонстрантов за руки и ноги, били их головой об лед, а затем тащили их в сторону здания ЦК».

Каратели не разбирались, кто у них под рукой. Трагично сложилась в тот период судьба парня-уйгура Абайдуллы РУЗИЕВА:
«17 декабря я был задержан и осужден на 15 суток. За эти 15 дней следователи задавали мне различные вопросы о якобы совершенных мной преступлениях, избивали. В маленькой камере содержали более 30 человек. Было очень холодно, сыро. Я заболел. После 15 суток ареста я вернулся на работу, но 30 января 1987 года меня вызвали, снова заперли в тюрьме. Следователи САФОНОВ, БЕЙСАЛИЕВ принуждали дать показания якобы о моем участии в избиении военных курсантов. На мое несогласие они начали избивать меня. Не выдержав истязаний, я «признался», и они осудили меня на 5 лет. Дома осталась мать с 7 (семью) детьми, рано умер отец. Ей было очень тяжело, она получала в то время 75 рублей пенсии. Пережитых трудностей не перечесть. В зоне я находился на самых трудных участках. Из-за этого потерял здоровье. В тайге работали в 40-50-градусные морозы».

Разумеется, алма-атинские события эхом отозвались в других городах и поселках. Повсеместно собирались студенты, молодежь, чтобы выразить свой протест политике геноцида. И в ответ, как результат, карательные действия местных органов власти.

Об этом с болью пишет в Конституционный суд потерпевший, студент из Целинограда Аскар САГИНАЕВ: «Услышав о событии в Алма-Ате, мы, студенты, написали протест на имя первого секретаря Г.В. Колбина. Студенты высших учебных заведений активно участвовали в сборе подписей. За это нас задержали и осудили. Меня сразу признали как «психа». Заставляли насильно принять «лечение». В течение 8 месяцев они применяли психотропные средства и вот так лечили мои политические взгляды.

...Впоследствии по решению Верховного суда я был оправдан, так как в моих действиях не было состава преступления. И все-таки это не полное оправдание. Ибо «диагноз», поставленный врачами, до сих пор не снят. Кто восстановит мне здоровье, насильно отравленное «лакеями» тоталитарной системы? Они не хотят признать, что растоптали право человека, здорового – насильно лечили, несгибаемых силой уламывали. Сейчас я закончил институт, обзавелся семьей, имею детей. Но обида, растоптанная честь в те холодные декабрьские дни до сих пор не дает покоя. Когда же наша власть даст правдивую политическую оценку происходившим тогда событиям?»

Почему молчали СМИ?
Если проанализировать ход событий, то становится очевидной схожесть карательных методов. Почему об этом в то время не писали средства массовой информации? Причина известна: если люди узнают правду, то открылась бы ложь правителей и ТАСС, которое сообщало: «Кроме хулиганских выходок группы пьяниц и наркоманов все трудящиеся Казахстана одобрили решение Пленума», и, безусловно, авторитет власти, авторитет Соломенцева и Колбина упал бы в глазах общественности. Этого они больше всего боялись.

Поэтому мирный выход молодежи на площадь власти решили любым способом квалифицировать как преступление. И отсюда безжалостная расправа над ними. До сих пор никто не знает, сколько человек находилось в заключении. Ибо в документах правоохранительных органов говорится по-разному: «утрачены в связи с истечением времени» или «все документы сгорели». Прокуратура называет число 2401, в отделениях внутренних дел – 2336, в комитете госбезопасности – 2212. Если все это сопоставить с данными парламентской комиссии, получается 3515.

Так сколько же человек претерпели незаслуженные обиды и унижения?

Но самое ужасное было в том, что бюрократия разъединила народы: вместо спокойного анализа один народ был объявлен националистическим. С особым рвением стали подсчитывать проценты по национальному составу студентов, научных сотрудников, рабочих, руководителей, по смешанным бракам. Конечно, это не служило укреплению дружбы.

Комсомол республики, будучи одним из «винтиков» административно-бюрократической машины, бросился наказывать своих членов. В июле 1987 года «Комсомольская правда» сообщала, что за участие в событиях 17-18 декабря 1986 года 787 человек были исключены из ВЛКСМ, 1138 получили комсомольские взыскания, 271 отчислены из учебных заведений. Многих людей увольняли с работы, выселяли из общежитий. Долго ходила официальная версия о наркоманах, лицах в нетрезвом состоянии, экстремистах. Но со временем она лопнула, как мыльный пузырь.

Вот так создавалась ложь и правда о декабрьских событиях 1986 года.

Основываясь на заключении государственно-правовой экспертизы по правоприменительной практике, можно прийти к следующему выводу: выступление молодежи в декабре 1986 года в г. Алма-Ате не было националистическим и в начальной стадии не носило противоправного характера. Таково мнение комиссии Верховного Совета по расследованию причин событий.

Решение о первом насильственном разгоне демонстрантов вечером 17 декабря 1986 года было принято местным руководством (Г.В. Колбин, Д.С. Мирошхин, после консультаций с З.К. Камалиденовым, В.М. Мирошником и Г.Н. Князевым, с одобрения Москвы). Непосредственный приказ о применении водометов и разгоне демонстрации отдал КНЯЗЕВ, в то время министр внутренних дел республики. Напрямую руководство действиями внутренних войск и сотрудников органов внутренних дел осуществлял заместитель министра внутренних дел СССР Б.К. ЕЛИСОВ. Эти действия отличались особой жестокостью.

К примеру, вечером 18 декабря 1986 года около площади им. Брежнева был задержан депутат Верховного Совета КазССР, народный артист СССР А. МАМБЕТОВ. Вот что он сказал: «Когда меня, избитого и окровавленного, солдаты и офицеры тащили по земле, я показал удостоверение кандидата в члены ЦК Компартии Казахстана и говорил, что я являюсь депутатом Верховного Совета Казахской ССР и что они не имеют права так расправляться со мной. В ответ получил закручивание рук и удар об пол машины, которая отвезла меня в милицию». Кстати, эту сцену наблюдали работники ЦК Компартии, и никто из них не смог предотвратить произвол над известным человеком.

По проверке административных материалов выявлено множество нарушений, допущенных органами внутренних дел при задержании граждан. В материалах отсутствовали доказательства вины подвергнутых взысканиям, не указывалось, в чем конкретно выразилось правонарушение, во многих материалах не было объяснений «нарушителей», а имеющиеся объяснения показали, что задерживались и по нескольку дней находились под арестом непричастные лица, в том числе несовершеннолетние. В объяснениях задержанные сообщали об избиениях работниками милиции, незаконном изъятии денег и других ценностей, оскорблениях и прочих нарушениях.

http://www.kub.kz/respublika.php?sid=15517

Мейрам БАЙГАЗИН
Республика
09 Dec 2006

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom