Отчет международной организации о политике Назарбаева

Международная организация в поддержку демократии и свободы "Фридом хаус" (Дом свободы) опубликовала очередной ежегодный отчет "Свобода в странах мира". На шестистах его страницах содержится сравнительный анализ ситуации в области прав человека и гражданских свобод в 192 странах мира и 17 спорных территориях по единому стандарту, сделав особый акцент на важности демократии и свободы. Этот документ широко используется политическими деятелями, журналистами и учеными.

В своих выводах коллектив авторов отчета опирается на различные источники информации, включая сообщения зарубежной и отечественной прессы, издания неправительственных организаций, исследования "мозговых центров", научных институтов и отдельных специалистов, оценивает права и свободы, предоставляемые гражданам отдельных стран и территорий.

Согласно принятым в цивилизованном мире представлениям, демократия – это политическая система, в которой граждане свободно выбирают своих лидеров из числа нескольких претендентов, не навязываемые им правительством. Свобода – это возможность действовать по собственному усмотрению в различных областях без контроля со стороны правительства или других доминирующих политических структур.

Очевидно, что исходя даже из этих элементарных положений, Казахстан является глубоко недемократическим и несвободным государством. Именно к этому выводу приходят авторы отчета "Фридом хаус" в разделе, посвященном Казахстану, где они анализируют репрессивную практику президента Назарбаева и его ближайшего семейно-кланового окружения. Отчеты за предшествующие годы представляют современную историю Казахстана как непрерывное движение в сторону диктатуры президента и маленькой кучки коррумпировавших его приближенных. В актуальном документе это процесс представляется достигшим своего пика. Вот лишь несколько цитат из этого документа, в которых вещи называются своими страшными именами:

"...Назарбаев и его ближайшие родственники взяли под свой контроль большую часть стратегических ресурсов и распределительных систем страны. Нефтяная и горнодобывающая отрасли, сети трубопроводов и транспортных артерий, службы безопасности и государственные средства массовой информации находятся под контролем ближайших членов его семьи...

...В стране не существует законодательных барьеров, препятствующих Назарбаеву стать пожизненным президентом, поскольку ограничений на количество сроков пребывания у власти, а также на возраст, когда президент обязан уйти в отставку, теперь больше не существует...

...Неограниченные полномочия, предоставляемые президенту Конституцией, подкреплены фактической концентрацией политической власти в руках ближайшего президентского окружения, куда входят члены семьи Назарбаева и другие наиболее доверенные родственники...

...Власти Казахстана прибегают к различным методам борьбы с оппозицией, включая террор, запугивания, принуждение, цензуру, судебные преследования, подкуп и кооптацию. В отношении рядовых оппозиционеров чаще всего применяются нападения, взлом и проникновение в жилище, а также действия, которые обычно квалифицируют как "хулиганство" "неизвестных лиц". Более известные члены оппозиции подвергаются преследованиям, штрафам и клевете...

...В течение краткого периода все крупные оппозиционные газеты, особенно "XXI век", "Дат", "451 градус по Фаренгейту" и "Начнем с понедельника", пользовались определенной свободой. Это продолжалось до выборов 1999 г. Затем, в результате регулярных рейдов, преследований и судебных процессов все они были закрыты...

...Для вынесения приговоров деятелям оппозиции правительство использует ложные показания и сфабрикованные материалы..."


"Фридом Хаус" пользуется огромным авторитетом во всем мире. Эта организация боролась за демократию в Польше при коммунистах, в Чили при Пиночете, против расизма в Южной Африке, за свободу во время Пражской весны и за мир во время войны во Вьетнаме.

После распада Советского Союза у сотрудников "Дома свободы" прибавилось работы, поскольку почти всех все странах СНГ свобода и права человека нарушаются властями постоянно. Отчеты "Фридом хаус" по Казахстану год от года становятся все тревожнее, полнятся все более драматическими примерами преследований.

Ниже с некоторыми сокращениями публикуется перевод раздела Отчета "Свобода в странах мира" за 2001-2002 гг., посвященного ситуации в Казахстане.


ВВЕДЕНИЕ

В первые годы нахождения в должности президент Казахстана Нурсултан Назарбаев достиг больших успехов в том, чтобы представлять свою богатую природными ресурсами страну в виде стабильного многонационального государства, готового к проведению реформ и привлечению иностранных инвестиций под его просвещенным руководством. К концу первого десятилетия нахождения у власти Назарбаев исчерпал большую часть отпущенных ему кредитов реформатора, которые он так тщательно культивировал, а международные СМИ связали его имя с коррупцией в руководстве нефтегазовой отрасли Казахстана.

После того, как на референдуме 1995 г. была принята новая Конституция Казахстана, Назарбаев и его ближайшие родственники взяли под свой контроль большую часть стратегических ресурсов и распределительных систем страны. Нефтяная и горнодобывающая отрасли, сети трубопроводов и транспортных артерий, службы безопасности и государственные средства массовой информации находятся под контролем ближайших членов его семьи. В 1996 г. старшая дочь президента Дарига Назарбаева завладела приватизированным информационным агентством "Хабар", что оказалось серьезным ударом по свободе слова.

Стремительный взлет мужа Назарбаевой Рахата Алиева с влиятельного поста главы налогового ведомства Алма-Аты в 1999 г. до заместителя председателя государственной службы безопасности в 2001 г. подтверждает широко распространенное мнение о том, что Алиев готовился принять бразды правления из рук своего тестя.

Более того, в июне 2000 г. его "карманный" парламент принял закон, согласно которому Назарбаеву был гарантирован пожизненный иммунитет от любых преследований, а также возможность контролировать действия будущих президентов и правительств. Этот закон можно рассматривать как попытку 62-летнего президента обезопасить себя от борьбы за престолонаследие между двумя его зятьями. Второй зять Назарбаева - Тимур Кулибаев -является главой национальной компании "Транспорт нефти и газа", занимающейся маркетингом, транспортировкой и продажей углеводородов. До недавней структурной перестройки компания называлась "Казтрансойл".

В ноябре 2001 г. назарбаевский режим породил кризис, уволив со своих постов нескольких видных реформаторов и технократов, известных как "младотюрки". Среди этих молодых реформаторов, присоединившихся к одному из депутатов парламента в его критике Рахата Алиева, контролирующего все государственные средства массовой информации, были министр труда и социальной защиты Алихан Байменов, заместитель министра обороны Жаннат Ертлесова, вице-премьер Ураз Джандосов, глава Павлодарской области Галымжан Жакиянов. Единственные причины выдворения младотюрков прозвучали из уст премьер-министра Касымжомарта Токаева, сославшегося на "как минимум две попытки покушения" на жизнь президента Назарбаева и "необходимость реорганизации всего кабинета".

Младотюрки, которые выступали за дальнейшую либерализацию экономики и децентрализацию власти, учредили в 2001 г. партию под названием "Демократический выбор Казахстана". Политический кризис, организованный Назарбаевым и осуществленный при помощи двух его доверенных лиц - премьер-министра Токаева и главы национальной службы безопасности Марата Тажина - навеял воспоминания о методах борьбы с диссидентами в Советском Союзе.

Макроэкономические показатели роста и стабильности в Казахстане впечатляют. Однако наряду с этим появляются сообщения о коррупции в высших эшелонах власти, особенно в нефтегазовой отрасли. Правительства западных стран и Центральный банк Швейцарии продолжают расследование по фактам обвинений в коррупции президента и его бывшего премьер-министра, ныне главы государственной компании "Казахойл" Нурлана Балгимбаева. Назарбаев обнаружил, что начинает проигрывать информационную войну, которую ведет коалиция оппозиционных сил на международной арене. Возглавляет эту коалицию проживающий на Западе в изгнании бывший премьер-министр Акежан Кажегельдин, который покинул страну в 1997 г.

ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ

Конституция Казахстана, действующая с 1995 г., устанавливала в стране систему государственного устройства французского образца, сочетающую в себе сильную президентскую власть и республиканскую форму правления. Путем президентских указов и многочисленных поправок к Конституции, принятых послушным ему парламентом, Назарбаев создал политическую систему, наделяющую его неограниченными полномочиями.

В стране не существует законодательных барьеров, препятствующих Назарбаеву стать пожизненным президентом, поскольку ограничений на количество сроков пребывания у власти, а также на возраст, когда президент обязан уйти в отставку, теперь больше не существует. Более того, закон наделяет Назарбаева пожизненной неприкосновенностью от судебных преследований. На январских выборах 1999 г. президент обеспечил свое избрание на новый семилетний срок правления. Эти выборы бойкотировались ОБСЕ и большинством международных наблюдательных организаций. Они осудили отказ правительства зарегистрировать кандидатуру Акежана Кажегельдина - основного соперника Назарбаева – в качестве претендента на президентский пост.

Неограниченные полномочия, предоставляемые президенту Конституцией, подкреплены фактической концентрацией политической власти в руках ближайшего президентского окружения, куда входят члены семьи Назарбаева и другие наиболее доверенные родственники. Усиление контроля двух зятьев Назарбаева над экономическими ресурсами и деловой жизнью страны дает пищу для рассуждений о том, что между ними разворачивается борьба за власть, которую они ведут с помощью своих экономических партнеров. До настоящего момента Назарбаев не выказывал ни предпочтений в отношении своего возможного преемника, ни планов уйти в отставку. Он предоставил членам своей семьи значительные возможности осуществлять свои политические и коммерческие цели посредством государственных структур в обмен на верность с их стороны, таким образом обеспечив надежную основу собственной власти.

Власть премьер-министра в стране в значительной степени поколебалась с тех пор, как в 1997 г. Назарбаев принял отставку Акежана Кажегельдина. Президент назначает премьер-министра и членов его кабинета. Он также может уволить их, когда пожелает. Премьер Касымжомарт Токаев, находящийся на этом посту с 1998 г., заслужил репутацию послушного политика, не связанного с какими-либо кланами, региональными или экономическими структурами.

Нынешний парламент, избранный в октябре 1999 г., стал третьим избранным законодательным органом страны с момента обретения ею независимости. Двухпалатный парламент Казахстана состоит из Сената (верхняя палата) и Мажилиса (нижняя палата). В Сенат входит 39 членов, их срок полномочий составляет шесть лет. Тридцать два сенатора избираются путем непрямого голосования совместным заседанием депутатов маслихатов всех областей страны, а также городов Астана и Алма-Ата. Остальные семь сенаторов назначаются президентом. В Мажилис входит 77 депутатов, избираемых на пятилетний срок.

Многие депутаты парламента тесно связаны с деловыми и финансовыми кругами, имеющими отношение к правящему режиму. Почти половина всех избранных депутатов является "самостоятельными" кандидатами, формально не имеющими никакого отношения ни к одной из политических партий. В отчете ОБСЕ за 1999 г. о ходе парламентских выборов говорится, что 64.7 процента независимых кандидатов "или считались кандидатами различных политических партий, связанных с исполнительной ветвью власти, или проводили верную им политику". В парламенте также наблюдается дисбаланс в пользу этнических казахов, которые получили в нем 58 мест из 77. Только 8 депутатов парламента - женщины.

После 1991 г. в Казахстане возникло великое множество партий и общественных движений, огромное большинство которых было основано представителями власти или силами, пользующимися поддержкой со стороны властей. Такие партии и движения появлялись и исчезали с политического горизонта вместе с основывавшими их политиками. Почти все существующие политические партии поддерживают Назарбаева. Коммунистическая партия и Республиканская народная партия (РНПК) являются единственными исключениями.

Существующим партиям, будь то проправительственные и оппозиционные, недостает организационной структуры, а также активности на местах. Однако Коммунистическая партия, унаследовавшая свою организационную структуру с советских времен, сумела сохранить некое подобие организационной структуры. Она имеет значительное число сторонников среди населения старшего поколения, которое составляет наиболее политически активную часть избирателей. Однако, вместе с тем, и ей не хватает финансовой поддержки и способного руководства.

Хотя президент имеет право запретить любую политическую партию, официально нет никаких конституционных препятствий для образования партии или участия в выборах. Согласно Конституции, президент стоит над всеми партиями. На практике, Назарбаев нередко дает советы, рекомендации и директивы различным проправительственным партиям и выступает в роли их главного патрона и покровителя. В свою очередь, партии клянутся в верности своему президенту. Наиболее ярким тому примером среди проправительственных партий являются "Отан" (Отечество), Гражданская и Аграрная партии.

"Отан" была создана в январе 1999 г. как партия правящего режима. Эта партия использовала свой контроль над центральными, региональными и местными органами для получения наибольшего количества мест в парламенте – 24 – на парламентских выборах в декабре 1999 г. По словам партии, ее ряды насчитывают 300000 членов. Большинство из них – это государственные служащие, которых заставляют вступать в партию против их желания.

Гражданская партия также была основана за два месяца до начала парламентских выборов 1999 г. Она представляет интересы влиятельных промышленных кругов и поддерживается Евразийской группой. По различным оценкам, Евразийская группа производит в настоящее время до одной пятой ВВП страны. Возглавляет ее Александр Машкевич, крупнейший представитель металлургической отрасли и основатель Евразийского Банка Казахстана. Среди других ее членов - руководители шести крупнейших металлургических предприятий Казахстана. В настоящее время бельгийские власти ведут расследование по подозрению о причастности Машкевича и других членов Гражданской партии к делу об отмывании денег и получении 55 млн. долларов от бельгийской энергетической компании "Трактебель".

Аграрная партия, формально являющаяся выразительницей интересов крестьянства и колхозов, является филиалом проправительственного "Отана". Ее руководители - главы колхозов и совхозов Южного Казахстана. Партия "Азамат", основанная в 1996 г. Маратом Ауэзовым и Петром Своиком, а также Народный конгресс Казахстана, организованный Олжасом Сулейменовым, время от времени пытаются проводить независимую политику. Однако им в этом мешает недостаток финансовых средств и отсутствие талантливых руководителей. И Ауэзов (ныне возглавляющий казахстанское отделение Фонда Сороса), и Сулейменов (в настоящий момент представляющий Казахстан в ЮНЕСКО), формально ушли из политики. Малые партии, в которые входят Партия Возрождение, "Азат" и "Алаш", пользуются покровительством режима, однако в парламенте не представлены. Президент позволяет этим партиям проводить дискриминационную политику в пользу этнических казахов в ущерб интересам славянских народностей и иностранцев.

Заслуживающей доверия оппозицией назарбаевскому режиму стала Республиканская народная партия Казахстана (РНПК), основанная Акежаном Кажегельдиным в 1998 г. В нее входят такие видные общественные деятели как Нурбулат Масанов, известный ученый и давний критик режима; Сергей Дуванов, независимый журналист и политический диссидент; Рашид Нугманов, кинорежиссер, в настоящее время проживающий во Франции. Среди заметных членов руководства РНПК – Амиржан Косанов, давний соратник А. Кажегельдина, и Бигельды Габдуллин, редактор независимой газеты "XXI век", закрытой правительством. По сведниям партии, она насчитывает в своих рядах 13 тыс. членов. Наибольшей поддержкой РНПК пользуется в западном и северном Казахстане, а также городах Алма-Ата и Атырау.

Ограниченность средств и уязвимость членов оппозиции в отношении принуждения и подкупа наносят большой урон большинству оппозиционных партий. Однако пресечь деятельность РНПК власти Казахстана так и не смогли, поскольку партия располагает независимой финансовой базой за пределами Казахстана и активно продвигает интересы оппозиции на Западе.

С 1998 г. между назарбаевским режимом и оппозицией идет напряженная информационная война. Начало ей было положено, когда власти Казахстана по надуманному основанию отстранили Акежана Кажегельдина от участия в президентских и парламентских выборах. В то время как назарбаевский режим обвиняет Кажегельдина в растрате денежных средств и злоупотреблении служебным положением, его сторонники из лагеря оппозиции рассказывают в деталях, какую экономическую и политическую власть сконцентрировали в своих руках члены семьи Назарбаева. Они предают гласности открытые ими факты на страницах международных печатных изданий, с помощью сети Интернет и во время своих встреч с западными политиками.

В ответ на обвинения оппозиции Совет Европы отказал Казахстану в предоставлении ему наблюдательного статуса, заметив, что страна пока "не готова" войти в его состав по причине крайней централизации политической власти, отсутствия независимых СМИ и слабого парламента. Постоянная и целенаправленная деятельность ведущих членов РНПК, включая показания в Конгрессе США и встречи с представителями Европейского Союза, ОБСЕ и других официальных структур Запада, сыграла большую роль в решении Совета Европы. По убеждению РНПК, только постоянное международное давление может заставить авторитарный режим, чьим главным источником доходов является экспорт нефти, провести реформы, стать подотчетным обществу и начать диалог с оппозицией. В то же время оппозиционеры полагают, что этот режим органически неспособен к проведению каких бы то ни было экономических или политических реформ.

За последние два года оппозиция добилась определенного прогресса в формировании антиправительственной коалиции. Форум демократических сил Казахстана - оппозиционная коалиция, сформированная в 1999 г. под руководством РНПК, сумела объединить воедино несколько разрозненных групп. В их число входит социалистическое движение "Орлеу" (руководимое Сейдахметом Куттыкадамом), "Азамат", различные русские и славянские организации, Конфедерация свободных профсоюзов и Коммунистическая партия Казахстана. Коалиция была переименована в Объединенную демократическую партию (ОДП), когда ее ряды пополнились еще одной оппозиционной организацией – Народным Конгрессом. ОДП призвало "Демократический выбор Казахстана", движение, основанное изгнанными из правительства младотюрками, присоединиться к ее рядам.

Власти Казахстана прибегают к различным методам борьбы с оппозицией, включая террор, запугивания, принуждение, цензуру, судебные преследования, подкуп и кооптацию. В отношении рядовых оппозиционеров чаще всего применяются нападения, взлом и проникновение в жилище, а также действия, которые обычно квалифицируют как "хулиганство" "неизвестных лиц". Более известные члены оппозиции подвергаются преследованиям, штрафам и клевете. В январе 2001 г. неизвестные лица нанесли ножевое ранение Платону Паку, заместителю председателя независимой партии "Азамат". Сотрудники госбезопасности провели рейды в офисах РНПК в Кзыл-ординской и Восточно-казахстанской областях, уверяя, что это делается в рамках обычных проверок. Сотрудники КНБ, включая самого руководителя этого агентства Рахата Алиева, периодически угрожали видным деятелям оппозиции и пытались их подкупить.

Будучи в советское время многонациональной республикой, за последнее десятилетие Казахстан превратился в государство с доминирующим казахским населением. Согласно переписи населения 1999 г. этнические казахи составляют 53.4 процента против 39.7 процентов в 1989 г. Этнических русских в республике насчитывается 29.9 процентов против 37.7 процентов в 1989 г. Среди других национальностей есть узбеки, составляющие 2.5 процента населения; украинцы - 3.6; татары - 1.7; немцы - 2.4 процента. За последние десять лет население Казахстана сократилось почти на два миллиона или около восьми процентов. В основном это произошло благодаря массовой эмиграции нетитульных этносов, главным образом славян и немцев. Отсутствие сильных этнических движений и их неспособность мобилизоваться и организовать свою деятельность привело к тому, что многие представители славянских национальностей предпочли "проголосовать ногами".

Несмотря на то, что назарбаевский режим приписывает себе заслугу сохранения национальной стабильности, на самом деле он установил иерархическую систему, где коренные казахи пользуются статусом "первых среди равных". В то же время русские и другие неказахские группы продолжают терять свой статус.

Назарбаев взял под свое покровительство создание организаций этнического представительства. Одной из таких символических организаций стала Ассамблея народов Казахстана, основанная в 1995 г. якобы во исполнение рекомендаций Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств. Некоторые из ее членов выдвигаются официально признанными национально-культурными центрами. Президент страны, одновременно являющийся председателем Ассамблеи, выдвигает остальных ее членов. В их число входят академики, художники, писатели, общественные деятели, представляющие различные национальности. У ассамблеи нет юридических прав или представительской базы, и она используется как инструмент кооптации видных деятелей разных национальностей в существующую политическую систему. Ее членов призывают участвовать в "культурной" и "этнографической" деятельности, держась подальше от политики.

Гражданское общество

Назарбаев стремится привлечь политические партии и НПО к осуществлению своей программы по "демократизации общества" и "установлению законности", запланированных в Казахстане на 2030 г. Эта программа представляет собой официальный план реформирования Казахстана вплоть до 2030 г. Однако в стране закрыты практически все независимых СМИ, ужесточена цензура, установлен жесткий контроль государства в гражданской сфере, в обществе наблюдается глубокая апатия. Все это представляет серьезные препятствия на пути развития гражданского общества и установления правового государства.

Закон Казахстана об общественных объединениях, принятый в 1998 г., содержит серьезные ограничения права на свободу собраний. Требование, обязывающее организации получать разрешение властей для проведения публичных митингов является нарушением конституционного права на свободу собраний. Участие в "несанкционированном" публичном собрании или митинге может повлечь за собой арест с последующим разбирательством в суде и наложением штрафа. Лица, осужденные и оштрафованные судом, не могут занимать государственные посты и выставлять свою кандидатуру на выборах. Ст. 337 Уголовного кодекса также предусматривает серьезное наказание за участие в незарегистрированном общественном объединении. В общем, надзор со стороны министерства внутренних дел, правовые ограничения и серьезные наказания многократно усложняют организацию спонтанных публичных акций. Любая организация, образованная по этническому признаку, а также деятельность оппозиции пресекаются особенно жестко.

Конституция позволяет этническим группам официально создавать национальные культурные центры, занимающиеся сохранением своего культурного наследия. Предполагается, что эти центры будут получать поддержку от "родственных" им государств в целях культурного и материального развития соответствующих национальностей, и такая деятельность центров особенно приветствуется. В то же время Конституцией запрещается образовывать общественные объединения или политические партии по этническому, религиозному или националистическому признаку. Немецкие и корейские центры получают наиболее существенную поддержку от близких им стран, а также от отдельных спонсоров, принадлежащих к этим национальностям. Германия выделяет значительную помощь, чтобы поддержать быстро сокращающееся немецкое население и позволить ему остаться в Казахстане. Число немцев в этой стране упало с 930000 в 1989 г. до 300000. Подобным же образом Южная Корея выделяет средства, чтобы помочь этническим корейцам изучать корейский и английский языки, а также другие предметы, которые помогут им добиться конкурентоспособности в условиях рыночной экономики. Однако большинство других национальных центров по-прежнему находятся в зависимости от финансовой поддержки государства, а она является довольно скромной.

Разобщенность русского населения, а также его географическая разрозненность делает невозможным единому национально-культурному центру представлять интересы всех русских. Лад, движение славянского единства и, пожалуй, наиболее активная славянская организация в стране, не подходит на роль "национально-культурного" центра, поскольку не претендует на звание организацией, образованной по этническому принципу и представляющей одну национальность. Вместо этого власти признают украинские и белорусские национально-культурные организации и приветствуют их формальное отделение от Лада. Закон, согласно которому такие центры обязаны проходить регистрацию в министерстве юстиции, представляет собой важный контролирующий механизм. Многочисленные русские и казацкие группы в северо-восточных районах страны попали под особенно плотный контроль. Группы, занимающиеся защитой прав уйгуров, также сталкиваются с препятствиями в своей деятельности и предвзятым отношением, связанным с широко распространенным мнением в правительственных кругах о большинстве уйгуров как о сепаратистах и террористах.

Как и политические партии и общественные организации, НПО должны быть зарегистрированы в министерстве юстиции. НПО, работающие в области социальной защиты, как правило испытывают меньшее давление со стороны правительства, тогда как правозащитным организациям и группам по защите прав национальностей приходится сталкиваться с препятствиями при попытках получить регистрацию и обрести правовой статус.

Препятствия к деятельности НПО имеют скорее неформальный, чем правовой характер. Наиболее распространенным способом контроля со стороны правительства является создание государством сети "независимых" организаций, к которым применяется политика большего благоприятствования при регистрации и выделении финансирования. В то же время подлинно независимые группы подвергаются бюрократическому, финансовому и юридическому давлению. Поддерживаемые государством НПО также являются конкурентами в борьбе за получение зарубежной помощи. Типичным примером является Фонд "Бобек", возглавляемый Сарой Назарбаевой, который занимается детским здравоохранением и благотворительностью. Этот фонд выполняет функцию головной организации, организуя более мелкие НПО и перекачивая в них помощь из-за рубежа.

Финансовое давление вынуждает многие НПО искать пути получения налоговых послаблений, и это, в свою очередь, заставляет организации стремиться обеспечить себе покровительство со стороны режима, чтобы иметь возможность работать, не боясь финансовых проверок. Правительство часто прибегает к налоговым проверкам для устранения из бизнеса впавших в немилость НПО и деловых структур. В результате НПО зачастую приходится добиваться неофициального покровительства режима, чтобы осуществлять свою деятельность, не опасаясь преследований.

Независимые средства массовой информации

Для независимых средств массовой информации оказалось совершенно невозможным выжить в условиях, когда Дарига Назарбаева и Рахат Алиев стали владельцами "Хабара", ныне приватизированного, а в прошлом государственного информационного агентства. Эта пара получила контроль над большинством газет и вещательных каналов через систему других компаний, имеющих доли в этих номинально приватизированных СМИ.

Среди самых известных печатных и вещательных средств массовой информации, контролируемых Назарбаевым и Алиевым - газеты "Время", "Караван", "Новое Поколение", "Аргументы и Факты", "Комсомольская газета", телевизионные каналы "Хабар" и КТК. Выходящая на русском языке Комсомольская правда и печатающаяся на казахском "Егемен Казахстан" являются крупнейшими государственными газетами. Зять Назарбаева, Тимур Кулибаев владеет двумя другими крупными газетами – "Панорама" (через группу "Казкоммерцбанк") и "Деловая газета" (Евразийский банк).

В ежегодных обзорах, подготавливаемых "Фридом Хаус" и посвященных вопросам свободы прессы, в 1992 и 1993 гг. Казахстан характеризовался как "частично свободная страна", а в период с 1994 по 2000 гг. - как "несвободная страна". В 1999 г. нью-йоркский Комитет защиты журналистов назвал Назарбаева одним из десяти злейших врагов прессы.

Короткое время средства массовой информации Казахстана пользовались относительной свободой - в период с 1993 по 1996 год. Этот феномен, к примеру, выразился в подъеме медиагруппы "Караван". Тираж популярной газеты "Караван" был первым по величине в стране. Она предлагала вниманию читателей серьезные журналистские расследования вместе с материалами на грани сенсуализма. В итоге она была поглощена режимом, когда близкие к Рахату Алиеву компании перекупили в 1998 г. большинство акций газеты после непрекращающихся рейдов, запугиваний, налоговых проверок и поджогов. В стране действует 45 независимых вещательных компаний, в том числе 17 теле- и 15 радиостанций, а также 13 телерадиостанций. Однако все передающие вещательные средства принадлежат государству. Выступая в июле 2001 г. с показаниями на слушаниях по проблеме свободы прессы в Центральной Азии Конгресса США, Сергей Дуванов, активный деятель оппозиции и независимый журналист, подчеркнул, что под имеющимся, на первый взгляд, плюрализмом в стране скрывается то, что все эти якобы конкурирующие между собой вещательные компании фактически принадлежат одним и тем же лицам - Назарбаевой с Алиевым.

Закон о средствах массовой информации 1998 г. жестко ограничил свободу СМИ и породил среди них практику самоцензуры. В течение некоторого времени существовал неписаный закон, гласивший, что президент и члены его семьи - выше внимания прессы. Принятый в 1999 г. Закон о государственной тайне узаконил эту практику. По этому закону "информация о президенте, членах его семьи, их экономических интересах и инвестициях является государственной тайной; ее разглашение и публикация сурово карается". Согласно ст. 318, ч. 2 Уголовного кодекса лица, виновные в "оскорблении чести и достоинства президента" могут быть привлечены к уголовной ответственности. Эти статьи часто применяются против журналистов, а также региональных и центральных газет.

Уход Дариги Назарбаевой с поста главы информационного агентства "Хабар" (в настоящее время она является председателем совета директоров) и увольнение Рахата Алиева с должности заместителя председателя КНБ в ноябре 2001 г. не должны вводить в заблуждение, что Назарбаев как-то ослабил свой контроль над прессой. В конце 2001 г. Алиев предъявил иск независимому агентству "Интерньюс Казахстан", которое финансируется Агентством США по международному развитию, за оскорбление его "чести и достоинства". Производство по этому делу продолжалось даже после его увольнения. Через несколько дней после увольнения Алиева коллектив телерадикомпании "Казтелерадио", принадлежащей Алиеву и Назарбаевой, объявил об организации им движения "Солидарность". Движение было создано с целью оградить коллектив от преследований, как утверждалось, со стороны новых сотрудников станции, пришедших после ухода Алиева. Однако организаторы этого движения не смогли назвать ни конкретных фактов посягательств на свободу прессы, ни исполнителей подобных действий.

Другая контролируемая Алиевым компания, КТК ТВ, оставалась закрытой в течение трех дней после увольнения Алиева. Станция возобновила вещание, показав документальный фильм о предполагаемой растрате денежных средств в Павлодарской области (это был камень в огород энергичного руководителя области Галымжана Жакиянова, уволенного на следующий же день), и "преследованиях" за их программы новостей. Представление ближайших сподвижников режима в качестве жертв является на самом деле тактической уловкой для проведения новых чисток в средствах массовой информации. В своем письме, изобилующем терминологией сталинских времен, апологет режима Серик Абдрахманов обвиняет бывшего министра информации и общественного согласия А. Сарсембаева во всех бедах прессы. В письме автор называет Сарсембаева "Лаврентием Павловичем", по аналогии с правой рукой Сталина Лаврентием Берия, который в свое время проводил жесточайшие чистки. Эти голословные утверждения преследуют цель скрыть борьбу за власть и влияние между членами семьи Назарбаева. К примеру сказать, Сарсембаев является впавшим в опалу двоюродным братом Назарбаева.

В течение краткого периода все крупные оппозиционные газеты, особенно "XXI век", "СолДат", "451 градус по Фаренгейту" и "Начнем с понедельника", пользовались определенной свободой. Это продолжалось до выборов 1999 г. Затем, в результате регулярных рейдов, преследований и судебных процессов все они были закрыты. Газета "Дат", выходившая на казахском языке, была закрыта в 1999 г. после того, как ее обязали выплатить штраф в 1 млн. долларов за оскорбление "чести и достоинства президента". Когда газета открылась вновь как двуязычное издание (выходящее на русском и казахском языках) под названием "СолДат" под руководством все того же главного редактора - Ермурата Бапи, против нее были вновь выдвинуты те же самые обвинения. Газета не подчинилась требованию о закрытии, решив печататься в России. Однако весь ее тираж был конфискован казахстанской таможней. В октябре, в отчаянной и безуспешной попытке сохранить издание, газета "СолДат" напечатала 5 копий в 5 разных областях на старом печатном станке. По закону газета, не издающаяся более 6 месяцев, должна снова проходить процесс регистрации.

Единственная полностью независимая региональная газета "Вечерний Атырау" издается в западном Казахстане и также находится под угрозой закрытия. Против редактора газеты и одного из лидеров Республиканской партии Жумабая Доспанова подана серия судебных исков. Темиртас Тлеулесов, автор книги "Шымкентская мафия", рассказывающей о предполагаемой противозаконной финансовой деятельности и других злоупотреблениях властей Южно-казахстанской области, скрывается с 2000 г., когда он подвергся жестокому избиению в Шымкенте.

Газета "Время По" под руководством своего непокорного владельца и редактора Нурлана Аблязова публиковала резко критические материалы как в адрес правительства, так и в адрес оппозиции. Влиятельный бывший министр промышленности Мухтар Аблязов, двоюродный брат Нурлана, все время тайно защищал его. Рахат Алиев подал против газеты "Время По" иск за "оскорбление своей чести и достоинства". Судьба газеты теперь зависит от политической судьбы Аблязова.

Для вынесения приговоров деятелям оппозиции правительство использует ложные показания и сфабрикованные материалы. Лидер проправительственной Партии Возрождение Хасен Кожа-Ахмет подал иск против Нурбулата Масанова за оскорбление в своем интервью "достоинства казахстанского народа". Плохого качества запись отрывков из интервью, которое якобы дал Масанов, была скачена из Интернета и передана по ведущим телевизионным каналам. Масанов отрицает факт существования этого интервью. Никакого расследования по поводу достоверности этой записи и обстоятельств ее происхождения не производилось. Вместо этого суд г. Алма-Аты признал Масанова виновным в "оскорблении достоинства казахстанского народа" и приговорил его к штрафу в размере 10000 тенге (70 долларов). По тому же принципу Данияр Ашимбаев, автор книги "Кто есть Кто в Казахстане", в которой подробно рассматриваются личные связи, предположительно способствовавшие карьерному росту ряда главных лиц режима, был задержан за хранение наркотиков, которые были намеренно подброшены ему властями.

Среди немногих организаций, защищающих права независимых средств массовой информации в Казахстане, можно назвать правозащитную группу "Адил Соз" ("Свободное слово"), поддерживаемую Американским агентством международного развития, а также Ассоциацию независимых электронных средств массовой информации Центральной Азии, которую финансирует ряд международных агентств. За первую половину 2001 г. "Адил Соз" подала иски по 55 случаям нарушений свободы прессы. Ассоциация также выступила с предложением включить в ст. 44 Уголовного Кодекса ряд положений, налагающих на истцов обязательство проявлять "разум и ответственность" при подаче исков о клевете против независимых журналистов. Возникает впечатление, что режим имеет тенденцию поддерживать подобные иски.

