Королевская битва

В тот день она собрала вещи и бежала из дома в Нью-Джерси с двумя детьми, двумя нянями, двумя телохранителями и водителем.

На столе она оставила записку мужу. Она упомянула черную комедию 1989 года "Война роз", где развод супругов, которых играли Майкл Дуглас и Кэтлин Тернер, превращается в вакханалию мести.

Было это пророчеством или угрозой, но война вскоре началась. Развод Гюльнары Каримовой, которую называют узбекской принцессой, оказался непростым делом. Ее отец Ислам Каримов – президент Узбекистана, автократ, ставший важным союзником Америки в войне против терроризма.

Каримова забрала детей в 2001 году и с тех пор скрывается от ордера на арест, выданного судьей в Нью-Джерси. Она прячется в Москве, зная, что там власти не станут ссориться с ее отцом. Что касается ее мужа, американского бизнесмена афганского происхождения Мансура Максуди, то он уже знает цену ссоры со своим могущественным тестем. После того как Максуди расстался с женой, правительство Узбекистана фактически отняло у него завод по розливу "Кока-колы", посадило трех его родственников, а еще 24 депортировало в Афганистан.

"Она сказала, что, если я разведусь с ней, она уничтожит мою семью и мой бизнес, сделает так, чтобы я никогда не увидел детей, – заявил 37-летний Максуди. – Как видите, именно это и произошло".

Интерпретаци 31-летней Каримовой прямо противоположна. По ее словам, она так долго оставалась с Максуди, боясь, что он превратит разрыв в средство политической расправы с ее семьей. "Он сказал, что будет огромный скандал, который повредит моему отцу, – утверждает она. – Я не хочу огорчать отца".
Эта мыльная опера может осложнить отношения между США и их новым другом в проблемном регионе. В конфликт оказались втянутыми Госдепартамент, министерство юстиции, налоговое управление, Интерпол, суды, посольства и комитеты конгресса.
Обвинения летают туда-сюда: похищение людей, неуплата налогов, мошенничество, контрабанда, хищения, шантаж, отмывание денег, подлог. Она обвиняет его в незаконной продаже нефти Саддама Хусейна. Он обвиняет ее в поставке девушек из Узбекистана сутенерам в Дубае. Она называет его исламским моралистом, который однажды предупредил ее, что она будет гореть в аду за то, что носит бикини. Он говорит о ней как об испорченной богатой девчонке, которая до утра пропадала на вечеринках и возвращалась домой пьяной.

Не сказочный роман

Она редко дает интервью. Она дала согласие на встречу после переговоров с министром иностранных дел ее отца, длившихся несколько месяцев, в надежде опровергнуть самые сенсационные обвинения, циркулирующие по Вашингтону, которые могут повредить связям ее отца с единственной в мире сверхдержавой.
Гюльнара Каримова внешне не похожа на бессердечную женщину, какой ее изображают сторонники мужа. Она говорит о себе как о бизнес-леди, получившей образование в Гарварде, имеющей, однако, черный пояс по карате. Она рассказывает историю своего брака с точки зрения оскорбленной женщины.

Они познакомились на дне ее рождения в Ташкенте в июле 1991 года. Каримовой исполнилось 19 лет. "Для меня только что открылся мир, – вспоминает она. – Я окончила школу и поступила в университет, все представлялось в розовом цвете". Мансуру Максуди было 24 года, ребенком он эмигрировал в США. "Он был из другого мира, говорил на другом языке".

Это не был обычный роман. До вступления в брак они виделись еще один раз, в тот вечер он попросил ее руки. Максуди, вспоминает она, настаивал на том, чтобы о браке договаривались их родители. Спустя месяц, в ноябре 1991 года, они поженились в Ташкенте, свадьбу она называет "очень скучной". Через неделю они уехали в Нью-Джерси, где снова состоялась брачная церемония.

В то время как она начинала новую жизнь, начиналась и новая жизнь ее родины. Узбекистан стал независимым государством, а ее отец, коммунистический лидер страны, превратился в президента.

Узбекистан, хлопковая республика, откуда Тамерлан когда-то управлял своей империй, – самое густонаселенное и политически сильное государство среди пяти стран Центральной Азии.

При президенте Каримове он стал местом ужаса для некоторых людей, особенно для мусульман, не посещающих мечети, находящиеся под контролем государства. В 1999 году, когда Гюльнара Каримова училась в Гарварде, радикальная группировка "Исламское движение Узбекистана" устанавливала в Ташкенте взрывные устройства, убившие 16 человек. Светское правительство ее отца громило политический ислам, выбирая в качестве мишеней даже простых мусульман, все преступление которых заключалось в том, что они носили бороды.

Около 7 тыс. человек попали в тюрьму за политические или религиозные убеждения, их нередко избивали, душили, насиловали, пытали электрошоком.

В 2002 году в печально известном лагере Яшлык, построенном для верующих в пустыне, где температура достигает 120 градусов по Фаренгейту, двое заключенных умерли после того, как их погрузили в кипяток. 62-летнюю мать одного из них, протестовавшую против смерти сына, арестовали и приговорили к шести годам лагерей за "попытку свержения конституционного строя". После международных протестов ее освободили за несколько часов до февральского визита в Узбекистан министра обороны Дональда Рамсфельда.

Каримова не пытается защищать своего отца. "Он – порождение старой системы, со своим взглядом на жизнь, своими правилами игры. Вы можете говорить о новом мышлении, но он профессионал, и я предпочитаю судить о нем как о профессионале, – говорит она. – Кому это нравится, кому-то нет. Но в нашей геополитической и географической ситуации, чтобы править, надо быть сильным".

Новые родственники

Молодожены жили иногда в Нью-Джерси, а иногда в президентской резиденции в Ташкенте. Через год после свадьбы у них родился сын, названный Исламом в честь деда. Еще через несколько лет на свет появилась дочь, Иман.

То, что Максуди стал членом президентской семьи, конечно, не повредило его бизнес-империи. Вскоре он получил завод по розливу "Кока-колы" в Узбекистане.
Но проблемы с новыми родственниками были с самого начала.

Она говорит, что два-три раза в неделю они посещали его мать, где Каримова сталкивалась с жизнью традиционной афганской семьи. "Мне было трудно, потому что я выросла в маленькой семье и привыкла к более открытым отношениям".
В семье Максуди не отмечали Новый год, самый веселый праздник в бывшей советской республике. "Они сидели на полу и ели на полу", – говорит она. Когда наступала полночь, но никто не радовался, "я сидела и плакала перед телевизором".

Если ей его семья казалась слишком тихой, то он считал ее семью слишком шумной. "Когда споришь с ним, – говорит Максуди о президенте Каримове, – побеждает тот, кто громче кричит. Дело не в фактах и не в аргументации".
По его описанию, Каримовы купались в деньгах и власти. Он утверждает, что в кабинете рядом с президентской спальней находится сейф высотой в полтора метра. Однажды Максуди вошел туда и "увидел, как первая леди сидит на полу и считает деньги".

Во время поездки в Лондон, говорит он, Каримова решила купить украшения на 230 тыс. долларов. "Я сказал Гюльнаре, что это очень дорого, – вспоминает он. – Она ответила, что может купить их на свои деньги. Я был поражен и спросил: "Где ты их взяла?" Она ответила: "У матери".

При таких деньгах Каримова все же чувствовала себя неуютно. "Я все время плакала, – говорит она. – Представьте, я целыми днями сидела одна, а я ведь привыкла к активной жизни, не только к занятиям в университете, но к изучению языков, спорту. Я просто умирала. Максуди все помнится не так. "Она являлась домой в 3 часа ночи, иногда пьяная. Порой она не могла вспомнить, где была".
В конце концов, она подала заявление в Гарвард, на факультет проблем Центральной Азии. По ее словам, она долго уговаривала его разрешить ей учиться. Он говорит, что надеялся, что учеба "положительно скажется на ней", отвлечет от вечеринок, но этого не произошло. Они ссорились по множеству поводов.
"Мне не разрешалось плавать с сыном в бассейне, потому что у меня был раздельный купальник. Он заставлял моего сына плавать в футболке".
Максуди это отрицает. "Она что, была пьяна, когда вы с ней встречались? – спрашивает он. – Трезва? Ее заявления настолько абсурдны, что на них и отвечать не стоит". Он говорит, что возражал против появления жены в купальнике лишь тогда, когда поблизости находились телохранители.

Он отрицает, что является религиозным фундаменталистом. Чтобы доказать это, Максуди рассылает по электронной почте фотографии сына без рубашки и жены в прозрачной блузке, сквозь которую видна грудь.

Летом 2001 года они были в Ташкенте и собирались вернуться в Нью-Джерси, но конец был близок. "В последние месяцы каждый из нас жил своей жизнью, – говорит она. – Уже было ясно, что мы чужие друг другу".

Разрыв

Терпение Каримовой кончилось в июле. Она повезла детей в парк аттракционов Six Flags Great Adventure, и лишь у кассы обнаружила, что муж заблокировал ее кредитные карточки. "Когда я вернулась домой, он с довольным лицом пил чай. Я сказала, что все кончено".

Максуди признает, что заблокировал карточки. "Каждый раз, когда мы с Гюльнарой ссорились, она в отместку делала покупки в кредит на 20-30 тыс. долларов, я думаю, она научилась этому, смотря телевизор".

Ссора разгоралась, ее телохранители не давали ему уйти. "Они загнали меня в угол комнаты, Гюльнара угрожала. Она швырялась предметами". Ему удалось вырваться, ночь он провел в доме матери, а на следующее утро вернулся домой, чтобы поиграть с детьми, пока Каримова спит. "Это был последний раз, когда я видел детей", – говорит он. Через несколько часов она позвонила ему и сообщила, что уезжает из страны и берет с собой детей.

Он говорит, что это было похищение, и суд в Нью-Джерси согласен с ним. Она это отрицает. "Он прекрасно знал, что мы с детьми уезжаем", – говорит она. Он считает записку, в которой упоминается "Война роз", угрозой. Она утверждает, что хотела избежать безумия, о котором повествует фильм. "Я писала ее в слезах, – говорит она. – Это было личное письмо".

Последствия разрыва ташкентские родственники Максуди ощутили на себе через несколько дней.

Каримова утверждает, что она к этому не причастна, говорит, что депортированные родственники Максуди нарушали паспортный режим. "У его родственников не было соответствующих документов", – говорит она. Если бы она принимала решение, "то депортировала бы их позже".

Оба супруга обратились в суд. Узбекский судья дал Каримовой развод, а суд в Нью-Джерси дал развод Максуди. Максуди грозит арест в Узбекистане, а Каримовой в Нью-Джерси. Поскольку ордера на арест зарегистрированы в Интерполе, они не могут ездить и в Европу.

Широкий контекст

В последние месяцы взаимными обвинениями в связи с этим разводом обмениваются узбекские лоббисты и вашингтонские законодатели. Лагерь Каримовой обвиняет фирмы Максуди в нарушениях правил импорта и экспорта и использовании незаконных методов. Самыми сенсационными представляются обвинения в контрабанде иракской нефти при Саддаме Хусейне.

Впрочем, одним из главных свидетелей со стороны Каримовой был бывший работник Максуди Фархад Иногамбаев, который бежал из Узбекистана и отказался от своих показаний. "Все это ложь", – говорит он теперь, находясь в Нью-Джерси.

По его словам, расставшись с мужем, Каримова послала за ним и сказала: "Забудь о Мансуре. Мы будем делать бизнес вместе". Из страха за семью он стал работать с ней. Она заставляла его писать показания против ее мужа. "Я писал и подписывал все, что мне говорили. Я просто хотел, чтобы они от меня отстали".
Иногамбаев не только отказывается от показаний, но и обвиняет Каримову в том, что она по разным каналам вывезла из Узбекистана десятки миллионов долларов. Он же утверждает, что она, используя турфирму, контролирует отправку проституток из Узбекистана в Дубай.

Каримова отвергает все обвинения, называя их "безумными и глупыми", и утверждает, что Иногамбаев "говорит за деньги".

Представители США официально называют это дело "международным похищением детей" и заявляют Ташкенту, что "подобные проблемы портят американо-узбекские отношения".

Представители Узбекистана тоже неохотно говорят об этом. "Дело очень запутанное, и мы должны очень осторожно касаться столь деликатных вопросов", – заявил в одном из интервью узбекский министр иностранных дел Садык Сафаев. Отношения между двумя странами и без того непросты. США хотят сохранить военную базу, открытую ими в Узбекистане после терактов 11 сентября 2001 года. Но под давлением международных правозащитных организаций администрация Буша недавно предупредила, что прекратит финансовую помощь, если Каримов не улучшит ситуацию с правами человека. По мнению ташкентских аналитиков, 66-летний президент болен, и Каримова намерена стать его преемницей. Кое-кто полагает, что она выводит активы за границу на случай, если ей придется бежать из страны.
По мнению Максуди, его бывшая жена хочет захватить власть в Узбекистане. "Ей знаком вкус власти, – говорит он. – Иногда, когда мы ссорились, я говорил ей: "Ты пьяна отцовской властью". Они от власти не откажутся".
http://www.inopressa.ru/wp/2004/04/13/15:11:50/karimova

Питер Бейкер
The Washington Post
08 May 2004

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom