В Кыргызстане все-таки произошла революция, а не мятеж или путч, как с пугающей убежденностью уверяет нас президент Назарбаев, ибо последние по определению никогда не могут увенчаться успехом. Пройдя через две первые стадии - борьбу против правящего политического режима и его свержение, кыргызская революция вступила в третью – споры за власть в стане победителей.

 

 

К сожалению, информация из соседней республики поступает крайне противоречивая, а потому верить телеканалам и газетам, особенно российским и казахстанским, следует с большой осторожностью. Мало того, что журналисты и очевидцы, на мнение которых опираются СМИ, видят только кусочки происходящего, они еще и пропускают увиденное через себя. После чего информация проходит самоцензуру редакторов и корректируется с учетом официальной позиции руководства той или иной страны. В результате мы видим и читаем не столько правду о событиях в Кыргызской Республике, сколько то, что хотели бы донести до нас власть имущие.

 

Как это было в Бишкеке

 

Утверждают, например, что захват бишкекского «Белого дома» произошел потому, что Аскар АКАЕВ отказался давать указание о применении силы против собравшихся на площади людей. Между тем большинство СМИ отметило, что сначала митингующие были атакованы силами правопорядка, которых поддержали люди в штатском и с дубинками в руках. Им сначала удалось оттеснить толпу на край площади. И только когда защитники «Белого дома» почему-то отступили, толпа бросилась на них, смяла, прорвалась к зданию и захватила его.

 

По полученной нами информации, события в тот критический день развивались так. Когда несколько тысяч протестующих собрались на площади перед президентским дворцом, ближайшее окружение Акаева, в первую очередь его жена и дети, уговорило президента КР продемонстрировать силу и разогнать митинг с помощью дубинок, не останавливаясь перед применением огнестрельного оружия, если этого потребует обстановка.

 

Планировалось, что отряд специального назначения численностью в триста человек, видимо, подчиненный президентской охране, при поддержке двух сотен сторонников Акаева в гражданской одежде, первым атакует толпу и оттеснит ее от здания. А затем в дело вступят отряды милиции и войсковые подразделения, сосредоточенные за президентским дворцом, которые окончательно разгонят протестующих граждан и наведут порядок в Бишкеке.

 

Однако когда помощники Акаева начали искать министра внутренних дел и руководителя службы национальной безопасности, чтобы дать соответствующие указания, то не смогли найти их. Последние, лучше окружения Акаева понимая, что может случиться после пролития крови, грубо говоря, «отморозились». В результате атака президентских защитников захлебнулась. Не получив поддержки милиции и военных, те остановились, так как дальнейшее давление полутысячи бойцов на толпу численностью до десяти тысяч человек на неогороженной территории площади оказалось бессмысленным.

 

В итоге произошло то, что произошло. Когда защитники «Белого дома» отступили, неорганизованная, но сильно обозленная толпа пошла за ними. Она закидала камнями президентскую «гвардию» и, захватив здание, свергла Акаева. Президенту КР не оставалось ничего иного, как покинуть город, а затем и страну. По нашей информации, он на вертолете перелетел на территорию Казахстана в Байсерке, затем вместе с семьей переехал в Боровое, где жил в резиденции Нурсултана Назарбаева. И уже оттуда перебрался в Москву.

 

Пять факторов влияния

 

Трудно понять, почему официальная Астана отрицала, что свергнутый президент находится на нашей территории. Но можно предположить, что Нурсултану Абишевичу в принципе не хотелось признавать, что действующий глава государства может быть отвергнут своим народом и изгнан.

 

Как бы то ни было, очевидно, что революция в Бишкеке носила отнюдь не «бархатный» характер, есть погибшие и раненые, очень сильно разграблен город. Она оказала и окажет в будущем серьезное влияние на нашу республику. Дело не только в том, что мы соседи в буквальном смысле слова и от Бишкека до нашей границы менее тридцати километров – двадцать минут на легковой машине.

 

Во-первых, если события в Кыргызии развернутся наихудшим образом и превратятся в гражданскую войну – она будет происходить буквально у нас на коленях. Ведь межгосударственная граница практически не прикрыта, и противоборствующие отряды смогут «забегать» в Казахстан в поисках укрытия или пропитания.

 

Во-вторых, в условиях безвластия у соседей могут образоваться очаги терроризма на религиозной основе, что, с учетом наднационального характера ислама, способно занести его и к нам.

 

В-третьих, обострение ситуации на юге Кыргызии и соответствующее ухудшение межнациональных отношений могут «поджечь» Ферганскую долину, тогда «загорится» и Узбекистан.

 

В-четвертых, Казахстан будет отрезан экономически от кыргызских трудовых ресурсов, сельхозпродукции, товаров легкой промышленности, а также китайских товаров, которые поступают к нам транзитом через соседей.

 

В-пятых, и власть, и оппозиция теперь будут действовать под впечатлением событий в Бишкеке.

 

«Рубикон» еще не перейден

 

Судя по всему, оппозиция кыргызскими событиями сильно воодушевлена. Общественное движение «За справедливый Казахстан» и ликвидированная по суду Народная партия «Демократический выбор Казахстана» публично поддержали кыргызскую революцию. Очевидно также, что события в соседней республике ускорили создание новой партии «Алга, ДВК!», о чем было объявлено в Алматы на этой неделе.

 

Реакция казахстанских властей пока невнятна. И хотя Нурсултан Назарбаев заявил, что случившееся в Кыргызии стало результатом экономического неблагополучия и слабости государственной власти этой страны, а правительство решило закрыть границу, непонятно, что же будет делать «суперпрезидент» - далее ужесточать политический режим или, наоборот, пытаться договориться с оппозицией как демократической, так и в собственном лагере.

 

В этом смысле революция в Кыргызстане снова поставила и казахстанскую власть, и оппозицию перед выбором – переходить «рубикон» или нет. И поскольку пока ведущая роль принадлежит правящему политическому режиму Назарбаева, ему выбирать – продолжать конфронтацию или начать примирение. И тогда уже оппозиции придется выбирать – соглашаться на переговоры, рискуя быть в очередной раз обманутыми, или все же втягиваться в диалог.

 

Пока все говорит о том, что власть достаточно сильно если не испугана, то расстроена и раздражена. Зато очень сильно «повелись» те, кто питается от этой власти. В частности Аграрная и Гражданская партии, представляющие и защищающие интересы крупных землевладельцев-латифундистов и промышленных магнатов. Они дошли до того, что объявили о создании фронта в защиту существующего порядка вещей и даже пообещали взяться за оружие. Где они, кстати, собираются его брать, не очень понятно.

 

Особенно умилило меня утверждение лидеров блока Аист, что в парламенте должны сидеть те депутаты, которых туда выбрали. Хотел бы напомнить Александру МАШКЕВИЧУ и прочим, стоящим за спиной «АгроГраждан», что именно расхождение по этому вопросу и привело к революции в Кыргызстане. Там почему-то посчитали, что в парламенте должны представлять интересы народа те люди, которых выбрали избиратели, а не те, кого туда затолкали Центризбирком и местная власть.

 

Чем хуже, тем лучше

 

Можно прогнозировать, что теперь все проназарбаевские СМИ и политологи в один голос начнут запугивать казахстанцев - дескать, события в Бишкеке обязательно повторятся у нас, если оппозиция будет настаивать на своем, а граждане не поддержат Нурсултана Абишевича. Ну а мы бы сделали другой вывод: демократическая оппозиция должна стать настолько сильной, чтобы взять власть в свои руки легитимным путем, а после этого не допустить выброса темных настроений и предотвратить вакханалию.

 

Конечно, этот вывод вряд ли понравится господам Назарбаеву, Тасмагамбетову, Ахметову, Кулибаеву, Машкевичу, Киму и прочим, но сегодня они уже не способны заставить всех нас думать по-иному. Диалектика политического процесса в нашей стране заключается в том, что в противостояние с властями ежедневно вовлекаются тысячи людей.

 

У одного на селе отобрали землю, которую человек обрабатывал, и он с многочисленной семьей остался без средств к существованию. Второго в городе насильно лишили земельного участка, выплатив мизерную компенсацию. Третьего избили и ограбили стражи порядка. Четвертый не смог найти правосудия в суде, потому что оппонент богат и дал взятку. Пятый не может устроиться на работу, потому что с него требуют «бакшиш». Шестого обидел начальник, опять собрав деньги на «той» по поводу приезда высокого руководства. Седьмому пришлось отдать здоровье на производстве, а взамен мизерная пенсия.

 

Вся эта масса никогда не поддержит правящий режим, в лучшем случае она будет бояться, что после прихода к власти оппозиции, лично ему станет еще хуже. Но все равно какая-то часть людей начнет сопротивляться, хотя бы внутри себя. После таких эмоциональных вспышек, как это случилось после событий в Кыргызстане, кто-то из них открыто выступит против произвола, насилия и коррупции. И тогда правящий политический режим своими репрессиями загонит этих людей в оппозицию.

 

В этом смысле правы те, кто утверждает, что оппозиция производна от власти. Другое дело, что они прямолинейны и подразумевают, что оппозиция не может быть лучше власти. Мы же считаем иначе: чем хуже власть, тем больше она способствует выделению из общества оппозиционных элементов, их сплочению и активизации.

 

Поэтому проблема стоит не так, как утверждает власть - оппозиция должна осознать свою ответственность перед народом и прекратить действия, направленные на раскол и обострение, а иначе – власть должна осознать свою ответственность и начать диалог с оппозицией, чтобы не допустить дальнейшего раскола и обострения ситуации внутри страны.

 

При этом площадки для переговоров вроде НКВД нет смысла предлагать. Разговоры через посредников вроде Булата УТЕМУРАТОВА и через подушку марионеточных пропрезидентских партий - пустая трата времени. Кстати, в Интернете появилась любопытная расшифровка аббревиатуры НКВД, которая все разъясняет лучше сотен статей, – «Назарбаевская кухня виртуальной демократии». Так что заявление некоторых новоявленных членов Национальной комиссии по вопросам демократизации и гражданского общества, что именно это образование является истинной оппозицией в стране, можно назвать лучшим анекдотом недели.

 

Как аукнется, так и откликнется

 

Мы бы порекомендовали Нурсултану Абишевичу почаще вспоминать о том, что его бывший сват и коллега оказался отвергнутым народом. И безоружной толпы, двинувшейся на Бишкек, оказалось достаточно, чтобы президент-демократ отбыл в политическое изгнание. Возможно, государственная власть в Казахстане действительно посильнее, чем в Кыргызстане, хотя на деле этого еще никто не проверял – несколько мирных митингов, организованных ДВК, не в счет.

 

Но не будем забывать законы политической «физики»: форма и сила воздействия определяет форму и силу противодействия. Поэтому, пытаясь силовым путем ликвидировать оппозицию и заставить людей позабыть о своих свободах и гражданских правах, Нурсултан Назарбаев создает потенциал, который когда-нибудь реализуется уже против него.

 

Что же касается событий в Кыргызстане, то нашим соседям действительно не повезло с первым президентом. Он, как и первый президент СССР, оказался политическим «импотентом» - желания есть и разнообразные, а силы и силы воли нет. Г-н Акаев, оказавшись в безопасности на территории России, теперь шлет по интернету письма-обращения к народу Кыргызстана.

 

Воистину, судьба Акаева печальна – стал главой государства на волне энтузиазма народа после распада Советского Союза, почти пятнадцать лет руководил страной и добился единственного успеха – поделил ее между родственниками. А когда власть стали вырывать из рук, не смог ни бороться за нее, ни отдать другому человеку.

 

Судя по письмам-обращениям, Акаев еще не потерял надежду вернуться в страну. Шансы на это у него есть, но при одном условии: он осознает, что в стране произошла народная революция, и, как любое активное действие масс, она сопровождалась эксцессами, в которых он виноват более других. Пока же первый президент КР продолжает считать себя законно и всенародно избранным главой государства, утверждает, что в стране совершен антиконституционный государственный переворот, а власть была свергнута кучкой безответственных политических авантюристов.

 

Особенно смешны объяснения, почему Акаев как президент не остановил вакханалию бесчинств, не применил силу. Оказывается, он не способен дать соответствующее указание, даже по отношению к кучке авантюристов, и никогда не станет на путь силовых акций против своего народа. И вообще покинул страну, чтобы избежать кровавых эксцессов, и к тому же временно.

 

Любопытно также заявление беглого главы соседнего государства, что путч сорвет приход в страну крупных инвестиций, о которых Акаев якобы уже договорился. И что события в Бишкеке опозорили весь Кыргызской народ. Нам-то кажется, что если кто и опозорил страну, так это сам Акаев - своим непотизмом, непротивлением коррупции, равнодушием к положению народа, отказом разговаривать с оппозицией и находить компромисс, наконец, своим непрофессионализмом в качестве главы государства.

 

...Конечно, государственная власть в Казахстане посильнее, уровень жизни у нас повыше и Нурсултан Назарбаев - не чета Аскару Акаеву. Но вот методы борьбы с оппозицией у них одни и те же, да и аргументация в пользу действующей власти удивительно похожа. Неужели непонятно, что в таком случае отличны только количественные значения факторов политического процесса, а результат их взаимодействия будет таким же – или власть прислушается к народу, или народ выбросит текущую власть на свалку истории.

 

 

 

Республика