К концу 2000 г. число электронных и печатных СМИ в стране упало до 25 и 4000 соответственно. Не имея доступа к независимым СМИ, деятели оппозиции и независимые журналисты обратились к Интернету. В настоящее время в стране насчитывается около 100000 пользователей сети Интернет, и их количество постоянно растет. Образованное городское население Казахстана все чаще начинает обращаться к Интернету, чтобы почитать российские газеты и материалы других независимых информационных сайтов.

Зарегистрированный в Москве сайт "Евразия" (www.eurasia.org.ru) финансируется в основном организацией "XXI Век". На сайте можно найти статьи, критикующие Назарбаева, освещающие подавление СМИ и экономических свобод, а также преследования граждан по причине этнической или религиозной принадлежности. "Евразия" публикует переводы на русский язык статей, содержащих критику режима. Эти материалы собираются из российской прессы, а также различных западных газет и журналов. В их число входит и перевод на русский язык главы о Казахстане из отчета "Страны переходного периода", подготовленного организацией "Фридом Хаус" в 2001 г. Республиканская партия также организует негласное распространение печатных копий материалов, публикуемых на сайте "Евразия".

Рахат Алиев предпринимал неоднократные попытки заблокировать доступ к этому сайту. Это началось в сентябре 2000 г., когда на нем появились статьи, содержащие подробности о многомиллионных взятках, которые выплачивались западными нефтяными компаниями на швейцарские счета, предположительно принадлежащие президенту Назарбаеву. На два крупнейших государственных оператора Интернет-услуг – "Казахтелеком" и "Нурсат" - оказывалось жесточайшее давление с целью заблокировать пользователям доступ к сайту "Евразия".

Борьба с "Евразией" на официальном уровне дошла до абсурдных масштабов, когда сотрудники Комитета национальной безопасности Казахстана (КНБ) по приказу Алиева организовали новый сайт под названием "Азиопа", который представляли как сайт, родственный "Евразии". На "Азиопе" стали появляться серии статей, порочащих оппозицию и некоторых деятелей, впавших в немилость властей. Проправительственная газета "Аргументы и Факты" назвала "Азиопу" делом рук бывших граждан Казахстана, ныне жителей Российской Федерации, клевещущих на жизнь в Казахстане на сайтах "Евразия" и "Азиопа". Когда "Евразия" объяснила, что "Азиопа" является детищем КНБ, последняя обвинила "Евразию" в "терроре" через Интернет.

Правительство оправдывает новую процедуру, обязывающую все информационные Интернет сайты проходить регистрацию, необходимостью "регулировать" поток информации в Интернете. Парижская организация "Репортеры без границ" включила Казахстан в число 20 главных стран, практикующих цензуру в сети Интернет.

ПРАВОПОРЯДОК

Конституционная, законодательная и правовая система

Ни в Конституции, ни в Программе стратегического развития Казахстана до 2030 г. нигде четко не говорится о правовом государстве. Судебная система Казахстана попала под пристальное внимание международных наблюдателей в 2001 г., во время заочного суда над Акежаном Кажегельдиным. Ему были предъявлены многочисленные обвинения, носившие политический характер. Кажегельдина обвиняли в получении взяток, неуплате налогов, использовании служебного положения в корыстных целях на посту премьер-министра и незаконном хранении оружия.

Казахстанская дипломатия зашла так далеко, что даже пыталась вручить Акежану Кажегельдину повестку в суд во время слушаний в Конгрессе США по ситуации с соблюдением прав человека в Центральной Азии, проходивших там в июле 2001 г. Кроме того, в средствах массовой информации публиковалось сообщение, предписывающее Кажегельдину вернуться в страну и предстать перед судом. Однако настойчивые попытки режима добиться возвращения Кажегельдина и конфискации его якобы незаконно нажитых финансовых средств оказались тщетными и обернулись против самого же режима.

В характерно советской манере власти вынудили так называемых свидетелей давать показания против Кажегельдина. В своих показаниях многие сознавались в преступлениях, которые, возможно, и не совершали, но за которые они вполне могли бы быть привлечены к ответственности на основании собственных же ложных показаний.

Кроме того, в марте 2001 г. специальным законом была введена поправка к ст. 284 уголовно-процессуального кодекса. Согласно этой поправке стало возможным проводить судебные процессы в отсутствии подсудимого. Судья Верховного Суда Бектас Бекназаров признал Кажегельдина виновным по всем пунктам обвинения, приговорил его к 10 годам лишения свободы с полной конфискацией имущества и штрафу в размере 11 миллионов долларов в качестве возмещения ущерба, причиненного им государству своими незаконными действиями во время пребывания на посту премьер-министра Казахстана.

В судебной системе Казахстана повсеместно распространена коррупция. Дело обычно решают взятки, а не апелляции в вышестоящие инстанции. Зарплата судей очень низка, и для пополнения своего бюджета они вымогают взятки или иные формы благодарности.

Исполнительная власть, в частности чиновники министерства внутренних дел, нередко вольно трактуют Уголовный кодекс. Полиция на местах зачастую не подозревает об изменениях в законодательстве и просто выполняет указания, спускаемые сверху. Нет закона, карающего за пытки в полиции. Хотя министерство внутренних дел и проводит расследования заявлений о пытках, за самим министерством закрепилась репутация "пыточного ведомства". Правозащитники неоднократно призывали, чтобы случаи применения пыток расследовала прокуратура, а не МВД.

Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности причисляет Казахстан к шестерке или семерке стран, наиболее широко применяющих смертную казнь на душу населения. Оно призвало правительство ввести двухлетний мораторий на высшую меру наказания. По данным Бюро, что из каждой 1000 граждан Казахстана 7 находятся в заключении.

