Пороховая бочка в Азии?

Первая война между странами СНГ назревает тихо и незаметно. Конечно, была уже война между Арменией и Азербайджаном, но формально она являлась внутриазербайджанским конфликтом.

Сегодня в Центральной Азии дело идет к "нормальной" войне между двумя государствами. Причем уловить внутреннюю подоплеку событий сложно, поскольку мы имеем дело с закрытым, тоталитарным Узбекистаном и сверхзакрытой, сверхтоталитарной Туркменией.

Происходящие внутри туркменской элиты процессы приоткрываются для внешнего наблюдателя, только когда очередной ее представитель просит политического убежища в России или на Западе. Есть серьезные подозрения, что недавнее покушение на Сапармурата Ниязова было нужно самому Туркменбаши с целью полной "зачистки" страны от остатков оппозиции. При этом заявления о внешнем заговоре представляются некоторым излишеством, а уж обыск в узбекском посольстве и последующая высылка посла — это нечто беспрецедентное. Высылка посла — это почти всегда синоним объявления войны.

Российско-американско-узбекский заговор против Туркменбаши вызывает некоторые сомнения. С другой стороны, Туркмения с ее огромными запасами углеводородного сырья представляет существенный интерес и для "старшей по СНГ" России, и для Америки с ее глобальными политическими, военными и экономическими планами, и для Узбекистана, борющегося с Казахстаном за звание "среднеазиатской сверхдержавы", и для Ирана, тоже имеющего амбиции регионального масштаба. При этом только Узбекистан имеет хоть какие-то возможности попытаться "раскачать" режим Ниязова изнутри (хотя бы с помощью узбекской диаспоры). Предпринимаются ли такие попытки на деле — вопрос открытый.

И узбекская, и туркменская армии вооружены тем, что осталось от Туркестанского округа Советской армии. ВС Туркмении насчитывают, по данным иностранных источников, 17,5 тыс. человек. В сухопутных войсках — 4 мотострелковые дивизии, артиллерийская бригада и 2 бригады ПВО; на вооружении — около 700 танков Т-72, не менее 1,5 тыс. БМП и БТР. В ВВС — 4 авиаполка, по 24 истребителя МиГ-29 и перехватчика МиГ-25, до 300 устаревших бомбардировщиков МиГ-23 и 100 штурмовиков Су-17 и Су-25.

Численность ВС Узбекистана достигает 25 тыс. человек. B сухопутных войсках — 11 мотострелковых, 1 танковая, 1 воздушно-десантная, 3 воздушно-штурмовые, 1 горная бригады; на вооружении — 350 танков, около 700 БМП, БМД и БТР. В ВВС — 7 авиаполков, 23 бомбардировщика Су-24 и 11 разведчиков Су-24Р, до 70 штурмовиков Су-17 и Су-25, 30 истребителей МиГ-29 и 25 Су-27.

Как видно, на суше сильнее Туркмения, в воздухе — Узбекистан. Но сомнительно, что вся техника поддерживается в нормальном состоянии, к тому же за 10 лет, прошедших с распада СССР, имел место и ее естественный износ. Особенно это относится к авиации, поэтому преимущество Узбекистана в воздухе носит достаточно виртуальный характер. С другой стороны, у узбеков колоссальное преимущество в мобилизационных ресурсах: население Узбекистана в 5 раз больше, чем Туркмении.

Нельзя забывать и о том, что Туркмения — единственная страна в регионе, не входящая в антитеррористическую коалицию. На ее территории иностранных войск нет, а вот на узбекских базах Ханабад и Карши присутствуют подразделения ВВС США. Американцы чрезвычайно ценят эти базы, ведь они снижают зависимость от Пакистана. Поэтому сомнительно, что в случае узбекско-туркменского конфликта США останутся в стороне.

Влияние России в данной ситуации будет ограниченным, поскольку именно эти страны СНГ в наименьшей степени зависят от Москвы в политическом и экономическом плане. Впрочем, у Вашингтона пока нет готовой кандидатуры на место Туркменбаши. У Москвы, правда, ее тоже нет, но найти будет проще. И все-таки маловероятно, что туркменский президент решил так внезапно закончить свою политическую карьеру.
http://www.vremyamn.ru/cgi-bin/2000/1079/8/4

Александр Храмчихин
Время МН
25 Dec 2002

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom