Бедный Нурик

Ожидая выступление Нурсултана Назарбаева по телевидению, нельзя было не испытать сочувствия к этому человеку. Вся страна знает, что в Нью-Йорке вот-вот начнется суд, на котором официально будет объявлено, что президент Казахстана – взяточник. И Назарбаев знает, что вся страна знает. И страна знает, что Назарбаев знает, что она знает.

Как тяжело выйти в эфир, подобрать нужные слова. Ну что тут скажешь? Простите, мол, братья и сестры! Бес, то есть, Гиффен попутал. Соблазнил бриллиантами для Сары Алпысовны и таблетками «Виагры» для меня. Но мы разберемся, виновных найдем, невиновных накажем, непричастных наградим…

Если бы Назарбаева хватило ума или хитрости повести себя так, он бы обезоружил врагов и погрузил «Казахгейт» в вязкую трясину казахстанского разбирательства, в результате которого кое-что придется признать, что возможно – опровергнуть, а остальное замолчать или извратить.

Честно сказать, не я один предполагал, что именно такой будет стратегия публичной президентской защиты от «Казахгейта». Но, видно, инстинкт самосохранения у Н. Назарбаева не относится больше к числу основных.

Верховный телепузик

Жанр многочасового телевизионного общения президентов с народом возник и расцвел в странах, где нет нормальных демократических институтов. Его первооткрывателем был вечный «лидер ливийский революции» Муамар Каддафи, создатель государства с двухзвенной структурой, в которой есть только он и все остальные. В 80-х годах полковник Каддафи взял за правило отправлять на стойбища бедуинов передвижные телевизионные станции и выслушивать благодарности себе и проклятья американцам не в записи, как Леонид Брежнев, а в прямом эфире.

В цивилизованном мире такое «президент-шоу» представляется информационным извращением. Президенту Шираку или канцлеру Шредеру не приходит в голову проводить телемосты, собирать в Авиньоне или каком-нибудь, прости господи, Кайзерслаутене народ на площадях, чтобы с этим народом пообщаться. Невозможно себе представить Тони Блэера, выясняющего у мэра Лондона, какую улицу в этом году заасфальтируют – Бонд-стрит или Бромптон Роуд.

Если у граждан этих стран возникают вопросы к исполнительной власти, то они ставят их через своих депутатов в парламенте, обсуждают в свободных СМИ, подают жалобы в независимые суды, выходят на демонстрации, если требуется. Раз в несколько лет они идут на честные выборы и решают вопрос в принципе: нужна им эта власть или позвать другую, из оппозиции.

Перед жителями Казахстана такой вопрос не стоит. Им, как следует из многочасовых телепосиделок Нурсултана Назарбаева, разрешено интересоваться качеством дорожного покрытия на улице Саина и Сейфулиной. Президент осветил эту проблематику во всей полноте, призвал к ответу мэра Алма-Аты.

Он мог бы связаться и с начальниками дорожно-ремонтных участков, и с директорами асфальтобетонных заводов, с поставщиками гравия и битума. Лишь бы не говорить о самом страшном – о «Казахгейте». Но сказать пришлось.

Ничейный советник

Йозеф Геббельс, министр информации и общественного согласия при Адольфе Гитлере, утверждал, что ложь должна быть массовидной. Только тогда народ может в нее поверить.

В отличие от геббельсовской пропаганды, назарбаевская практикует ложь не массовидную, а малолитражную, мелкого помола. Тут соврать, там схитрить, здесь сочинить. Вроде, не так заметно, не так стыдно. Мелочи приличные люди опровергать не станут, мараться не захотят.

Но иногда выходят международные конфузы. Как в недавнем случае с «приветом» от канцлера Шредера президенту Путину. Ну, не передавал Шредер Путину привета через Назарбаева. Так что? Ведь мог же.

В вопросе о том, чьим советником был Джеймс Гиффен, президент Назарбаев не то, чтобы лишнего соврал. В таком деле лишнего не бывает. Но соврал как-то глупо, по-бабьи, «не по-пацански». Взял и на весь мир заявил, что Гиффен, дескать, был вовсе не его советником, а советником премьера Кажегельдина.

Это все равно, как если бы он стал уверять всех, что Сара Алпысовна – не его жена, а законная супруга сенатора Абдильдина.

Возможно, как и в истории с Гиффеном, в нынешней своей семейной ситуации Назарбаеву хочется, чтобы Сара Алпысовна оказалась ему женщиной посторонней. Но есть совместно нажитое имущество, дети. Свидетельство о браке, в конце концов.

В «Казахгейте» тоже есть свидетельство. Только не о браке, а о соучастии. Нурсултан Назарбаев лично подписал удостоверение за номером 34, в котором говорится, что Джеймс Гиффен является советником президента Казахстана.

Поскольку дипломатический паспорт Гиффена, выданный казахским МИДом, был обнародован, Назарбаеву хватило ума не опровергать этот факт. Однако с гиффеновским удостоверением он явно повал в ловушку. То обстоятельство, что удостоверение приобщено к материалам уголовного дела в Нью-Йорке, вселило в Назарбаева надежду, что документ этот никто не увидит.

Вышло иначе: сразу после «прямого эфира» в Казахстане появились ксерокопии злополучного удостоверения № 34. Известно, что в бюрократических структурах действует непреложный «закон сохранения документов», поэтому в ходе разбирательства по «Казахгейту» предстоит публикация еще многих подобных свидетельств.

Бомба немедленного действия

Предательский отказ Н. Назарбаева от своего многолетнего советника и соучастника, особого впечатления на информационные агентства не произвел. Гораздо больше слов в их сообщениях было отведено публично заявленному намерению президента участвовать в выборах 2006 г., победить на них и управлять Казахстаном как минимум до 2013 года.

Все без исключения комментаторы отметили сходство Назарбаева с Туркменбаши, который также намерен еще 10 лет «освещать путь туркменского народа своим отцовским руководством». Однако странно, отчего Назарбаев решил так рано объявлять о своем участии в предстоящих лишь через полтора года выборах? Что заставило его сделать такое заявление так рано, когда и парламентская кампания еще не объявлена?

Причина этого – во внутриполитическом кризисе, который разразится, когда в страну попадут материалы об участии иностранных корпораций и институтов в финансировании и организации избирательной кампании Нурсултана Назарбаева в 1998 г.

Первый сигнал о том, что такие документы могут быть обнародованы, поступил из Лос-Анжелеса накануне «прямого эфира» Назарбаева. Газета «Лос-Анжелес таймс» в результате полугодового журналистского расследования выяснила, что Дж. Гиффен не только коррумпировал назарбаевское руководство. Он организовал и финансировал американские «консультационные группы», которые вырабатывали для Назарбаева политические решения.

Первые упоминания об этой деятельности относятся к 2001 г., когда лауреат Пилитцеровской премии по журналистике Саймур Херш опубликовал фундаментальную статью «Цена нефти» в журнале «Нью-Йоркер». В ней он рассказывал как Марк Сигел, в то время являвшийся членом совета директоров Национального демократического института США, разрабатывал накануне президентских выборов «болванки» пресс-релизов о том, что нападения на журналистов и поджоги редакций в Казахстане происходят сами по себе, а не по приказу Н. Назарбаева.

В этом году Кену Сильверстайну из «Лос Анжелеес таймс» удалось получить доступ к новым документам из нью-йоркского офиса Дж. Гиффена. Из них складывается еще более обескураживающая картина вмешательства американских «консультантов в штатском» во внутреннюю политику Казахстана.

Факты таковы: некая «политическая группа» (P-Group), созданная и оплаченная Дж. Гиффеном, разработала многостраничный стратегический документ, который 1 сентября 1998 г. представила на рассмотрение Н. Назарбаева. Дальнейшие события в Казахстане, крах демократии и откат к тоталитаризму, оказались реализацией важнейших положений этого плана. Обширная цитата из статьи «Нефть придает блеск казахскому режиму» («Лос-Анжелес таймс) свидетельствует:

«Как говорится в обвинительном акте федерального правительства, уже через две недели после представления Назарбаеву рекомендаций группы P-Group, Гиффен тайно положил на одни из счетов президента в швейцарском банке взятку в размере 30 млн. долларов.

Через месяц после ознакомления с документом Назарбаев объявил о проведении 10 января 1999 внеочередных президентских выборов - почти на два года раньше планируемого срока. Парламент немедленно принял конституционные поправки, продлившие президентский срок правления с пяти до семи лет и отменившие минимальную явку в 50 процентов избирателей.

Вскоре после этого Назарбаев отстранил своего главного оппонента, бывшего премьер-министра страны Акежана Кажегельдина, от участия в выборах. Впоследствии Кажегельдин был вынужден уехать из страны и проживать в изгнании…»

По имеющимся у редакции лос-анжелесской газеты сведениям, из этих 30 млн. долларов в дальнейшем оплачивались предвыборные агитационные гастроли по Казахстану российских поп-звезд и политических деятелей, а также заказные программы по российскому телевидению с участием Н. Назарбаева. Вопреки принятым в мире правилам, они активно агитировали избирателей отдать голоса Назарбаеву.

Вопрос о степени участии Гиффена в принятии решений президентом Казахстане еще будут подробно исследован судом в Нью-Йорке. Но уже очевидно, что казахстанскому обществу следует самым подробным образом обсуждать не предстоящие президентские выборы, а предыдущие. Есть все основания для того, чтобы требовать аннулирования их результатов и проведения тщательного расследования.

«Марк Сигел отметил, что он гордился своей работой в Казахстане. "Я сделал много хорошего. Я внес свой вклад. Я не жалею о том, что работал на благо демократизации в Казахстане", - сказал он.
Сигал охарактеризовал работу группы как продвижение "демократизации" и предложение политических реформ. "Политические и экономические структуры и нормативная база в Казахстане были значительным образом реформированы, хотя еще много осталось сделать", - отметил он в одном из ответов по электронной почте на вопрос редакции «Лос Анжелес таймс».

Еще бы Марку Сигелу не хотелось многого сделать для Назарбаева. Особенно учитывая, что контракт Сигела предусматривал гонорар из расчета 3 тыс. долларов в день.

Итак, основания для отмены итогов президентских выборов 1999 г. в Казахстане более чем очевидны: отстранение самого сильного соперника, манипуляции с голосами, тотальный контроль исполнительной власти над избирательными комиссиями. Госдепартамент США, европейский Союз и ОБСЕ сочли, что президентские выборы в Казахстане "прошли с грубейшими нарушениями". Новые факты, которые будут исследованы и опубликованы в ходе суда над Дж. Гиффеном, ставят вопрос о легитимности президента Назарбаева чрезвычайно конкретно:

1. Нурсултан Назарбаев нарушил собственный указ, имевший силу закона, который запрещал иностранное финансирование кандидатов.

2. Нурсултан Назарбаев многократно превысил бюджет избирательной кампании, предписанный указом для каждого кандидата.

3. Нурсултан Назарбаев представил в Центральную избирательную комиссию фальшивые данные о своем финансовом положении, укрыв сведения о счетах за рубежом.


Когда каждый из этих фактов окажется доказан, когда в нью-йоркском суде подтвердится, что Гиффен: а) собирал и оплачивал группы консультантов, которые составляли планы политических действий для Назарбаева; б) переводил деньги на личные счета Назарбаеву и оплачивал его предвыборные мероприятия. Этого будет достаточно, чтобы соперники Назарбаева на тех выборах, члены их инициативных групп, любой гражданин подал в суд жалобу с требованием отменить итоги президентских выборов 1999 г. и немедленно провести новые выборы.

Вопрос о том, имеет ли гражданин Назарбаев право участвовать в них наравне с другими претендентами, встанет сам собой и довольно скоро. В его преддверии незаконно избранному президенту и пришлось заявлять о намерении бороться за свой пост.

Наперсточная дипломатия

Генри Киссинджер ввел в обиход понятие «челночная дипломатия», когда посредники, как челноки, летают туда-сюда и согласовывают позиции противостоящих сторон, не готовых на прямые переговоры. С именем Нурсултана Назарбаева можно связать понятие «наперсточной дипломатии». Как у «наперсточников», играющих с простаками на базарах, за его многочисленными зарубежными визитами нет никакого политического содержания.

Люди приближенные знают, что Назарбаев не может подолгу находиться дома, заниматься систематической государственной работой. Через короткое время «шеф» начинает нервничать, пить, кричать на подчиненных и даже кидаться на них с кулаками. Тогда администрация требует от МИДа организовать какой-нибудь визит – официальный, рабочий, неофициальный. Лишь бы отвлечь Назарбаева от тягостных мыслей о «Казахгейте», от необходимости принимать решения.

За рубежом, в отличие от унылой Астаны, приятная суета, поселение в гостиницу, оценка обстановки президентского номера, обеды и ужины в новых ресторанах, возможность сходить в магазин и прикупить что-то для гардероба. Из-за страсти Назарбаева к загранпоездкам у Казахстана как бы нет министра иностранных дел. То есть, Касымжомат Токаев где-то есть, но к иностранным делам, помимо организации президентских выездов, отношения давно не имеет.

Сам Назарбаев вряд ли сможет объяснить, зачем он в последние несколько лет ездил в ту или иную страну. Особенно показательным по бессмысленности был его блиц-визит на Ганноверскую ярмарку этой весной. Ничего, кроме оскорбительных статей в немецкой прессе, этот «экспромт» не принес, никаких политических или экономических соглашений подписано не было. Как не было подписано никаких важных документов в Канаде, Италии или Нидерландах в прошлые годы.

В странах, где главам государств есть, чем заниматься, где они несут ответственность перед народом и парламентом, зарубежные визиты – скорее тяжелая необходимость, чем развлечение. По сравнению с президентом Франции или премьером Великобритании, казахский президент путешествует раза в три чаще. Хотя ясно, что глава любого государства больше хотел бы видеть у себя в гостях Ширака или Блэера, а не Назарбаева или Акаева.

И на этот раз, выступив по телевидению, Нурсултан Назарбаев улетел за границу. Первоначально он собирался посетить Китай и Индию, но в последний момент индийская сторона попросила не приезжать. В стране только что прошли выборы, вместо старого премьера избран новый, правящая партия уступила место другой, оппозиционной. Идет передача власти, формирование коалиции, согласование кандидатур в министры… Короче, обычная демократическая смена власти. То, чего Назарбаев не понимает в принципе.

Планируя визит в Дели, Назарбаев не скрывал, что хочет оказаться первым иностранным гостем, который поздравит переизбранного премьера Ваджпая.

Одно из любимых занятий президента Казахстана – ездить за границу и поздравлять коллег все равно с чем. Надо только вспомнить, как он рвался в Москву после мартовских президентских выборов, чтобы первым из иностранцев выразить Владимиру Путину свою любовь.

Важной составляющей «наперсточной дипломатии» Назарбаева является его отдых от старой семьи. Служба охраны и протокол президента привыкли к тому, что вслед за одной-другой малозначительными встречами в «курортных» странах, таких как Турция, Италия или Арабские эмираты, Назарбаев наслаждается общением со своей «младшей женой» и ее маленькими дочерьми, привезенными заранее за границу. В эти дни он наслаждается душевным теплом, а сотрудники его администрации – покоем.

Трудный возраст

В конце концов, по-человечески и по-мужски Назарбаева можно понять. Годы идут, остается не так много радостей, не хочется тратить остаток жизни на суету. Но страх перед «Казахгейтом», позор разоблачений заставляют его вновь бежать по тому же кругу, выслушивать ложь и самому без конца лгать.

Не знаю, как остальных, но меня в телешоу Назарбаева больше всего потряс вовсе не эпизод с Гиффеном. Поразил звонок некоей девочки из Москвы. Она, москвичка, не пожалела времени и денег, узнала откуда-то номера телефонов и дозвонилась до Астаны.

Что же сказала эта славная Катя Прокудина? Тут надо цитировать дословно, потому что такое не придумаешь и своими словами не перескажешь.

Детский голос: Здравствуйте, уважаемый господин Президент Казахстана Нурсултан Абишевич! Звонит вам Прокудина Екатерина.

Мне 14 лет. Живу в красивом большом городе Москве. Так получилось в жизни, что я родилась слабым ребенком по здоровью. И поэтому учусь на индивидуальном обучении.

Но я люблю учиться и принимаю большое участие в жизни школы.

Дело в том, что у меня большая проблема. В нашей школе организовывается музей и для музея необходимо собрать материал о вашей красивой республике.

Но у нас в городе мало сведений. У меня большая просьба, может, Вы подарите нашему молодому музею какие-нибудь материалы, сувениры, какие не жалко?

Уверен, что Назарбаев верит в то, что эта «слабая по здоровью» девочка действительно звонит из Москвы, что в Москве дети только и знают, что собирают материалы о «его красивой республике».

Точно так же он верит, что «Казахгейт» придумали его враги. И верит, что квадратный метр жилья может стоить столько, сколько он скажет…

В пьесе Шекспира принц Гамлет держит в руках череп шута и горько сокрушается: «Бедный Йорик!» Глядя на голову Назарбаева на телеэкране, трудно удержаться от вздоха. Бедный Нурик!

Фарид МУРТАЗА
Эл. почта
19 May 2004

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom