Неизбежность обновления
Кризис внешней политики Н. Назарбаева

Эл. почта, 6 августа 2001 года

Фарид МУРТАЗА, Стамбул

Один из европейских политических деятелей давней поры сказал, что война – это продолжение политики, но другими средствами. Вслед за ним можно утверждать, что внешняя политика – это продолжение внутренней политики. Если государство гарантирует свободу слова внутри страны, то оно не станет лгать и скрывать факты в международных контактах. Если с коррупцией дома идет борьба, то за границей дипломаты не станут пытаться раздавать взятки. Если все общественные силы имеют возможность честно бороться за власть, то нет необходимости препятствовать оппозиции в контактах с единомышленниками других стран. Если конкуренция и свободный рынок – не пустые слова, то родня и друзья президента никак не должны контролировать иностранных инвесторов. И так далее…

Стабильность застоя

Июльские слушания в Комитете по международным делам Конгресса США, превратившиеся в настоящий поединок казахстанской оппозиции и официальной дипломатии, привлекают внимание не только своей открытостью и драматизмом. Споры о том, кто выступил убедительнее – конгрессмен Рорбахер или конгрессмен Исса, раввин Коэн или журналист Габдуллин - со временем отшумят. Но проблем внешнеполитического положения Казахстана только усугубятся. Самая серьезная из них заключается в отчуждении страны от мирового сообщества, постепенном исключении ее из “элитного клуба” демократических государств и невольное сползание в сообщество если не стран-изгоев, то стран-невидимок, о существовании которых вспоминают только в случае землетрясения или эпидемии.

В ходе подготовки к слушаниям и после них члены правительства, его лоббисты и дипломаты эксплуатировали для защиты политики Назарбаева два утверждения: “в Туркмении еще хуже” и “стабильность – главное достижение Казахстана”. Они не уловили, что со сменой веков оформилась очевидная смена приоритетов международной политики. Стабильность режимов, неизменность границ, святость национального суверенитета – все это осталось в XX веке. На тех же июньских слушаниях в Конгрессе прямо и однозначно об этом заявил Майкла Пармли, заместителя Госсекретаря США. Он сказал, что чрезмерная “стабильность” режимов Назарбаева и Туркменбаши – это политическая проблема, а не достоинство. А проблемы надо решать.

Ощущая угрозу с Запада, Нурсултан Назарбаев по-прежнему пытается использовать Россию как гаранта своей застойной стабильности. Отчаянный рывок Казахстана в общий с Россией и двумя другими странами “евразийский рынок” не обеспечил первому президенту уверенности. Наоборот, требования, которые предъявляет Россия к своим союзникам, теперь еще жестче и последовательнее. Об этом недавно “Независимая газета” неожиданно для многих написала четко и внятно: “… Дальнейшее продвижение России по пути экономического либерализма будет означать, что-либо Евразийское экономическое сообщество превратится в полную фикцию (ибо потенциал советского типа интеграции уже исчерпан), либо потребуется коренная реформа экономики входящих в него стран, причем маловероятно, что в Казахстане такая реформа может быть реализована руками нынешних властей”. Впрочем, слушания по поводу Казахстана в Москве если проводятся, то пока только закрытые. Поэтому имеет смысл подробнее рассмотреть пейзаж казахстанской внешней политики после битвы на Потомаке.

Дипломатия цветных металлов

В официальной позиции казахстанской власти к дебатам в Конгрессе есть явное противоречие: одни не придают им особого значения, другие считают едва ли ни “последним боем”, в котором все решается. К первым относится МИД и сам министр Идрисов. Министр не нашел ничего умнее, как уничижительно отозваться и о конгрессменах, и о процедуре слушаний вообще. Представители оппозиции немедленно довели высказывание Е. Идрисова до сведения конгрессменов.

Воспользовавшись слабоумием официальной дипломатии, на авансцену внешней политики решили вырваться “общественники” во главе с цвет-мет-полит-работником Азатом Перуашевым. Не полагаясь на МИД и посольство, он поехал в Вашингтон за свои деньги, чтобы “отстаивать честь государства”. Отвага, достойная спортсмена-олимпийца или средневекового рыцаря. Самое забавное, что Перуашев невольно сказал правду: в ситуации кризиса государственной внешней политики представители одной из финансово-промышленных группировок (“Евразийской”, судя по всему) решили закрыть амбразуру. Причем теми телами, какие были в их распоряжении. Иронизировать по поводу состава “группы поддержки” президента Назарбаева не стоит. Там действительно не хватало доярки-комсомолки. Но интересно другое: почему представителям конкретного (в обоих смыслах этого слова) бизнеса показалось опасным то, на что министр иностранных дел предпочел наплевать?

В Вашингтоне существует Американо-казахская торговая палата. Ее сотрудники, наверное, растолковали Александру Машкевичу и его партнерам по бизнесу, какую роль играют конгрессмены и сенаторы в процессе определения политики администрации США. Негативный имидж Казахстана может больно ударить пошлинами и квотами по тем самым цветным металлам, которые “евразийцы” экспортируют в США. Например, в связи с демпингом силикомарганца.

Ранее PR-обеспечением Назарбаева в США занимался пресловутый Джим Гиффен и его адвокаты из конторы "Акин, Гамп, Штраус, Хауэр и Фельд". Но “Казахгейт” объективно превратил президента и его советника в противников: обоим предстоит давать показания перед одним жюри присяжных. Естественная логика защиты - валить ответственность друг на друга. В результате в столице США образовался временный вакуум, который Машкевич и Ко. решили заполнить. Они хотели застолбить за своей группировкой этот сектор государственной жизни. Успех в Вашингтоне позволил бы евразийцам продвинуть Азата Перуашева на пост министра иностранных дел. Предпринимателям, живущим в Европе, свой министр полезен для тушения коррупционных скандалов на “новых родинах” – в Бельгии, Великобритании, Израиле. Одновременно евразийцы надеялись продемонстрировать президенту, что способны “решать вопросы” не только по организации его отдыха в Альпах и обновлению гардероба.

Посольство Казахстана в Вашингтоне, цитадель клановой дипломатии, не могло не саботировать инициативу “выскочек”. Именно поэтому оно пошло на скандал с попыткой вручения судебной повестки А. Кажегельдину в здании Конгресса США. Негативный эффект этой акции дипломатов-профессионалов затмил все возможные успехи дипломатов-общественников.

Однако противодействие посольства не должно рассматриваться как единственная причина провала назарбаевской пропаганды в Вашингтоне. Евразийская группа втянула власти в открытое соперничество с оппозиционными политиками, что стало ловушкой для режима. Официальная и официозная Астана не может более замалчивать полемику в Вашингтоне и ее тематику. В отсутствие оппозиционных СМИ, информация о дискуссии под красноречивым названием “Мочащая Азия. Голос диссидентов” просачивается через “информационные поры: даже из самых кондовых изданий можно понять, на чьей стороне были симпатии участников слушаний и публики. Утверждение неизвестного медиа-магната из Кустаная по фамилии Харченко о том, что он с товарищами убедил в чем-то конгрессменов, у нормального человека вызывают усмешку. Такие харченки давно уже и своих земляков ни в чем убедить не могут.

Слушали-постановили

Объединенная казахстанская оппозиция добилась в Вашингтоне принципиально нового результата. Американцы и казахстанцы общались на одной идейной платформе, опирались на исчерпывающую информацию. Все последние годы факты преследования прессы, репрессий против оппозиционеров, нарушений гражданских свобод тщательно документировались и доводились до сведения международных организаций. Поэтому в выступлениях оппозиционеров звучали не жалобы, а конкретные предложения: что должны были бы предпринять Соединенные Штаты для преодоления победы диктатуры в Казахстане. Эти слова были созвучны мнению большинства конгрессменов, экспертов и позиции Госдепартамента.

Председательствовавшая на слушаниях республиканка Илеана Рос-Летинен открыла заседание жестокими и правдивыми словами: “…В Казахстане президент Назарбаев фактически свел на нет всякое подобие независимого правосудия, свободы прессы практически не существует, лидеры оппозиционных политических партий либо находятся в изгнании, либо подвергаются преследованиям со стороны правительства. Закручивая технологические гайки, правительство даже контролирует сеть Интернет и манипулирует трафиком. В своих действиях правительство фактически не подотчетно никому”. (Очевидно, она имела в виду постоянную блокировку сайта www.eurasia.org.ru, о чем регулярно сообщают международные организации защиты свободы слова)

Чтобы разгадать секрет успеха оппозиции, не надо засылать агентов. Ее тактика сводится к трем “п”: публичности, последовательности и правдивости. На примере резолюции Конгресса №397, принятой осенью 2000 г., легко проследить, как кропотливая работа приносит плоды. Резолюции предшествовал ряд слушаний, инициированных казахстанской оппозицией. Первые из них были посвященных скандальным президентским выборам и прошли летом 1999 г. Перед Комиссией по безопасности и сотрудничеству в Европе выступили не только Акежан Кажегельдин, Виктор Михайлов, Петр Своик и Евгений Жовтис. К конгрессменам обратился тогда и посол Казахстана в США Б. Нургалиев. Его речь представляла собой дежурный набор тезисов о постепенности перехода к демократии, национальном характере и пр. Плюс множество цифр, призванных проиллюстрировать “расцвет свободы”: тысячи неправительственных организаций, сотни независимых СМИ. (Примерно в том же духе через два с лишним года, судя по опубликованному в США тексту, выступил Олег Квятковский).

Прошел год. Посол Б. Нургалиев и тогдашний министр иностранных дел К. Токаев, вероятно, тихо радовались тому, что все позабыто. Но 13 сентября 2000 г. на заседании Подкомитета по Азии и Тихому океану Комитета по международным делам обсуждался и был принят текст резолюции под красноречивым названием "Озабоченность в связи с нарушением прав человека в Центральной Азии и существенным несоблюдением ими обещаний, взятых на себя при вступлении в ОБСЕ".

Астана и посольство Казахстана опять понадеялись на то, что конгрессмены пошумят и забудут. Когда через два месяца Палата представителей в полном составе поддержала резолюцию 397, было поздно подключать лоббистов. Законодатели уже не только протестовали и выражали тревогу. Они требовали действий: “…обращаемся к Президенту, Госсекретарю, Министру обороны и другим официальным лицам США с призывом при каждой возможности на встречах с лидерами центрально-азиатских государств поднимать вопрос о серьезных нарушениях в области соблюдения прав человека, включая невыполнение их обязательств перед Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в области демократии и норм права”.

В той же резолюции 397 конгрессмены “…обращаются к Администрации США обсудить с правительствами других стран-членов ОБСЕ возможные последствия участия в ОБСЕ любого государства региона, неприкрыто и грубо нарушающего свои обязательства перед ОБСЕ в области прав человека, демократии и правовых норм”.

Мнение законодателей в Америке не принято игнорировать. Вот почему Государственный департамент принял самую жесткую редакцию Доклада о соблюдении прав человека в Казахстане. Министр Идрисов и общественник Перуашев могли сколь угодно громко возмущаться этим обстоятельством, но к их словам никто не прислушался.

Тема – коррупция

Буквально за две недели до слушаний в журнале “Нью-Йоркер” появилась сенсационная статья Саймура Херша “Цена нефти”, в которой детально анализировались механизмы международной коррупции – подкупа американскими компаниями казахстанских высших должностных лиц, начиная с президента Назарбаева. Безусловный авторитет журналиста и издания позволили конгрессменам связать продажности казахстанского режима и его борьбу со свободной прессой. Наиболее точно эту мысль выразил в своей речи конгрессмен-республиканец Крис Смит: “…После появления в "Нью-Йоркере" статьи о коррупции в высшем эшелоне власти в Казахстане связь между коррупцией и преследованием средств массовой информации в этой стране становится особенно очевидной. Я полагаю, что наши свидетели смогут сказать нам гораздо больше по этому вопросу, а также рассказать о преследовании независимых и оппозиционных средств массовой информации, которых практически заставили замолчать. В этой связи хочу сказать, что был удивлен, когда узнал о том, что власти не выпустили в Вашингтон двух казахстанских оппозиционеров - удивлен не тем, что казахстанские власти нарушили свободу передвижения, а тем, что они поступили так, чтобы нанести наибольший урон своей, и без того запятнанной, репутации. Или они получили плохой совет от своих дорогостоящих имидж-мейкеров, или они не настолько умны, чтобы воспользоваться хорошим советом”. Ответ на последний вопрос мы попытались дать выше.

Даже представители Государственного департамента, которые по службе должны быть сдержаны в формулировках, на прямой вопрос одного из конгрессменов о том, разделяет ли внешнеполитическое ведомство остроту оценок Саймура Херша, определенно согласились с журналистом. Имеет смысл привести его характеристики президента-коррупционера дословно: “…Сотрудники разведслужб США утверждают, что Назарбаев незаконно присвоил сотни миллионов долларов. Он также щедро делится привилегиями, которые дает ему занимаемый им пост (в его собственном понимании), с членами своей семьи. Его старшая дочь Дарига контролирует национальную телевизионную сеть, а его зять является президентом национальной нефтегазовой компании. Под управлением Назарбаева страна отнюдь не процветает. Социальные условия постоянно ухудшаются, валовый национальный продукт на душу населения составляет всего тысячу триста долларов в год. Внешний долг Казахстана составляет более восьми миллиардов долларов, и это при громадном и постоянно увеличивающемся оттоке капиталов из страны - пятая часть всей денежной массы страны находится в швейцарских банках”.

Тема коррумпированности президента Назарбаева и страха разоблачений, который толкает его на новые преступления против прав человека, звучала в текстах многих представителей оппозиции. Особенно красноречив и эффектен был Бигельдин Габдуллин, ставший известным американским конгрессменам благодаря “Письму 33-х”. В том документе журналист вместе с 32 другими казахстанскими общественными деятелями просил членов обеих палат помочь вернуть деньги, конфискованные у Н. Назарбаева, народу Казахстана.

К своей речи, произнесенной по-английски, Б. Габдуллин приложил документы, свидетельствующие о причастности Н. Назарбаева к расхищению государственных финансов. “…Назарбаев никогда не согласится на проведение честных выборов. Его главная цель – неограниченная вечная власть. Ради нее он нарушил конституцию, подавил демократию, уничтожил гражданские свободы. Но власть для него не самоцель, а средство – средство обогащения. Президент Назарбаев, его семья и ближайшее окружение создали невиданную систему коррупции, сказочно обогатились сами, обокрали народ и развратили своих чиновников. К своему выступлению я прилагаю записку, в которой представлено как, когда и сколько миллионов долларов было получено взяток или украдено государственных денег, где и на каких счетах они хранятся, кто из американских бизнесменов посредничал при получении взяток или помогал при хищении. Это результат расследования, которое опиралось на помощь истинных друзей Казахстана в разных странах”.

Ветеран конгресса, многолетний председатель Комитета по международным делам Бил Гилман в лоб спросил журналиста Квтяковского, готов ли он опубликовать статью Саймура Херша на страницах своей “независимой” газеты? Если бы Квятковский сказал “да”, то Гилман попросил бы сделать это в течение следующих двух недель… На помощь растерявшемуся общественнику пришел Габдуллин, который сказал, что если бы Квятковский это сделал, то должен был бы покинуть Казахстан и искать убежище в Штатах, как это случилось с самим Габдуллиным.

Очевидно, что осенью материалы, представленные Габдуллиным, и материалы двух уголовных расследований позволят конгрессменам рассмотреть вопрос о коррупции в казахстанских верхах с достаточной глубиной. При этом следует помнить, что принуждение к даче взятки называется в Америке рэкетом и преследуется чрезвычайно жестоко. Это - вина Назарбаеву и его судьба. Но с тревогой и обидой за Казахстан приходится ожидать, что наказание грозит и стране - исключение из Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Государство – это он

В нарушении демократических норм, прав граждан и международных обязательств виноваты не народы, а президенты, поскольку все это происходит по их указанию, с их ведома и для их блага. Но лично Назарбаева исключить из ОБСЕ невозможно, как невозможно исключить оттуда одного отдельно взятого “туркменбаши”. Только вместе с государством. Что отчасти справедливо, поскольку элиты Казахстана проявляют полное равнодушие к образу своей страны за границей. Особенно этим грешат журналисты лояльных изданий. Они стремятся оправдать свой цинизм неким “мировым цинизмом”. Газета “Деловая неделя” иллюстрирует этот тезис с удивительным простодушием: “В результате все остались при своих: так называемая оппозиция дала бой и в пух и прах разгромила виртуального противника, МИД Казахстана партизанской вылазкой попытался сбить атакующий пыл, но потерпел неудачу, а Госдеп закрыл очередную папку с надписью “Kazkahstan” и, к успокоению Астаны, продолжил свою политическую линию, замешанную более на энергетической и геополитической заинтересованности, нежели на правах человека и свободе прессы”.

Здесь все – фиглярство. Если оппозиция, то “так называемая”, если противник, то “виртуальный”, если бой, то “воздушный”… Не опускаясь до полемики с провинциальным журналистом, стоит привести только одну выдержку из протокола текущих дебатов в Конгрессе.

“Конгрессмен Крис Смит от штата Нью-Джерси: Хельсинская комиссия, в которой я председательствовал и теперь сопредседательствую, с 1999 г. провела три серии слушаний по Центральной Азии. Базируясь частично на показаниях участников этих слушаний, я предложил резолюцию Конгресса № 397. Она выражает озабоченность Конгресса недостатками демократизации и нарушениями фундаментальных прав человека в Центральной Азии….

Очевидно, что одним из опаснейших вызовов для ОБСЕ является угрожающая ситуация в Центральной Азии, где игнорируются и нарушаются базовые принципы этой организации – фактически с призрением и нарастающим бесстыдством. Туркменский президент Ниязов в декабре провозгласил себя пожизненным президентом. Казахстанский президент Назарбаев - продливший свое пребывание на посту путем референдумов, отмены выборов или выборов инсценированных и нечестных – прошлым летом организовал себе пожизненные привилегии и защиту…

Совет министров ОБСЕ на заседании в Праге фактически консенсусом согласился, что соответствующие меры – включающие политические заявления и другие политические шаги должны быть предприняты в случаях “явных, грубых и непоправимых нарушениях действующих обязательств [в рамках ОБСЕ]. Девять лет прошло с момента подписания пражского документа странами – членами ОБСЕ. С учетом этих явных, грубых и непоправимых нарушений, которые были приведены выше, страны, их допускающие, должны отвечать”.

Обратите внимание на дату – 1 августа 2001 г. После слушаний прошло две недели, но файл “Kazakhstan” не закрыт.

Делать хоть что-нибудь!

Кажется, что именно эта команда звучит в ушах президентских советников и дипломатов. Ощущение кризиса в отношениях с США и разворот коррупционного скандала заставляет Н. Назарбаева доказывать себе и своему окружению, что в качестве национального лидера он скорее жив, чем мертв.

Греция, Хорватия… Руководители вполне демократических государств, зная вкусы гостя, награждают его специальными гостевыми наградами, типа “медали города Афин”. Экономические советники Назарбаева просто принуждают иностранные компании, работающие в Казахстане или намеренные там работать, пробивать визиты “лучшего друга всех инвесторов” в свои государства. Париж, Берлин, Прага, Мадрид – миды в этих столицах изнемогают под давлением лоббистов.

Горечь ситуации заключается в том, что любой зарубежный визит президента идет во вред Казахстану, поскольку вызывает в печати всплеск негативных публикаций, наподобие того, что захлестнул английскую прессу в прошлом году. “Королева награждает клептократа” – заголовок в лондонской “Гардиан” должен был бы бросать Н. Назарбаева в жар всякий раз, когда он примеряет полученный от королевы орден. 

Часть визитов наверняка состоится, от каких-то - Европе удастся увильнуть или понизить их статус. До сих пор поездка Назарбаева в Германию предусматривается как частная, по приглашению баварского премьер-министра, а не федерального канцлера. Она и приурочена пока к знаменитому “Октоберфест” – празднику пива в Мюнхене. Встретится ли Назарбаев с Герхардом Шредером, зависит от того, какой масштаб к началу октября приобретет следствие по “Казахгейту”. Английская королева не избирается, а канцлеру на будущий год идти на выборы. Ему вряд ли нужны заголовки в “Шпигеле” или “Франкфуртер альгемайне” на тему клептократии.

По мере того, как казахстанской оппозиции удается получать все большую поддержку в демократических и правозащитных кругах Европейского Союза, вопрос о правах человека и свободах в Центральной Азии становится ключевым. Визит министра иностранных дел ФРГ Фишера и его встреча с лидерами казахстанской оппозиции наперекор сопротивлению Астаны символизируют тот факт, что у демократических правительств Западной Европы в этом регионе появились новые партнеры.

Во внешней политике Назарбаев упорно “идет по следу” своего соперника Акежана Кажегельдина. Наглядное свидетельство тому – предстоящий визит Папы Римского в Казахстан. Поводом к нему стал прошлогодний политический саммит в Ватикане. В "Юбилейной встрече политиков мира в честь нового тысячелетия" проходившей два дня, приняли участие главы государств, парламентарии и лидеры политических партий, приглашенные Святым престолом. Среди приглашенных в Ватикане присутствовали два политика из стран СНГ - Михаил Горбачев и Акежан Кажегельдин.

Иоанна Павла II считает своим долгом посещать все страны, даже самые бедные и дикие, чтобы принести в них слово своего Бога. Он ездил и на Кубу, где царит самый атеистический из всех режимов. Какое впечатление рядом с Папой произведет Нурсултан Назарбаев, предположить не трудно. Визит Римского понтифика поможет народу Казахстана понять, что такое истинные политические ценности, а пресса всего мира еще раз обратится к теме прав человека в стране.

Вторая смена лидеров

Внешнеполитические поражения болезненны для Нурсултана Назарбаева по многим обстоятельствам. Он искренне не понимает, что в цивилизованном мире нефть не меняют на кровь, газ – на свободу прессы, а медь – на избирательные права. Должно быть и то, и другое, и третье. Если кто-то из лидеров с этим не справляется, то в международном политическом сообществе возникает ощущение, что с этим коллегой работать тяжело. Как с Фухимори, Сухарто или Милошевичем.

Лигитимность Н. Назарбаева первое время во многом базировалась на признании его лично Соединенными Штатами и Россией. Бывший партаппратчик не верил в свое право быть президентом, не верил результатам выборов и референдумов. Но раз уж Вашингтон и Москва расстилают ковровую дорожку, значит – все верно.

Назарбаев регулярно ездил в эти столицы подтверждать свою президентскую квалификацию. Со временем он, как это бывает, стал ненавидеть своих “патронов”: презирал Бориса Ельцина и многократно позволял себе публично намекать на то, что русский президент – пьяница, больной человек. Особенности либеральной внешней политики американских демократов Назарбаев однозначно понимал как слабость, а ее готовность к компромиссам – как глупость. Он был уверен, что может безнаказанно обманывать Билла Клинтона. Когда вашингтонская администрация поняла, что президент Казахстана лжет, обещая честные выборы, национальный диалог, свободу слова и пр., она перестала рассматривать его как партнера. Отчуждение и даже брезгливость, которые Вашингтон демонстрировал в последние два года, вызывали у Назарбаеву истерику – плоть до публичного отказа “задрать штаны и бежать” за Мадлен Олбрайт.

Теперь Нурсултан Назарбаев был бы рад побежать за боевым генералом Пауэлом, да тот не зовет. Поэтому Назарбаеву важно любым способом попасть на встречу с президентом Бушем, убедить его в своей лояльности. С этой целью в Вашингтон один за другим ездили вице-премьер Школьник и министр Идрисов. Теперь, по сведениям из вашингтонских источников, посол К. Саудабаев не уходит из коридоров Госдепартамента, пытаясь уговориться хотя бы на встречу с Бушем в кулуарах очередной сессии Генеральной ассамблеи ООН. (Как известно, на это мероприятие в ООН может приехать любой глава государства, даже Ким Чен Ир. Если бы из Пхеньяна в Нью-Йорк ходили поезда.)

Поскольку встреча Буша и Назарбаева в ООН вполне возможна, то под впечатлением от слушаний по правам человека в Казахстане конгрессмены наверняка заранее обратятся к своему президенту с письмами, в которых потребуют призвать центрально-азиатского диктатора к ответу. Они попросят Буша “наказать Назарбаева долларом”, лишив его правительство помощи. В бюджете этого года Казахстану уже было отказано в представлении миллионов долларов военной помощи по линии Государственного департамента. Так граждане Казахстана, на этот раз – военнослужащие, должны будут отвечать за ошибки и преступления власти.

Продолжение следует.

Эл. почта, 6 августа 2001 года