Конституция Казахстана провозглашает права человека, однако в ней ничего не говорится о механизмах их защиты. Она гарантирует равные права всем гражданам вне зависимости от расы, национальной принадлежности или вероисповедания. Казахский язык является единственном государственным языком, и это приводит к тому, что этническим казахам оказывается предпочтение при найме на государственную службу и в сфере образования. Это способствует укреплению в сознании неказахского населения, что они являются гражданами второго сорта. Такой статус казахского языка заставил некоторые школы и университеты перейти с русского на казахский язык обучения.

Коррупция

Жалобы на коррупцию раздаются в отношении всех уровней правительства, бюрократии и системы образования. В 1999 г. Казахстан занимал 84 строчку в списке коррумпированных стран, составляемом организацией "Транспэренси Интернэшнл". В результате подсчета Казахстан набрал всего 2.3 балла по 10-балльной шкале (из расчета 10 баллов – наименее коррумпированное государство; 0 баллов – наиболее коррумпированное). Картина немного изменилась в 2000 г., когда Казахстан занял 65-ю позицию в списке из 91 страны. По этому показателю Казахстан опережает Россию, Киргизию и Азербайджан.

Запрос, направленный назарбаевским режимом в Центральный банк Швейцарии в поисках счета Акежана Кажегельдина, обернулся против самого режима. В процессе расследования власти наткнулись на подозрительные переводы на многие миллионы долларов на счета, принадлежащие Назарбаеву, бывшему премьер-министру страны Нурлану Балгимбаеву, а также многочисленным членам семьи и приближенным президента. Выплаты, производившиеся в государственную казну Казахстана за права на разведку и разработку нефтяных скважин, перенаправлялись на частные счета, контролируемые Назарбаевым, Балгимбаевым и их американским посредником – Джеймсом Гиффеном. В сентябре 2001 г. швейцарская прокуратура подтвердила факт наличия миллионов долларов на личных счетах, имеющих отношение к Назарбаеву и некоторым людям из его ближайшего окружения. На время расследования эти счета были заморожены.

В статье, опубликованной в июльском номере "Нью-Йоркера", говорилось, что компания "ЭкксонМобил" уплатила более 1 млрд. долларов другим зарубежным компаниям согласно плану, разработанному Гиффеном для осуществления нефтяных своп-сделок между Казахстаном и Ираном. Гиффена обвиняют в даче взяток высшим чиновникам Казахстана на сумму по крайней мере 35 млн. долларов. В настоящее время по его делу ведется расследование ФБР. В статье также содержалось детальное описание того, как после продажи 25 процентов в совместном предприятии "Тенгизшевройл", Назарбаев не единожды предъявлял "ЭкксонМобил" различные требования. Среди прочего, он потребовал 1 млрд. долларов наличными, личный реактивный самолет "Гольфстрим", теннисный корт возле своего нового президентского дворца в Астане и четыре мобильных установки спутниковой трансляции для информационного агентства "Хабар".

Назарбаевский режим обвиняет бывшего премьер-министра Акежана Кажегельдина в переводе нефтяных денег из государственной казны на швейцарские счета, однако в ходе расследований, проведенных чиновниками Швейцарского банка, никаких фактов, подтверждающих его причастность к этому выявлено не было.

Известный южнокорейский бизнесмен Чой Сун Юн находится в данный момент под судом в своей стране за дачу Назарбаеву в 1996 г. взятки в размере 10 млн. долларов. Как предполагают, Чой выплатил эти деньги, чтобы получить лицензию на обработку бриллиантов для своей компании Shindongah, а также обеспечить функционирование других своих предприятий в Казахстане.

Точный масштаб коррупции и все ее проявления невозможно задокументировать, поскольку не существует независимых агентств, расследующих обвинения в коррупции. Формально дела о коррупции расследует Генеральная прокуратура совместно с министерствами юстиции и внутренних дел. Однако Генеральный прокурор назначается на должность самим президентом и не подотчетен правительству. Расследования дел о коррупции почти всегда политически мотивированы и санкционированы руководителями из высшего эшелона власти.

Козыкорпеш Карбузов, представитель министерства внутренних дел, сообщил, что в 2000 г. по делам, связанным с коррупцией, был осужден 141 государственный чиновник. Однако у обвинений в многомиллионных взятках, появляющихся в западной прессе, нет ни малейшего шанса быть рассказанными казахстанскими СМИ, а причастные к этим преступлениям лица из числа правящей элиты почти наверняка так и не предстанут перед судом. Политическая элита Казахстан состоит из видных политических деятелей, возглавляющих крупные промышленные группы. Эти промышленные группы зависят от покровительства президентской семьи, однако друг с другом они ведут напряженную борьбу. Режим вовлек в свои ряды многих влиятельных предпринимателей, предложив им политические посты.

Под давлением со стороны режима Булат Абилов, видный представитель молодых независимых бизнесменов, выставил свою кандидатуру на выборах 1999 г. в качестве члена проправительственной партии "Отан". В ноябре 2001 г., два года после получения им места в парламенте, он его лишился, когда покинул "Отан" и присоединился к движению под названием "Демократический выбор Казахстана", основанному уволенными со своих правительственных постов реформаторами. Ермухан Ертысбаев, идеолог режима, утверждает, что "бизнес и власть в Казахстане составляют единый монолит, безусловным лидером которого является Нурсултан Назарбаев – де-юре и де-факто символ и гарант единства народа и государственной власти, соблюдения Конституции и прав и свобод граждан".


Фридом Хаус
02 Sep 2002

Copyright © 1997-2019 IAC EURASIA-Internet. All Rights Reserved.
EWS 9 Wimpole Street London W1G 9SR United Kingdom