Назарбаев привез Путину привет от кого не ждали

Вчера президент России Владимир Путин встретился с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, и тот передал ему привет от одного из мировых лидеров. Специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ расценил этот привет как политическую провокацию.

Встречи в Представительском кабинете Кремля проходят в строгом соответствии с протоколом. Протокол заключается в том, что два лидера должны одновременно войти в Представительский кабинет, остановиться ровно в середине этого кабинета и по возможности крепко пожать друг другу руки. Изменить этот протокол нельзя. Его можно только нарушить.

Владимир Путин, чуть ли не каждый день принимая гостей в Представительском кабинете, в совершенстве овладел искусством вовремя делать первый шаг в Представительском кабинете. Его коллегам это дается очень даже непросто. Более того, иногда мне кажется, что на этот шаг делается некая особая ставка у переговорщиков с российской стороны. Я видел, например, как готовили к нему грузинского президента Михаила Саакашвили. Этот энергичный человек черным вороном кружил перед дверью, раз в полминуты порываясь ворваться в кабинет, а сотрудники протокола ласково и с некоторой, как казалось, опаской уговаривали его не делать лишних движений, памятуя, может, о недавних событиях в Тбилиси, когда Михаила Саакашвили даже с букетом роз не пустили в здание грузинского парламента через дверь, и тогда он вошел, как известно, через окно.

И может, именно в эти несколько минут, пока томился он у закрытой двери и перегорел, и стало с ним легче разговаривать о сомнительной необходимости вывода российских баз с грузинской территории.

Президент независимого Туркменистана Сапармурат Ниязов несколько месяцев назад прошел в Представительский кабинет, даже не притормозив, даже не обратив внимания на то, что один из сотрудников протокола рискнул притронуться к нему горячей и сухой (от возникшего желания соблюсти формальности) ладонью. И Сапармурат Ниязов тут же пострадал из-за этого, оказавшись в чужом кабинете один на один со своими министрами. Он растерянно оглянулся, потому что не знал, что же ему дальше-то надо делать, да так и остался стоять, так как у протокола собственная гордость, и никто ему не подсказал, как жить дальше. И он вынужден был рассеянно кивать своим министрам, столпившимся рядом в ожидании этого великого человека, который дома не замечает своих министров даже тогда, когда они в соответствии с жестоким туркменским протоколом жадно целуют ему при встрече руки.

И только секунд через пятнадцать, словно сжалившись над Сапармуратом Ниязовым, с противоположной стороны открылась дверь, и появился Владимир Путин. И можно уверенно считать, что к двери в Представительский кабинет подходил один Сапармурат Ниязов, а переговоры Владимир Путин вел уже с другим Сапармуратом Ниязовым, человеком если и не сломленным духовно, то уж надломленным-то точно.

Чего-то необычного я, честно говоря, ожидал и от президента солнечного Казахстана Нурсултана Назарбаева, когда он подошел к этой двери. И господин Назарбаев не обманул ожиданий. Его, как и остальных, чуть придержали на входе. Но он уже увидел Владимира Путина. И еще стоя за дверью, казахский президент поднял высоко вверх руку и начал отчаянно махать ею президенту России.

Тоже, значит, нервы сдали. Ведь разумом Нурсултан Назарбаев понимал, что он сейчас стоит на месте и нет никакого практического смысла размахивать рукой, потому что Владимир Путин даже смотрит не на него, а на сотрудников своего протокола, которые должны были подсказать ему, когда начать движение. Но просто хотелось ему, очень ему хотелось подчеркнуть существование неких особых отношений с господином Путиным. Он хотел дать ему понять, что протокол протоколом, никуда от него не денешься, а на самом деле он, Нурсултан Назарбаев, просто чертовски рад видеть Владимира Путина!

А что же получилось? Уже через несколько мгновений Нурсултан Назарбаев убедился, что он наделал кучу лишних движений, которые в лучшем случае являются нарушением протокола, высушившего нежную президентскую душу, а в худшем будут неправильно поняты. Ведь внимательные журналисты (а других в Представительский кабинет просто не пускают) с большой долей вероятности могут предположить, что Нурсултан Назарбаев уже издали заискивает перед Владимиром Путиным и заранее демонстрирует готовность идти на компромиссы в щекотливом вопросе том, кто, Россия или Запад, будет модернизировать могучую казахскую противовоздушную оборону.

Таким образом, и Нурсултан Назарбаев, с еще большей долей вероятности можно предположить, был уже деморализован, еще только переступив порог Представительского кабинета.

Возможно, именно поэтому он через несколько минут сказал российскому президенту то, что через час услышали все по обе, так сказать, стороны океана.

Владимир Путин говорил о темпах роста товарооборота между нашими странами и о борьбе с международным терроризмом. Было бы, признаться, странно, если бы он говорил что-нибудь другое. Президент России буквально слово в слово повторил все, что неделю назад сказал президенту Узбекистана Исламу Каримову (см. Ъ от 16 апреля), с которым у Нурсултана Назарбаева сейчас, как известно, не очень ровные отношения (господин Каримов предполагает, что коллега Назарбаев укрывает у себя тех самых международных террористов, которые устроили недавно теракты на территории Узбекистана). Господину Путину не за что упрекнуть себя в этом отношении.

Тут-то в ответ Нурсултан Назарбаев и рассказал коллеге интереснейшую новость. Он, оказывается, только что из Германии. Там он встречался с немецким канцлером Герхардом Шредером. И вот, вернувшись из Германии, Нурсултан Назарбаев передает Владимиру Путину привет горячий от Герхарда Шредера.

Разве Нурсултану Назарбаеву невдомек, что Владимир Путин не только и сам только что вернулся от канцлера, но и был не где-нибудь, а прямо на дне рождения лидера немецкой нации (см. Ъ от 19 апреля)? Или казахский президент нарочно хотел подчеркнуть, что Герхард Шредер за одни сутки, прошедшие со дня рождения, так страшно соскучился, что не в силах скрывать, как уже ни дня не может прожить без Владимира Путина, и готов передавать ему приветы хоть каждый день с любой оказией?

И в этом случае происшедшее можно квалифицировать уже как беспрецедентный случай в мировой политике. И тогда другим лидерам придется повнимательнее присмотреться к этим отношениям и сделать свои выводы, которые могут идти достаточно далеко.

И тогда получается, что Нурсултан Назарбаев, грубо говоря, просто подставил Владимира Путина, походя смазав к тому же более чем положительное впечатление мировой общественности от веселого дня рождения в Ганновере.

Президент Назарбаев пытается сидеть на двух стульях

Встреча президентов России и Казахстана прошла в закрытом режиме. По информации Ъ из околокремлевских источников, Москва настояла на сугубо рабочем характере встречи прежде всего потому, что, несмотря на внешнее благополучие в отношениях с Астаной, Россию устраивает далеко не все. Об этом Владимир Путин уже говорил Нурсултану Назарбаеву во время своего январского визита в Астану. Тогда выяснилось, что у Москвы немало претензий к казахскому руководству. Главные из них – усиливающаяся прозападная ориентация Казахстана, особенно в военной и топливно-энергетической сферах, фактическое вытеснение русского языка и русскоязычного населения из государственной и общественной жизни страны. Особое беспокойство Москвы вызывают планы Казахстана модернизировать свою систему ПВО с помощью Запада, что не только нарушает обязательства Астаны по созданию объединенной системы ПВО стран СНГ, но и обеспечивает НАТО доступ к отдельным элементам этой системы.

По прошествии трех месяцев озабоченность Москвы не стала меньше. Более того, как сообщали СМИ, в ходе своего визита в Германию господин Назарбаев встретился с одним из руководителей крупнейшей аэрокосмической компании Европы EADS Томасом Эндерсом и обсудил с ним возможность поставок в Казахстан РЛС нового типа для модернизации системы ПВО. В Москве вполне могли расценить это как демонстративное игнорирование казахским президентом российских претензий.

Во всяком случае, вопреки пожеланиям Астаны Кремль сузил формат визита Нурсултана Назарбаева, который, по некоторым данным, был заинтересован в трехсторонних переговорах в Москве с участием президентов России и Узбекистана (Владимир Путин и Ислам Каримов встречались на прошлой неделе.–Ъ). Вместо этого пребывание господина Назарбаева в России свелось всего к нескольким часам.

Красноречивые жесты президента Назарбаева в сторону Запада вызваны опасениями Астаны, что США попытаются повторить в Казахстане "грузинский вариант" смены власти, успешно опробованный в ноябре прошлого года в Тбилиси. И опасения эти, похоже, небеспочвенны. В середине мая в Нью-Йорке стартует "Казахгейт" – громкий коррупционный процесс над бывшим советником президента Назарбаева Джеймсом Гиффеном, которого обвиняют в передаче руководству Казахстана взяток от американских нефтяных компаний в размере $78 млн. А в конце прошлой недели, как стало известно американским СМИ, прокуратура впервые назвала президента Казахстана одним из тех, кто получал взятки. Главные требования американцев к казахскому президенту – реальная демократизация страны и освобождение из тюрьмы лидера оппозиции Галымжана Жакиянова, которого в США считают политзаключенным.

Таким образом, накануне приезда в Москву господин Назарбаев оказался в очень непростой ситуации. Крен в сторону США не обеспечил ему желаемого эффекта. Зато у России возникли сомнения в искренности заверений казахских руководителей в желании строить с Москвой отношения стратегического партнерства. Что и подтвердил вчерашний визит Нурсултана Назарбаева.
http://www.kommersant.ru/archive/archive-material.html?docId=468809

Геннадий СЫСОЕВ
Коммерсант
21 Apr 2004

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom