Казахстан входит в ХХI век с полностью нежизнеспособными механизмами государственного развития

 

 

Беда практически всех стран постсоветского пространства заключается в том, что государство как беспристрастный механизм регулирования общественной жизни пока еще очень слабо (а где-то оно уже слабо). Более того, в некоторых странах СНГовии оно доживает свои последние часы. В данном случае я имею в виду государства Центрально-Азиатского региона. Чтобы это понять, нужно вспомнить основные признаки государства.

 

Как известно, основными составляющими государства, без которых оно не может существовать, являются:

 

1) система органов и учреждений, осуществляющих функции государственной власти (аппарат управления, прокуратура, суд, полиция, армия и др.);

 

2) право, закрепляющее определенную систему норм, утвержденных законодательством государства;

 

3) определенная территория, на которую распространяется юрисдикция данного государства;

 

4) население, охваченное влиянием государства и соблюдающее его законы.

 

При отсутствии хотя бы одного из этих признаков государство перестает быть государством.

 

Государственный механизм центрально-азиатских стран проеден изнутри взятыми из прошлого и воскрешенными в современной реальности законами патронатно-клиентальных отношений. Наверное нет необходимости объяснять, что это такое, так как все, в большей или меньшей степени, с ними сталкивались. В современных условиях эти неписаные законы порождают главную болезнь современного государства - коррупцию. Начальник подбирает себе кадры, руководствуясь не интересами государства, а собственными интересами и интересами собственного кошелька. Ценность государственного служащего зависит не от его навыков и умений в деле развития общественного благосостояния и не от того, насколько он полезен государству, а от того, насколько обширна его клиентура, способная этот кошелек наполнять. Такая система рекрутирования кадров ставит под сомнение работу всей системы государственных органов и учреждений - первой составляющей государства.

 

Сейчас в Казахстане сложилась ситуация, когда выбирать президенту этой страны уже не из кого. Все окружение запятнано теми или иными преступлениями против государства, на страже которого они, вроде бы, должны были стоять. Любого находящегося или находившегося какое-то время у власти человека можно привлечь к ответственности по тем или иным основаниям. Если против самого президента ведутся судебные разбирательства, то что говорить о его окружении.

 

Государственников, в хорошем смысле слова, на государственных постах уже не осталось. На самых ответственных местах были расставлены либо родственники президента, либо близкие к его Семье люди (клиенты). Не зря в политический лексикон было введено такое понятие как "Большая Семья".

 

Именно "Большая Семья" подменила собой государство. В этом свете, передача финансовой полиции, основная задача которой заключается в борьбе с коррупцией, под непосредственный контроль президента на самой коррупции никак не отразится. Просто вектор действия этого органа будет четче определен, чтобы случайно не затронуть тех, кого трогать не надо, во избежание повторения ситуации с зарубежными счетами Кажегельдина, вместо которых нашли счета Семьи.

 

Принцип "перед законом все равны, но кто-то равнее", когда можно привлекать к ответственности практически всех, но привлекают только тех, кто выступает против сложившихся механизмов псевдогосударственного устройства, а также наличие, наравне с государственным законодательством, неписаных законов патронатно-клиентальных отношений подвергает сомнению и второй признак государства.

 

Что касается третьего и четвертого признаков - территории и населения, то здесь вроде бы на первый взгляд все более-менее благополучно. Однако совмещение этих двух признаков в казахстанской действительности несет в себе другую потенциальную угрозу для стабильного развития казахстанского государства: огромная, но слабозаселенная, особенно в центре, территория, во-первых, плохо поддается контролю центральной власти, во-вторых, вызывает сильные культурные различия, что влияет на внешнеполитические предпочтения населения Севера и Юга, а кроме того, вызывает у соседних государств желание отхватить хотя бы кусочек такой огромной территории (что мы и видим на примере территориальных споров с Узбекистаном и Китаем).

 

Таким образом, слабость казахстанского государства очевидна. Все четыре его составляющих либо слабы и не эффективны, либо в сложившихся объективных условиях сами в себе несут опасность. А разворачивающиеся в последнее время события в Казахстане свидетельствуют:

 

- сложившийся механизм регулирования общественных процессов подменил собой реальное государство;

 

- выстроенный с самого верха, этот механизм довел страну и общество до критической точки, когда легитимными методами "устаканить" выходящую из-под контроля власти ситуацию становится невозможно;

 

- становится все более очевидным, что государственные механизмы просто перестали работать, а их возрождение чревато серьезными потрясениями.

 

Сама существующая власть в лице тех людей, которые ее воплощают, стала заложницей тех процессов, которые культивировались ею на протяжении всех 10 лет независимости. Вся пирамида власти держится на одном человеке и его уход, добровольный или вынужденный, повлечет за собой разнос всей системы. В условиях развитых кланово-семейных механизмов государственного правления борьба за президентское кресло будет вестись, прежде всего, между родственниками главы государства, которые готовы при первом же подходящем случае занять его место.

 

Эта борьба будет жесткой и жестокой. Борьба многочисленных родственников при заинтересованности внешних игроков и прочих неблагоприятных факторах вполне может привести к окончательному краху государства, без которого невозможно существование и самой страны.

 


Время ПО