Руководитель коалиции парламентского большинства, лидер фракции "Ар-Намыс" Феликс Кулов ответил на неудобные вопросы "Азаттыка".

 

 

 

«Азаттык»Феликс Шаршенбаевич, как вы оцениваете сегодняшнюю общественно-политическую ситуацию в стране?
 
 
Кулов: Экономика, я думаю, в очень тяжелом состоянии. Но политическая стабильность есть.

 
«Азаттык»Повсеместно проходят митинги, оппозиция ставит ряд требований. Как вы думаете, ситуация не обострится?
 

Кулов: Во времена Советского Союза я был военным комендантом Бишкека. Я еще тогда говорил, что разрешу проводить митинги. Если акции протеста проходят мирно, то это показатель демократических достижений. Поэтому митингов не боюсь. Если требования поставлены правильно, то мы должны к ним прислушиваться и выполнять их.
 
 
«Азаттык»В вашу поддержку проводилось много митингов, особенно в 2000-е годы. Какую видите разницу между теми и сегодняшними акциями протеста?
 
 
Кулов: Сейчас народ ставит другие требования – экономические. Например, люди выступают против китайской экспансии. Но это неправильно. Запрещение трансформации земель – тоже неверно. Однако митинги для развития политического диалога – это хорошо.

 
«Азаттык»О ползучей экспансии сейчас говорит не только движение «За сохранение Кыргызстана», но и остальное население. Как вы смотрите на это?
 
 
Кулов: Это надо рассматривать с двух сторон. Бизнесмен из Китая или Узбекистана пойдет туда, где ему хорошо, правильно? Второй момент – какая у Китая политика? Они, наоборот, боятся идти на риск. Однако нечистые на руку бизнесмены работают и портят политику.

 
«Азаттык»Мы недавно взяли интервью у Аскара Акаева. Он сказал, что после двух революций инвесторы в Кыргызстан не придут. Инвестиции сейчас - как необъезженная лошадь, если их напугать, то они больше не вернутся. Как вы считаете, возможности поступления инвестиций сократились?
 
 
Кулов: Я говорил с бизнесменами, они сказали, что переждут март, апрель, они боятся, что в это время может что-то случиться. Они придут, если все будет спокойно. Я говорю им, что не надо бояться митингов. Это показатель политической культуры.

 
«Азаттык»: Я тоже хочу вам задать вопрос бизнесменов. Что будет в марте, апреле?

 
Кулов: Ничего не случится, все будет спокойно.

 
«Азаттык»Недавно омбудсмен предложил, чтобы власть и оппозиция пошли на диалог. Есть ли такая необходимость?
 
 
Кулов: Знаете же, в нашем парламенте есть и оппозиция, и пропозиция. Оппозицию, как знаете, возглавляет уважаемый Мыктыбек Абдылдаев. Я официально отправил проект соглашения, который предусматривает, какими должны быть отношения. Документ содержит принципы о том, что надо работать мирно, а если требования справедливы, то будем стараться их исправлять.

 
«Азаттык»Из-за чего была поднята инициатива о заключении такого соглашения?
 

Кулов: Это культура демократии, политического диалога. Соглашение должны рассмотреть две фракции - «Республика» и «Ата-Журт» - и дать нам ответ.

 
«Азаттык»За какое время?
 
 
Кулов: Решение должно быть принято за неделю. Мы отправили документ месяц назад.
 
 
«Азаттык»: Вы знаете, идет судебный процесс по делу о митинге 3 октября. Прокурор дал свои предложения по срокам заключения Ташиеу, Жапарову и Мамытову. Если суд поддержит сторону гособвинения, это не скажется на общественно-политической ситуации в стране?
 
 
Кулов: Решение суда должно быть справедливым и законным. Если будет принято незаконное решение, то это вызовет напряженность в обществе.

 
«Азаттык»Вы верите в справедливое решение?
 
 
Кулов: Я верю в это. Это же предложение прокурора, а адвокаты подсудимых настаивают на прекращении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления. Каким будет решение суда, неизвестно.

 
«Азаттык»Видно, что нет состава преступления? Вы же давали показания в суде?

 
Кулов: Я как юрист, пока не посмотрю документы, не могу ничего сказать.

 
«Азаттык»: Конечно, по этому поводу вы выскажитесь потом. Следующий вопрос: инициатива о роспуске парламента и сегодня актуальна? Как я слышала, некоторые депутаты предлагают обсудить этот вопрос в присутствии президента. Это так?

 
Кулов: Я тоже слышал о самороспуске. Но это неправильно. Во-первых, Мирослав Ниязов говорит о том, что за короткое время парламентская форма правления показала свою несостоятельность. Но опять же, неправильно возвращаться к президентской. У нас 15 лет была такая форма правления, и не дала результатов. Наоборот, произошли две революции. Поэтому надо дать пять лет. Сейчас мы парламентско-президентская республика. Наша партия вносит предложение о новых условиях голосования. Предусматривается, что в каждом округе будет голосование сначала за партию, а потом за конкретного кандидата.

 
«Азаттык»Однако, Феликс Шаршенбаевич, высказывается много недовольства работой нынешнего парламента. Вы, наверное, тоже это слышите. Мы, журналисты, много слышим об этом. Оппозиция тоже обвиняет парламент в плохой работе. Почему появляются такие мнения?

 
Кулов: Я думаю, первая причина в том, что наш парламент работает открыто. Народ недоволен неправильными заявлениями. Поэтому это наносит вред нашей репутации. С одной стороны, это хорошо. У медали есть две стороны. С другой стороны - это показатель демократии.

 
«Азаттык»Парламентская коалиция за два с лишним года три-четыре раза разрушалась и опять создавалась. Сколько проработает возглавляемая вами коалиция? Вы сами верите в то, что она будет работать стабильно?
 

Кулов: Я думаю, власть и парламент должны быть стабильными. Правительство завтра уйдет или нет, народ должен жить хорошо. А если из-за роспуска парламента будет нестабильность, то это плохо. Этот парламент, дай Бог, проработает еще два года. А если будет разрушена коалиция - это не трагедия.

 
«Азаттык»Вы в прошлом году, после выборов в местные кенеши, заявляли о своем намерении уйти с поста руководителя коалиции. Некоторые депутаты из вашей фракции выразили намерение выйти из альянса. Однако все осталось без изменений. Было много предположений, связанных с этим. Это была обида на основных игроков правящей коалиции, оправдание, попытка реабилитации перед однопартийцами или политический торг с другими фракциями? Скажите откровенно.
 
 
Кулов: Почему я хотел уйти из коалиции? Первая причина, я о ней говорил и президенту: было много недостатков во время выборов. Были махинации, и наша партия не смогла пройти в Бишкекский горкенеш. Я сказал, что после того, как моя партия не вошла в горкенеш, я не имею морального права возглавлять коалицию. Это основная причина. Однако члены альянса еще не дали мне согласия.

 
«Азаттык»А вы могли уйти без разрешения?
 
 
Кулов: В нашем положении не прописан порядок ухода. Поэтому…

 
«Азаттык»Ваше предложение так и пылится?
 
 
Кулов: Нет, коалиция не дала мне разрешения.

 
«Азаттык»Чем они это аргументировали?
 

Кулов: Моя хорошая работа и непричастность к нечистым выборам в Бишкеке. Честно говоря, никто не поддержал мой уход.

 
«Азаттык»И ни у кого нет интереса развалить коалицию?
 
 
Кулов: Да.

 
«Азаттык»А у «Ар-Намыса»?
 
 
Кулов: Лишь пять депутатов из «Ар-Намыса» сказали, что надо выйти, но большинство их не поддержало.

 
«Азаттык»Когда во времена Бакиева вы были премьер-министром, на пост заместителя председателя Службы национальной безопасности поставили Жаныша Бакиева. Будучи в то время президентом, Курманбек Бакиев заявил, что дал свое разрешение только из-за того, что это было ваше предложение. Потом и вы это подтвердили. Почему вы тогда поддержали Жаныша Бакиева?
 
 
Кулов: Ко мне зашли министр внутренних дел Мурат Суталинов и Медет Садыркулов, и предложили его на пост замминистра внутренних дел. Они сказали, что он хорошо работает, полковник милиции. Я спросил, знает ли об этом Бакиев, они ответили утвердительно. Когда я зашел к Бакиеву, он сказал: Ты знаешь, что он мой брат, но он не должен из-за этого страдать». Я ответил, сказав: «Правильно, он не должен страдать, но если он туда пойдет, то это заденет и меня, и тебя».


На это Бакиев сказал: «Во время Акаева, когда я был в оппозиции, его не убирали с работы, он чист и хорошо работал, почему он сейчас не может занимать должность?». Я ответил, что внесу предложение, но другое. Я подумал: в системе МВД работает 15 тысяч человек, а в ГКНБ - 1,5 тысячи. Потом я сказал: «Если он пойдет в СНБ, то и тебе, и мне будет хорошо».


Потому что туда каждую неделю поступает информация о работе против власти. «Посмотри, получается как в 37-ом году. Он пойдет туда, и как твой доверенный человек будет оперативно анализировать происходящее, и давать тебе информацию», - сказал я. Бакиев согласился. Он ответил, что это будет правильно, а то давно из СНБ не поступало информации.

 
«Азаттык»Но в парламенте вы сказали, что сами предлагаете Жаныша Бакиева.

 
Кулов: Правильно. Как выглядело бы с этической стороны, если бы я сказал, что его предлагает Курманбек Бакиев? Тогда, по правилам, назначал премьер-министр. Было бы неправильно. Поэтому я сказал, что это мое предложение.

 
«Азаттык»Еще один вопрос о партии «Ар-Намыс». Много говорят о том, что это российский проект, пророссийская партия. Этому есть много примеров. Например, появление движения «Объединенный фронт», вы в 2007 году предлагали собрать подписи и провести референдум для создания конфедерации с Россией, на прошлогодних выборах в местные кенеши флаг «Ар-Намыса» был похож российский триколор, а на баннерах во время предвыборной кампании 2010 года красовался Кулов в компании с тогдашним президентом РФ Медведевым. Как вы можете это прокомментировать?
 
 
Кулов: Это неправильно. Наша основная цель - защита интересов кыргызского народа. Вы знаете, наша партия работает с 1999 года. Россия еще никак не влияла. Что еще сказать? Конфедерация - это аналог Евросоюза. Каждое государство независимо. Это не будет старый СССР. Наше предложение неправильно понимают. Должна же быть интеграция.

 
А теперь о нашем флаге. Он у нас красно-синего цвета. Почему? Тянь-шаньские кыргызы пришли с красными флагами, а енисейские с синими. Они создали союз. На нашем баннере фон оказался белым, и флаг стал напоминать российский триколор, и поэтому нас критикуют.

 
«Азаттык»А фотографию с Медведевым вы специально поставили? Это же не отвечало закону. Вы не знали об этом?
 
 
Кулов: Такое предложение сделал штаб. Но я не знал, почему так вышло. У Атамбаева тоже был такой баннер. Но из-за этого никто же не говорит, что Россия нас поглотила.

 
«Азаттык»Некоторые прозападные политики говорят, что некоторые аспекты отношений с Россией угрожают независимости Кыргызстана, и они придерживаются мнения, что нельзя строить отношения только с РФ. А вы как считаете?

 
Кулов: Это неправильно. Внешнюю политику определяет президент. Он делает правильные шаги. Во-первых, должны быть хорошие отношения с соседями – с Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном, Китаем и Россией. Это – геополитика. Америка – далеко. Поэтому «близкий сосед лучше, чем дальний родственник».

 
«Азаттык»Нашему радио в этом году исполняется 60 лет. Как вы его оцениваете?

 
Кулов: Я думаю, «Азаттык» - уникальное радио. Почему? Во времена Советского Союза мы слушали радио «Свобода» - «Азаттык». Но я был удивлен. Думал, что с приходом независимости «Азаттык» погибнет. По этому поводу высказывалось много мнений. Но, наоборот, случился феномен. Все слушают «Азаттык». Почему? Это справедливое радио, которое дает объективную информацию. Это признак развития. «Азаттык» - лидер. Это не комплимент, а реальный факт. Вы работаете по западным стандартам. Это хороший показатель.

 
«Азаттык»Как «Азаттык» повлиял на вашу политическую судьбу?
 
 
Кулов: Я всегда благодарен. О моей политической деятельности дается только объективная информация и обоснованная критика. В тюрьме разрешали только «Азаттык». В заключении находилось около 600 человек. Для встреч с ними приезжали люди из разных регионов. Они говорили, что слышали о том, что я там сижу, из «Азаттыка». Я спрашивал: «Нет, что ли, другого радио?». Они отвечали: «Нет, слушаем только по «Азаттыку». Это говорит простой народ. Поздравляю с юбилеем!
BK

 

Радио Азаттык