Известие, что подозреваемые в совершении взрывов, прогремевших 15 апреля на финише Бостонского марафона, связаны – пусть даже весьма непрочно – с Казахстаном, привлекло нежелательное внимание к этой богатой нефтью центральноазиатской республике, граничащей с Кыргызстаном, откуда происходит семья двух подозреваемых.

 

 

Казахстан оказался в центре внимания СМИ, когда 20 апреля под Бостоном были арестованы два казахстанских студента по обвинению в нарушении иммиграционного режима после допроса в полиции о своих связях с подозреваемыми в организации взрывов – Тамерланом Царнаевым, убитым в ходе перестрелки с силовыми структурами, и его братом Джохаром, который находится в настоящее время в больнице и которому предъявлено обвинение в применении оружия массового поражения с целью причинения смерти.

 

Дополнительно также выяснилось, что дядя подозреваемых, Руслан Царни, работал в свое время в нефтяном бизнесе Казахстана и общался с влиятельными фигурами из окружения Тимура Кулибаева, зятя президента Нурсултана Назарбаева. В силу этого общения Царни позднее дал показания в британском суде в пользу беглого казахстанского олигарха Мухтара Аблязова – заклятого недруга Нурсултана Назарбаева, сообщил 22 апреля журнал «Форбс-Казахстан».

 

После совершенных терактов американские СМИ уделили немало внимания Царни, заклеймившему своих племянников «неудачниками» и раздающему интервью о якобы имевшей место радикализации идей у Тамерлана.

 

Как явствует из некоторых сообщений прессы, братья Царнаевы проживали какое-то время у своего дяди в коммерческой столице Казахстана Алматы, а потом перебрались в Соединенные Штаты. Правда, согласно заявлению внешнеполитического ведомства Казахстана, власти не располагают фактами, подтверждающими подобные сведения. Как и в Кыргызстане, где Царнаевы жили целый ряд лет, в Казахстане проживает чеченское нацменьшинство, оказавшееся в Центральной Азии в результате сталинских депортаций.

 

Царни, корпоративный юрист, занимавший ряд высокопоставленных должностей в нефтегазовой отрасли Казахстана, выступил свидетелем на процессе по иску о финансовом мошенничестве в размере 6 млрд долларов, поданном против Мухтара Аблязова казахстанским «БТА Банком», который тот возглавлял до своего бегства из Казахстана в 2009 году, когда банк подвергся принудительной национализации.

 

В свидетельских показаниях, предоставленных в 2010 году в рамках судебного разбирательства в Высоком суде Лондона по иску о мошенничестве, поданном против него «БТА Банком», Аблязов – пустившийся в 2012 году в бега после того, как лондонский суд приговорил его к тюремному сроку за неуважение к суду – ссылался на показания Царни в подтверждение своей версии событий.

 

По утверждению Аблязова, свидетельские показания Царни подтверждают его линию защиты (оспариваемую «БТА Банком»), состоящую в том, что данное финансовое учреждение прямо или косвенно контролировалось Назарбаевым, а к «контролю над действующим управлением банка был самым серьезным образом причастен» круг заинтересованных лиц, близких Кулибаеву.

 

Связь между Царни и Аблязовым представляется неясной, но как следует из опубликованного в Интернете бизнес-профиля, некий Руслан З. Царни на определенном этапе являлся корпоративным юристом зарегистрированной в Великобритании компании Nelson Resources Limited, имеющей нефтегазовые интересы в Казахстане.

 

Речи о противоправных действиях самого Царни не идет; данная связь лишь дает основания полагать, что Царни мог некогда иметь друзей среди высокопоставленных деятелей Казахстана, раз Аблязов счел его достаточно значимой фигурой, чтобы попросить дать свидетельские показания. Это также свидетельствует о том, что Царни был готов дать показания в пользу недруга Назарбаева в громком деле, что вызвало неудовольствие Астаны.

 

Два арестованных в Бостоне студента из Казахстана, фигурирующих в казахстанских СМИ как Диас Кадырбаев и Азамат Тажаяков, тоже имеют некоторое – как представляется, весьма опосредованное – отношение к братьям Царнаевым, связанное, судя по всему, исключительно с их знакомством по учебе.

 

Как рассказал 23 апреля информагентству Tengri News отец Диаса Кадырбаева, данных двух студентов полиция сначала принялась допрашивать потому, что «мой сын дружил с [Джохаром] Царнаевым в студенческом кампусе, общежитии». Потом студентов «выпустили в связи с непричастностью» к терактам, а затем вновь задержали в связи с нарушением визового режима, поведал родитель.

 

Двум данным студентам вменяется в вину всего лишь нарушение визового режима, однако пресса подняла вокруг них шум из-за опубликованных фотографий машины, которой они якобы управляли и на номере которой значилось «Террорист №1» («Terrorista #1»). По словам Мурата Кадырбаева, эти номера – «подарок испанских друзей», «своеобразный прикол, шутка, которая на сегодняшний день драматически оборачивается».

 

22 апреля МИД Казахстана распространил заявление, в котором говорилось, что Астана находится на связи с должностными лицами США в связи с данным делом. «Мы вновь хотел бы подтвердить свою открытость к сотрудничеству с государственными органами США по данному вопросу и подчеркнуть, что Казахстан решительно осуждает терроризм и террористические акты в любой форме», – отмечалось в документе.

 

Внимание СМИ в связи с подобными смутными связями – явление нежелательное для Казахстана. Астана является верным союзником Вашингтона в войне с терроризмом. Казахстан предоставил натовским войскам разрешение использовать свою территорию для транспортировки техники в Афганистан и обратно, и оказывает дипломатическую поддержку силам Запада в регионе.

 

В последние два года Астана столкнулась с экстремистской угрозой на собственной территории. Начало было положено первым в истории Казахстана терактом террориста-смертника в мае 2011 года. Затем в результате отдельных инцидентов 2011 и 2012 годов погибли по меньшей мере 70 человек, главным образом из числа представители силовых структур и предполагаемых преступников.

 

В ответ Астана развернула наступление на радикализм, приняв новый скандальный закон о религии, введя серьезные ограничения на деятельность религиозных объединений и взяв под стражу множество подозреваемых в причастности к терроризму (по официальным данным, в 2012 году было осуждено 105 человек).

 

Как свидетельствует демографический профиль осужденных по обвинению в осуществлении или организации терактов, в массе своей это молодые мужчины, казахи по национальности, что дает основание полагать, что казахстанский экстремизм особо не приживается среди представителей многочисленных нацменьшинств республики – к числу которых относятся и чеченцы.

 

Джоанна Лиллис

 

Дата публикации: 29-04-2013 / Источник: Eurasianet